Омские общественники и ученые решили «распутать узел»

Общество

Омские общественники и ученые решили «распутать узел»

Омские общественники предлагают консервацию Красногорского гидроузла на Иртыше. Не остались в стороне и ученые, которые в строительстве плотины нашли множество минусов.

По сообщению Российской Газеты, в регионе назревает скандал: общественники, обнаружив изъяны в строительстве Красногорского гидроузла на Иртыше, предлагают свернуть проект. По их мнению, сооружение может принести Омской области больше вреда, чем пользы. А значит, гидроузел после метрополитена и международного аэропорта в Федоровке может стать уже третьим крупным недостроем в регионе.

Напомним, что еще совсем недавно стройка шла полным ходом и не вызывала особых нареканий, да и в Водной стратегии РФ на период до 2020 года Омская область была отнесена к территориям, которые испытывают острый дефицит водных ресурсов. Вследствие этого необходимость возведения гидроузла на Иртыше не вызывала сомнений и была приурочена к 300-летию Омска.

По замыслу авторов проекта, инженерное сооружение должно было избавить регион от дефицита воды в случае активного пользования ресурсами Иртыша Казахстаном и Китаем, где идет постоянное строительство оросительных каналов. Одним из доводов в пользу проекта стало и судоходство, пострадавшее из-за обмеления реки. Из-за маловодности река не может также в полной мере самоочищаться, поэтому многие годы на Иртыше не открывают купальный сезон.

Из четырнадцати вариантов размещения гидроузла, предложенных конкурсным экспертам, как наиболее экономичный был выбран Красногорский створ. В ценах 2010 года проектная стоимость объекта превышала восемь миллиардов рублей. Возводить гидроузел предполагалось на условиях софинансирования из федерального и областного бюджетов, а, по условиям госконтракта, строительство объекта должны были завершить в конце 2014-го года. Однако возникли непредвиденные обстоятельства – банкротство генподрядчика в лице НПО «Мостовик». В результате котлованы были заброшены, и в настоящее время, чтобы их не размыли паводковые воды, из региональной казны приходится выделять уже незапланированные миллионы рублей. Усугубляет финансовое положение и то, что щедрые бюджетные авансы застройщику обернулись долгами и судами.

Претензии за невыполненные работы к НПО «Мостовик» составили около 1,2 миллиарда рублей. Работы на гидроузле выполнены на 4,5 миллиарда рублей,

– цитирует министра промышленности, транспорта и инновационных технологий Виктора Белова Российская Газета.

Между тем, остановленная стройка, завершение которой с каждым днем все больше дорожает, начала вызывать у общественников скепсис, ставший очевидным при проведении круглого стола, организованного региональным отделением Общероссийского народного фронта (ОНФ). В мероприятия приняли участие и областные чиновники, а также экологи, географы и представители правоохранительных органов, но ни один из трех десятков не высказался в защиту гидроузла.

Так, по мнению экологов, место для строительства Красногорского гидроузла было выбрано неудачно, поскольку его возведение втрое замедлит течение Иртыша, и река попросту зацветет. Эксперты ОНФ, в свою очередь, считают, что подъем уровня воды на 3,5 метра подтопит нефтеналивные причалы Омского нефтезавода, дачные участки и старый мусорный полигон Советского административного округа. Географы добавляют, что, если в Иртыше поднимется уровень воды, то придется искусственно наращивать берег. Экономисты же констатируют, что в утвержденную шесть лет назад смету работы точно не уложатся.

Ученые отметили и еще одно обстоятельство: прошло более 10 лет с того момента, как авторы проекта заявили об опасности обмеления Иртыша, но явных признаков этого так и не было зафиксировано. Кроме того, в последние два года Омская область, напротив, страдает от обильного паводка, а высокая вода держится до середины лета.

Нет у нас вододефицита. И промышленное развитие Китая на это не влияет, поскольку регион питают не воды Черного Иртыша, берущего начало в КНР, а притоки, пополняемые постоянными объемами влаги, идущими с Атлантики и Алтая. Причиной же обмеления Иртыша стала промышленная добыча песка, которая существенно «посадила» уровень реки,

– сделал вывод Игорь Вяткин, председатель Омского филиала Территориального фонда геоло
гической информации по СФО.

Примечательно, что ученые сомневаются не только в экологической, но и экономической выгоде Красногорского гидроузла.

В российской истории строительства плотин на равнинных реках омский проект – единственный, в который не включено ни возведение моста, ни гидроэлектростанции. Таким образом можно было хотя бы решить транспортную проблему или задачу выработки электроэнергии. Между тем после завершения строительства гидроузел, который не сможет приносить никаких дивидендов, потребует обслуживания, а значит, и новых значительных бюджетных затрат. Так, может, и не стоит завершать эту стройку и не будить лихо, пока оно тихо? Как, например, это сделали в Кемеровской области, где остановили возведение гидроузла, когда поняли, что сланцы шахт и ртутные месторождения могут не выдержать напора воды,

– добавил Игорь Вяткин.

Тем не менее, просто бросить объект нельзя: с водой шутки плохи.

Основание левобережных конструкций гидроузла требует экстренного укрепления. Да и правобережные надо срочно доводить до ума либо надежно консервировать. Подача электричества на объект осуществляется крайне нерегулярно и это тоже тревожный симптом,

– пояснил Вячеслав Васильев, руководитель рабочей группы ОНФ и депутат Омского городского Совета.

В результате, по данным регионального Минпрома, вместо «Мостовика» объектом займется другой подрядчик – филиал московской объединенной энергостроительной корпорации «ОЭК-Гражданское строительство», а в текущем году на усиление сооружений и восстановление системы водопонижения в котловане нужно будет порядка 365 миллионов рублей.

Резюмируя вышесказанное, трудно сказать, что будет в итоге: консервация объекта, к которой склоняются общественники, или продолжение строительства. Судя по всему, обсуждение темы обязательно будет продолжено, да и экономистам еще предстоит подсчитать новые расходы. Однако остается еще один главный вопрос – простят ли региону бесцельно потраченные деньги?

ОмскПресс