Омские микрохирурги «пришили» пальцы

Общество

Омские микрохирурги  «пришили» пальцы

В клинический медико-хирургический центр министерства здравоохранения Омской области (в зданиях бывшей МСЧ-10) Виталия Нестеренко доставили по «скорой» в 7.30 утра. А беда случилась с ним полутора часами раньше – в результате травмы он лишился 2, 3, 4 и 5-го пальцев на правой руке…

В акционерном обществе «Омскполимер» работают в четыре смены. У Виталия заканчивалась ночная, и то ли сам оплошал, то ли не сработала система защиты автоматической линии, на которой он штамповал пластиковые изделия для ширпотреба, да вот сообразил, очнувшись после болевого шока, попросить товарищей по работе собрать в целлофановый пакет то, чего лишился. И читал, и по телевизору смотрел, и в армии, из которой недавно вернулся, отслужив срочную, просвещали: нынче врачи не то что пальцы – руки и ноги приживляют. И не где-нибудь за тридевять земель – бывает, и в родном ему Омске. Насчёт ног пока ничего сказать не можем, а вот что омские травматологи-ортопеды несколько лет назад реплантировали кисть руки – правда.

Медики «скорой», оказав первую помощь пострадавшему, привезли вместе с ним в медико-хирургический центр и контейнер с отчленёнными пальцами. В контейнере, правда, не было, как полагается, льда, который гарантирует сохранение жизнеспособности частей тела определённое время. У плеча оно, к примеру, – 6 часов, предплечья – 12, а у фаланг – до 24 часов. И в случае с Виталием можно было рискнуть – 90 минут без холода не крайний срок. Но только со вторым и третьим пальцами, отчленёнными, как говорят врачи, в блоке. Четвёртый и пятый оказались размозжёнными с поражением сосудисто-нервных пучков настолько, что их реплантация была невозможна.

Оперировал Виталия Нестеренко травматолог-ортопед высшей категории Александр Переладов. В микрохирургическом отделении областного МХЦ, которым, к слову, Александр Александрович, практикуя по специальности 12 лет, заведует с октября 2008-го, такая квалификация ещё только у Игоря Александровича Алмазова, врачебный стаж которого вообще «зашкаливает» за четыре десятилетия. Но это вовсе не означает, что более молодые коллеги – Андрей Бормотов, Василий Быков и Ильдар Енгузаров, тоже имеющие соответствующие сертификаты, – не решились бы вернуть парню пальцы. Просто на этот раз карта, как говорится, выпала Переладову, пришедшему на работу минут за сорок до её начала. А тут и звонок из приёмного отделения: «Ваш клиент!»

Операция длилась более пяти часов, что само по себе указывает наеё сложность, и, естественно, под микроскопом. Но Александр Александрович рассказал о ней скупо: «Зафиксировал пальцы спицами… Сшил пальцевые артерии и вены, мышцы, сухожилия, два сгибательных…» Ещё, кажется, посетовал: «Микроскопы у нас двадцатилетней давности…»

У Переладова глаз намётан, и чутьё никогда не подводило: оценивая работу на ощупь, он определяет, удалась или нет ему операция. О реплантированных пальцах Виталия Нестеренко он выдохнул, оторвавшись наконец от микроскопа: «Живые!» И, как всегда, не ошибся. И такое кудесничество не запланировано – оно в количественных показателях работы микрохирургического отделения отмечается в графе «Экстренные операции», и только в первом полугодии их случилось 99. Всего же за этот период было прооперировано 394 человека. В графах «Умерло» и «Послеоперационная летальность» – 0. Таким показателям могут позавидовать микрохирурги клиник, родственных Омскому медико-хирургическому центру. А их можно по пальцам перечесть – Москва, Санкт-Петербург, Ярославль, Екатеринбург. Омская клиника, за исключением Ленинск-Кузнецкой в Кемеровской области, – единственная на всю Сибирь и Дальний Восток. Так что за микрохирургической помощью сюда обращаются жители всей Зауральской территории России…

Виталия Нестеренко оперировали в конце июля. На днях побывал в микрохирургическом отделении, заглянув в близкую к ординаторской палату. Виталий улыбался то ли своему лечащему врачу и перевязочной медсестре Лидии Фёдоровой, то ли теперь и для него без сомнения ожившим пальцам кисти, которую уже не назовёшь культёй. Выражения лиц медиков под повязками было не разглядеть.

Да и вообще, как верно утверждал поэт, «лицом к лицу лица не увидать». Большое, как хорошее и доброе, чем не однажды одаряют нас чужие, казалось бы, люди, начинаешь видеть и осознавать с благодарностью на расстоянии.

 

Адель ТАНИЧ

ОмскПресс