Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Политика

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Специальный корреспондент Омскпресс побывал в самом популярном сейчас среди киевлян месте — резиденции экс-президента Януковича «Межигорье».

В Киеве и окрестностях весна. Греет солнышко, чирикают воробьи, газоны позеленели, и совсем не осталось снега. Тепло. Выходишь на прогулку в парк, подышать свежим воздухом. Вокруг множество людей: мамы с детьми, пенсионеры, молодежь с фотокамерами, люди среднего возраста и достатка. Гуляют группками, фотографируются, оживленно и радостно что-то обсуждают. Вежливо просят не сорить и не ходить по газонам. Спускаешься по парковой дорожке с красиво и ровно уложенной тротуарной плиткой к берегу Киевского водохранилища, на котором уже тронулся лед. Выглядываешь за массивную кованую решетку набережной… Видишь четыре ряда проволоки под напряжением и вспоминаешь, что вся эта набережная, эти горушки и огромный парк на их склонах еще три дня назад были собственностью одного человека.

Это Межигорье, до недавнего момента принадлежавшее первому лицу государства Виктору Януковичу. Частная территория, расположенная в селе Новые Петровцы в 25 километрах от Киева, с 1935 по 2007 год официально считалась правительственной резиденцией (а ранее принадлежала монастырю и имеет немалую историческую ценность). В руки Януковича она попала еще во времена его премьерства, в 2002 году, когда он значился арендующим дом и три гектара земли. Несколько лет спустя Межигорье перешло в частную собственность и было разделено на три доли: ООО «Танталит» (129 гектаров), благотворительного фонда «Возрождение Украины» (7,6 гектаров) и самого Януковича (1,7688 гектаров). Попытки несколько лет спустя вернуть его под государственный контроль не увенчались успехом, а коррупционная схема перехода территории под президентский контроль расследовалась неоднократно и внимательно. По слухам, в Межигорье Янукович, имеющий официальную жену, жил в гражданском браке с любовницей.

Помимо дворцов в Межигорье и Конче-Заспе, Януковичу принадлежат все охотничьи угодья в Сухолучье (более 30 тысяч гектаров заповедного леса), гигантской территории двух пансионатов и заповедника на мысе Айя в Крыму, где он с сыновьями строил внушительные дворцы. С другими «донецкими» президент владел дачным комплексом в самом сердце Южного Берега Крыма, между Никитским ботаническим садом и Ялтой. По сравнению с «Чайным домиком» Януковичей крымские дворцы русских императоров кажутся аскетичными и бедными. С меньшим размахом, но сходным презрением к простым смертным строили свои дачи другие украинские политики и чиновники. Генпрокурор Пшонка, к примеру, сумел переплюнуть в вопросах вкуса самого Януковича.

Традиционно украинцы имеют сложное отношение к собственному дому. Дом – это лицо хозяина. Плохой хозяин – плохой мужчина. Оттуда анекдоты и шутки о предприимчивых и завистливых «хохлах». Один фермер в селе – объект невероятной зависти, два-три – и уже стыдно быть чернорабочим на агрофирме, все пытаются открыть свое дело, мелкое, невыгодное, но свое. От этого украинские села видно в Сибири, Казахстане, Канаде или Бразилии. Цветники, сады, опрятные домики, ярко крашенные заборы. Совсем другое отношение к китчу богатством. Украинцы к этому тоже склонны: построю себе бассейн — пусть все завидуют. А богачи от власти вызывают у простого люда море ненависти. Основной целью украинских восстаний – хмельниччины, гайдаматчины, прочих бунтов поменьше становились поместья богачей. В этом ключе проходила и гражданская война на Украине и Кубани.

Власть имущих Украины отличает привязанность и граничащее с культом отношение к дворцам и шикарным дачам. Так, похищали и наказывали именно людей, имеющих прямое отношение к расследованию и проведению акций у шикарных поместий: Татьяну Черновол, Игоря Луценко, Дмитрия Булатова. Родственник Путина и представитель российских интересов Медведчук считал повреждение его забора вандализмом, то есть повреждением культурной ценности. Меня удивляет такая мелочность людей, которые оперируют миллиардами.

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Главный дом

Любое не то чтобы посягательство, но даже вполне безвредное право на информацию в отношении собственности этих госдеятелей карается ими в невменяемых масштабах. Журналистку Черновол, сумевшую достать немало информации об абсолютно закрытом до недавнего времени Межигорье, после выдачи новой порции данных избили неизвестные. Участники Автомайдана с боями пытались прорваться в Межигорье, а получили только лишения прав и сожженные неизвестными автомобили. Но все изменилось со стремительным исчезновением Януковича с горизонта.

После побега Януковича в неизвестном направлении, 22 февраля активисты и журналисты решили наведаться в его резиденцию, чтобы выяснить, не там ли спрятался президент. И неожиданно для всех обнаружили, что территория пуста и доступ туда никем не охраняется. На место прибыли десятки журналистов и Самооборона Майдана, взявшая территорию под свой контроль. Начали подтягиваться местные жители, желающие посмотреть на то, как жил их непростой сосед, а затем и прочие желающие, и в конце концов территорию решили открыть для всех.

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

КПП

Прорваться туда в субботу удалось только удачливым журналистам, активистам и жителям Новых Петровцев и Вышгорода. В воскресенье Верховная Рада приняла постановление о передаче Межигорья в государственную собственность. Решив посмотреть на переданную территорию в воскресенье, я попала во многочасовую пробку. Еще никогда дорога, ведущая к резиденции, на 16 километров которой потратили почти столько же, сколько на все киевские дороги за целый год, не видела столько машин. Километров пять была сплошная пробка в два ряда и в обе стороны – люди приезжали и уезжали. По обочинам шло настоящее паломничество; группы людей добирались к резиденции пешком – кто-то от Вышгорода, кто-то, оставив свои автомобили припаркованными там, где нашлось место. Простояв в пробке больше двух часов, я услышала, что вход на территорию президентской обители закрывается в 17:00. Добраться вовремя явно не удавалось, и пришлось развернуться и постоять в пробке в обратном направлении. Тем временем, поток пешеходов не прекращался.

Утром понедельника у станции метро, от которой отходят маршрутки в направлении Вышгорода, Новых Петровцев и Межигорья, отмечалась удивительная активность. На остановке ждало несколько десятков человек. Подходили новые люди, интересовались, как им лучше доехать, сколько стоит билет и нет ли обещанной «Киевпастрансом» маршрутки до самой резиденции. Предприимчивые таксисты тут же наладили доставку людей за двойную-тройную цену. Люди пошучивали о тотальной коррупции и весело предвкушали зрелище. И они его получили.

На входе в резиденцию уже расположились несколько передвижных кофеен, шустро подогнанных какими-то предприимчивыми деятелями, а у самых ворот стояла машина, с которой продавали свеженапечатанные карты имения (порядком искажающие действительность).

Но что сразу же бросалось в глаза и удивляло масштабностью – заборы. Первый – это шестиметровый внешний металлический забор, вокруг которого оборудованы специальные дощатые дорожки для охраны с блокпостами, наблюдательными площадками с прожекторами и прочими погранпостами. Через каждые метров 20 висят камеры наблюдения. Второй забор – это претенциозная ограда с коваными решетками, позолоченными частями и видеокамерами. И третий контур охраны – это заборы вокруг практически всех зданий на территории. Да, с камерами. Параноидальная забота о собственной безопасности – одна из черт Януковича, о которых не раз упоминали и его приближенные, и политики, и журналисты. Видимо, поэтому же в Межигорье среди документов, которые пытались утопить в водохранилище, есть сметы на покупку огромного количества разных боеприпасов. Поговаривают, что у охраны были даже патроны для подводного боя – враги ожидались и с земли, и с воздуха, и из воды. Строителям, работавшим на создании объектов, было запрещено свободно перемещаться по территории, у них забирались мобильные телефоны с камерами.

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Поскольку территория перешла под контроль и охрану Самообороны, а дальше должна быть перерегистрирована как государственная собственность, активисты везде развесили таблички: «По газонам не ходить!», «Нет мародерству! Мы – лицо Украины!», «Будешь мародерствовать – во рту перья вырастут». Личный зоопарк Януковича, животных из которого передают в Киевский, обзавелся плакатами «Животных не кормить!». Впрочем, таблички с названиями видов животных тоже получили новые подписи. Какой-то активист не удержался и под дикой свиньей, муфлоном, бараном и другими животными со столь же двусмысленными для славянского уха названиями подписал фамилии и клички некоторых особо любимых политических деятелей.

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Почему-то табличками на русском прошлые хозяева оснастили и некоторые деревья в парке, причем довольно привычные – сосну, липу, ель. Проходившие мимо последней посмеивались и пошучивали над любимой януковичевской «йолкой». Парк раскинулся на живописных и крутых склонах холмов. Идеальные дорожки, лестнички, мостики, речушка, пруд с утками и лебедями, множество людей – меня не покидало ощущение, что я гуляю где-то в европейском парке, и только усилием воли удавалось вспомнить, что это все совсем недавно было чьим-то личным, зато отстроенным на государственные средства.

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Зоопарк

Кроме зоопарка, на огромной территории раскидано несколько сооружений. Небольшой дом Януковича на участке, который он снимал официально; огромный, наполовину деревянный, наполовину каменный особняк с вкраплениями карпатского французского ренессанса, барокко и греческого классицизма – второе его обиталище; несколько домов для охраны, для приемов, отдельно стоящие буфет и столовая, гольф-клуб, оранжерея, гаражи и ангары для огромного автопарка и вертолетов, множество служебных и технических зданий, часть из которых достраивалась. Нашелся даже президентский погреб — эдакий бункер, набитый гнилыми яблоками, проросшей картошкой и тыквами. Кроме того, по всей территории раскиданы невнятного вида (и стиля) беседки, статуи, мостики, японские сады, в небольшом заливчике (куда суеверные посетители уже успеть накидать мелочи) – пародийной внешности корабль. Через окна последнего внутри можно разглядеть брошенные остатки фуршета: бутылки водки «Президентский стандарт» и вина, посуду, столовые приборы. Зачем-то на корабле хранились подарочные издания о кулинарии, винтовка, настольная игра «Русское лото», некая папка с подписью «Конституционный суд Украины».

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Бутафорский корабль для фуршетов

Все здания были закрыты Самообороной и охранялись от желающих оставить себе на память кусочек счастья. Впрочем, людей удовлетворяло и это. Отовсюду слышались разговоры об увиденном. Девушка в блестящих уггах восторженно рассказывала по телефону подруге, как в президентской резиденции все «по-богатому, золотистого такого цвета». Ребята рабочего вида обсуждали свойства хозяина: «Да, вот это пацан себя любит». Впрочем, встречались и мнения альтернативного толка: «Знаешь, мне так не нравится, что у него тут все такое современное!».

Сводки с Майдана: резиденция Януковича

Поле для гольфа

В роскоши, которой окружил себя Янукович, есть проявление характера целого поколения должностных лиц – попытка компенсировать нищету, в которой рос сын пьяницы-железнодорожника в бедном пригороде Донецка, с его хрущевками и хибарами. В монструозной эклектике стилей, стран и эпох — попытка быть частью большого мира, но сделать его у себя за забором, тут. Абсолютное непонимание того, что быть частью и владеть – не одно и то же, разделять ценности можно только через «чувствовать» и «знать», а не через «купить».

В цивилизованном мире не принято кичиться богатством. Ценится сдержанность и соответствие: так, в историческом здании не стыдно иметь комнату с правильным историческим интерьером, антикварными и от этого с видимыми следами износа вещами, в здании современном – современную функциональную мебель. А цыганская имитация богатства с обильной позолотой и вовсе считается неприличной. О стоимости всего этого добра и несоответствии его с зарплатой украинского чиновника и говорить нечего. Самый могущественный человек Европы Ангела Меркель проживает в двухкомнатной квартире, и не потому, что в Европе нет коррупции, просто там на государственные должности идут для того, чтобы получить власть, связи и влияние, а не набить карманы здесь и сейчас.

Образцы «высокого вкуса» Януковича и его окружения говорят о болезни всего украинского политикума и чиновничества, не думаю, что обиталище Яценюка или Тягныбока позитивно отличается чувством целесообразности. Монументализированное мелкомещанство, мрамор и золото «чтобы по-богатому», историческая эклектика, набранная по принципу «что я видел, когда ездил в Европу в отпуск» говорит о бездуховности и интеллектуальной несостоятельности владельцев, украинской элиты. Их революция не сменила, эту тяжелую болезнь не вылечить поджогами и захватами.

Среди оппозиции продолжаются споры о том, что же именно должно быть теперь, после передачи в госсобственность, в этом «музее коррупции»: санаторий, детская больница, общественный парк и так далее – озвучивалось множество версий. Сколько еще будет возможно пройти на территорию, не знает никто. Охранники делились информацией, что вход для посторонних могут закрыть со дня на день: нужно сделать опись всего имущества, чтобы передать его государству. К тому же, продолжаются многочисленные журналистские расследования «распилов и откатов», и толпы праздношатающихся вокруг мешают. Сил Самообороны не хватает на полноценную защиту от мародеров, поэтому приходится рассчитывать только на порядочность посетителей. Предстоит еще понять, что уцелело, а что неизвестные лица успели вывезти из резиденции и где-то спрятать.

Поджоги и захваты шикарных особняков могут стать направлением, в котором революционеры будут работать и в будущем. За эти несколько дней уже сожгли одну из дач Медведчука, проинспектировали или захватили обиталища Пшонки, Симоненка и других менее известных политических деятелей. Украинское общество кипит и бурлит, никто не верит, что вчерашняя оппозиция будет действительно решать экономические вопросы простых людей или накажет виновных в убийствах. Противостояния по классовому принципу привычны и понятны украинцам: посполитый люд против польских магнатов, крепостные против помещиков и казаков, бедные селяне против зажиточных хуторян. Чиновники и политики обвиняются в доведении до нищеты народа, люди плюются и копят злость на высокие заборы и показную роскошь, в которой живут их служители. Поместья являются для них наглядным примером несправедливости. Ну, а что касается Януковича, то потеря самого нашумевшего его поместья стала (вероятно) последним ударом по его образу политика. Для украинцев тот, кто не хозяин в своем доме, – никто.

Мария Балабанова, специальный корреспондент Омскпресс в Киеве

ОмскПресс