Не наигрался в солдатиков. Омич Вадим Корнев делает дома объёмные панорамы боёв и сражений

Общество

Не наигрался в солдатиков. Омич Вадим Корнев делает дома объёмные панорамы боёв и сражений

Халхин-Гол, битва за Брестскую крепость, афганские перевалы и пограничные заставы в Таджикистане – всё это можно увидеть на панорамах старшего прапорщика Пограничного управления ФСБ России по Омской области Вадима Корнева. Объёмные, красочные, его работы с исторической достоверностью передают атмосферу тех давних событий.

Военная муза

Вдохновение к людям приходит по-разному. К одним является муза, к другим прилетает Пегас, а для Корнева музой стала армейская служба.

– У меня за плечами три горячие точки, – поясняет Вадим. – В том числе Таджикистан.

Сказать, что после распада СССР на таджикско-афганской границе было спокойно, не смог бы даже самый большой оптимист. Караваны с оружием и наркотиками, обстрелы пограничных застав и наемники-снайперы, охотившиеся на пограничников, – наши ребята даже на рыбалку брали с собой автоматы. А иногда и кинолога с натасканной на взрывчатку и поиск душманов собакой.

– Но в тот раз нам и собака не помогла, – говорит Корнев. – Наверное, тропу обработали каким-то спецсредством.

Угрозу парни почуяли сами. Забыв про рыбалку и передернув затворы, они начали методично прочесывать камыши. Минут через пять словно из-под земли послышался сдавленный крик. Как позже выяснилось, один из бойцов-пограничников наступил шипастым горным ботинком на… снайпера.

– Лежку даже в упор было не разглядеть, – вспоминает Вадим. – Если б не случай, нас всех положили бы там.

Снайпер оказался наемницей из Прибалтики. Правда, была она не в белых колготках, как в фильмах, а в импортном маскхалате. Его Вадим, бывший в то время снайпером десантно-штурмовой маневренной группы, оставил себе как трофей. Пригодится для охоты на вражеских снайперов. А девушку российские пограничники передали в компетентные органы.

– Лет семь назад тот давний случай в Таджикистане вдруг почему-то всплыл у меня в голове, – говорит Корнев. – Словно сам по себе, отчего – не пойму. В тот день я решил сделать свою первую панораму. Назвал ее «ДШМГ. Первая застава «Ванч». Таджикистан». Она и сейчас стоит у нас в Пограничном управлении.

Гетры Наполеона

Первая панорама была по размерам невелика – с обычную разделочную доску. Пограничный наряд, камыши и даже кинолог с собакой – все, как и было в жизни Вадима. Разве что снайперши нет. Вместо нее пейзаж панорамы украшает противопехотная мина.

Следующие работы были гораздо больше размером. Но главное ведь не размер – главное качество. Панорамы сражений – хобби для тех, у кого руки умелые. Вадим Корнев еще на гражданке успел стать художником-оформителем и умеет работать с разными материалами. К примеру, гору в большой панораме «Перевал Саланг в Афганистане» он сделал из пенопласта и кусков арматуры. Потом, уже поверху, накладывал гипс. Когда он подсох, обработал резцом и покрыл акварелью. А воду в реке сделал из силикона. На все про все ушло примерно полгода.

Но куда больше времени требуется, чтобы обмундировать всех солдат, участвующих в сражении, и определить каждому боевую задачу.

– Кого-то нужно согнуть, чтобы не торчал из окопа, кому-то вручить автомат, – поясняет Вадим. – Но самое важное – это правильно раскрасить бойцов, нарисовать им мундиры. Занятие интересное, но весьма трудоемкое.

Нет, сам процесс нанесения краски не так уж и долог. А вот найти в Интернете, архивах или в библиотеке детальное описание формы, к примеру, немецкого офицера или японского самурая; узнать, какие цвета были на кокардах или погонах солдат разных эпох и народов – это за один день не сделаешь.

– Обмундирование, вооружение – в моих работах все исторически достоверно, – говорит Корнев. – При этом я не зациклен только на пограничниках. У меня есть и римляне, и греческие гоплиты, и мушкетеры, и гвардейцы кардинала, и англичане, и наполеоновские солдаты. И всех их нужно одеть с помощью кисти и красок в родную, что называется, форму. Без работы с архивами это практически невозможно. Ну как еще, например, можно узнать, что у старой наполеоновской гвардии было синее обмундирование с белыми гетрами?

Сделано в СССР

Начав с Таджикистана, Вадим расширил тематику.

– Я сделал несколько, если так можно сказать, мини-работ, – говорит Корн
ев. – На одной из них – «Халхин-Гол», которую я передал в наше Погрануправление, – в атаку на самураев идет пограничный десант. Впереди – политрук с пистолетом в руке, зовущий бойцов за собой.

Еще две работы омского пограничника хранятся в музее Омской городской общественной организации «Ветеранское братство». На первой Корнев изобразил высадку немецкого десанта. Собственно говоря, так эта панорама и называется. А вторая – словно бы продолжение первой. И название соответствующее – «Захват немецкого офицера советскими разведчиками». Отбегались фрицы.

Вообще-то, рассказывать о работах Вадима – дело неблагодарное. Их лучше увидеть. Особенно самую большую из них – тот самый «Перевал Саланг в Афганистане».

– Сам я там не был, – поясняет Вадим. – Пришлось много беседовать с очевидцами, рыться в архивах. А что-то из хитростей афганской войны дошло и до Таджикистана.

И там и там, например, многие бойцы ходили в кроссовках. И не в каких-нибудь там «адидасах» – в наших, отечественных, подмосковной обувной фабрики «Кимры». Их предпочитали импортной обуви за надежность и качество. Этим кроссовкам не было сноса. Иностранные же эксплуатации в условиях горной местности не выдерживали и очень быстро разваливались.

В Чечне, говорят, наши бойцы тоже носили кроссовки.

– Мне и там пришлось побывать, – рассказывает Вадим. – В нулевых, во вторую чеченскую. Причем мы поехали вместе с женой.

Татьяна, жена Корнева, работала поваром в одном из омских кафе. Когда Вадим уезжал на Кавказ, командир предложил ему взять с собою супругу. Пояснил, что, с одной стороны, расставаться не надо, а с другой – в армии тоже нужны хорошие повара.

– Я позвал Таню поехать со мной, она согласилась, – улыбается Корнев. – Ей дали звание рядового. А вот присоединиться к моему увлечению я жену до сих пор уговорить не могу. Правда, мешать она не пытается. Смеется: «Уж лучше твои панорамы, чем водка, – и спрашивает: – Ну зачем тебе это надо?»

А Вадим ей всегда отвечает: «Наверное, я просто в детстве не наигрался в солдатиков…»

ОмскПресс