Если нельзя, но очень хочется

Общество

Если нельзя, но очень хочется

Корреспонденты «Вечёрки» решили проверить, как в нашем городе работает закон о запрете продажи алкогольных напитков в ночное время.

Не зря, видно, однажды знакомый в больших полицейских погонах сказал: «Хм, сибиряк из кочерги пистолет сделает! А уж из жидкости для мытья окон — виски?! Это и подавно!»

Пива нет

— Да вы что, женщина?! Какое пиво?! — Продавец киоска, стоящего в глубинах частного сектора в Центральном округе, казалось, сейчас лопнет от возмущения. — Разве вы не знаете, что с 1 января в нашей стране в киосках запрещено продавать алкогольные напитки! А тем более — после одиннадцати вечера! Лично я не хочу платить штраф в четыре тысячи при зарплате десять. А с хозяина и вовсе «сороковник» могут взять.

Вот это да! Мы, конечно, патриоты, но очень сложно поверить в то, что ментальность русского человека неожиданно поменялась настолько, чтобы он стал совершенно законопослушным гражданином и не пожелал бы тем или иным путем добыть себе лишний рубль.

Однако факт, как говорится, налицо. Пришлось раскрыть карты и показать киоскерше журналистское удостоверение. Та, сразу же подобрев, рассказала, что торговать стало тяжелее: и выручка меньше, и от местных алкашей устала отбиваться, и даже от приличных граждан, которые по ночам просят: «Ну, Нин! Ну, у тебя же под прилавком есть!»

— А у меня, ей-богу, нету! — Добродушная Нина расплылась в улыбке. — Хочешь, зайди посмотри.

Заходить в киоск мы не стали, поверив Нине на слово. Но для себя решили: один киоск — не показатель — и побрели дальше.

Квартала через три на пути снова оказался круглосуточный кисок с надписью «Горячее питание». Пива или алкогольных коктейлей не нашло и здесь. «Выручил» топтавшийся рядом мужик полубомжеватого вида. Сначала попросил сигарету. Потом спросил, действительно ли мы настолько хотим выпить, что готовы пойти на край света.

На краю света

— Да тут недалеко, — убеждал мужик, представившийся Георгием. — Бабка Валя самогон на продажу гонит. Если мне грамм сто нальете — провожу.

Минут двадцать Георгий вел нас по каким-то темным закоулкам. Мы устали, замерзли и совсем не хотели самогона, но кому-то нужно выполнять редакционное задание. И оказались, кажется, на краю света.

Возле покосившегося домика компания сильно пьяных парней о чем-то громко спорила.

— Пришли! — радостно возвестил Георгий. — Вы только не суйтесь, вам все равно не продадут. Бабка Валя вас не знает. Давайте деньги, сам куплю.

Пояснив, что пол-литра самогона нынче стоит девяносто рэ, наш провожатый взял деньги и исчез где-то в глубине двора покосившегося домика. Его не было минут десять. Мы уже было решили, что Георгий надул и сбежал вместе с нашими деньгами, но оказалось, что он парень честный: «Розлива ждал! Давайте быстрее!».

Человека трясло от жажды, но он уважительно протянул бутылку нам. Мы оказали ответное уважение, предоставив ему право первого глотка. Сами же пить отказались, попросили только, чтобы он вывел нас на «большую землю», взамен пообещав оставить весь самогон ему.

Пиво есть!

Ради чистоты эксперимента проехали по нескольким округам Омска. Примерно в десятке киосков слышали одно и то же: «Пива нет. И вообще никакого алкоголя нет!»

Но мы не унимались, и уже на окраине города нам опять «повезло».

«А вам какого пива?» — любезно спросила продавец киоска, опять же круглосуточного горячего питания. Попросив самого дешевого, уставшие, но довольные, мы достали деньги и уже было собрались… Но оказалось, не все так просто.

— Ребята, к каждому литру пива в нагрузку прилагается пачка печенья, — огорошила нас продавец. — Так что с вас не 130, а 230 рублей.

Под фонарем разглядели, что у печенья, коего нам досталось аж три пачки, месяца два как просрочена реализация. Видно, Советский Союз вернулся. Если кто помнит, в те времена в нагрузку к дефицитному продукту тоже какую-нибудь дрянь давали.

Однако просто так уходить от любезной киоскерши не хотелось.

— Девушка! — заныли мы. — Пиво — это хорошо! Но где бы чего бы покрепче найти?! Подруга из тюрьмы вышла, отметить надо!

Девушка, довольная покладистыми покупателями, посоветовала пройти к зеленому дому с синими воротами неподалеку, сказать, что мы от Кати, и нам дадут покрепче.

А не помыть ли окна?

…Парень,
высунувшийся в окошко синих ворот, взяв с нас 70 рублей, протянул пол-литровую пластиковую бутылку из-под минералки. Признаться честно, мы не знали, куда пришли и что нам продали. Журналистское любопытство заставило открыть бутылку. В нос ударил запах жидкости для мытья окон, которую пьют бомжи, разбавляя ее водой. Не то что пробовать — даже нюхать содержимое было страшно.

Но за предприимчивых россиян порадовались: раньше хотя бы спирт разбавляли, а теперь и жидкость для мытья окон бодяжить придумали!

Как журналисты бомжам праздник устроили

Часа три мы ездили и ходили по ночному Омску в поисках алкоголя. Если объективно — для того, кто хочет выпить не в ресторане, а задешево, такая возможность есть! И пиво, пожалуйста, и самогон, и даже разбодяженная жидкость для мытья окон. Более элитных напитков мы, к сожалению, не нашли. А потому абсолютно непонятно — зачем нужен был тот закон о запрете алкоголя?

У тех, кто выпивает, так сказать, культурно, в доме всегда есть какие-то любимые алкогольные напитки, за которыми не надо бегать ночами высунув язык. Те же, кто пьет круглосуточно и кому наплевать, что пить, — лишь бы был градус — и так найдут, где купить вожделенный алкоголь.

Цифры

Две недели назад, 24 января, областные парламентарии приняли сразу в двух чтениях закон о дальнейшем ограничении продажи алкоголя на территории Омской области. Большинство депутатов согласилось, что нужно запретить торговлю алкоголем с 22 часов вечера до 10 часов утра.

ОмскПресс