17 мгновений «Агро-Омска»

17 мгновений "Агро-Омска"

Представители крупной немецкой корпорации в первый раз приехали на омскую сельхозвыставку и поняли, почему в России победили сельское хозяйство.

Запланированную в программе «Агро-Омска» презентацию немецкой фирмы Urban прервал заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Омской области Николай Дранкович. Педантичные немцы растерялись.

«Мы участвовали во многих выставках в Европе, Америке и России, но с такой недоброжелательностью и даже невоспитанностью столкнулись впервые, — поделилась с «Омскпресс» менеджер по экспорту компании Urban GmbH & Co. KG, кандидат ветеринарных наук Юлия Бессонова. – Он (Дранкович – ОП) сказал: «Мы очень рады, что вы живёте в Германии, но мы живём в России».

«Мы заплатили за участие в ярмарке, в договоре было указано время нашего выступления и продолжительность, мы подготовились… — очень обидно, что так здесь отнеслись. Понятно, что были созданы условия для докладов не очень хорошие, было маленькое помещение, в палатке был такой парник создан. Очень тяжело было работать всем, но я не понимаю, зачем тогда все эти мероприятия, если вам это не нужно?», — хотела спросить омских чиновников представитель немецкой фирмы, специализирующейся на производстве оборудования для животноводства, но не успела. Было очень жарко.17 мгновений "Агро-Омска"

ОП: Вы защищали диссертацию в России?

Юлия: Я уже 11 лет живу в Германии. Защищалась там. Но, по-моему, это логично – защищать работу по животноводству в стране, которая является мировым лидером в этой области на сегодняшний день.

ОП: Чем вам наша выставка не понравилась?

Юлия: Организация должна быть лучше гораздо.

ОП: А как надо, по-вашему?

Юлия: Выставку надо разделить. Потому что у вас здесь всё: техника сельскохозяйственная, оборудование и тут же стоят мёд, платья какие-то.

17 мгновений "Агро-Омска"

ОП: Работа и удовольствие…

Юлия: Это неправильно. На «Зелёной неделе» в Германии тоже можно и посмотреть, и покушать, но там уровень организации очень достойный, всё разделено по странам и направлениям. А здесь та целевая группа, для которой мы стоим, практически до нас не доходит. Мы на этом рынке новые в России. О нашем оборудовании люди слышали, но никто не видел. Здесь есть возможность познакомиться. На выставке представлено оборудование на сумму свыше 20 тысяч евро. Интерес есть, но нет заинтересованности.

ОП: Так, может, дорого для омского фермера?

Юлия: Когда немецкие фермеры приходят на выставку, они понимают, что это дорого, но они понимают уже в голове, что это нужно, что эта техника облегчит им жизнь, их работу и сэкономит в конечном итоге деньги. На юге России это уже поняли. Омские животноводы жаловались о маленьких надоях, что телята мрут, что покупать их дорого и что из них не вырастают коровы, которые дают хорошую производительность. И мы хотели показать: для того, чтобы вырастить продуктивную корову, надо правильно кормить телят. Но нам просто не дали сказать.

ОП: Это ревность или безалаберность?

Юлия: Я думаю, это всё вместе. Выставка проводится «для галочки». Плюс я увидела заинтересованность местных чиновников в продвижении белорусских брендов. Причём сами беларусы покупают в Германии наше оборудование. Местные фермеры говорили, что если они не купят белорусское оборудование, то они не получат субсидию…

ОП: Серьёзное обвинение…

Юлия: Абсурд. Я вообще не понимаю — об этом открыто говорят.

ОП: У нас так не принято…

Юлия: Вот поэтому мы и живём в разных странах.

Интервью: Евгения Конышева

ОмскПресс