Мутировавший коронавирус SARS-CoV-2 стал менее опасным и более излечимым

«Россия» и «В мире»

Новый коронавирус мутирует, как и любой другой вирус, и мы ничего не можем с этим поделать. Вирус адаптируется к своему хозяину.

Как только генетический материал проникает в клетку и начинается процесс репликации, могут происходить всевозможные ошибки, которые приводят к мутациям, которые могут сделать вирус сильнее или слабее. Отслеживание генетических изменений вируса очень важно, потому что это поможет врачам понять, как вирус ведет себя на клеточном уровне и как его можно нейтрализовать.

На вакцины также напрямую влияют мутации. Чем стабильнее патоген, тем лучше для вакцин, потому что они будут действовать в течение более длительного периода времени.

Основная мутация коронавируса на данный момент — это та, которая впервые была детализирована несколько месяцев назад. Мутация, получившая название D614G, сделала вирус более заразным, чем исходный штамм коронавируса, сбежавший из Ухани, Китай. Штамм D614G наблюдали в Европе и США, прежде чем вернуться в Азию. Большинство исследователей заявили, что мутация позволила вирусу более эффективно инфицировать клетки, но не сделала его более смертельным. Все это произошло во время огромных усилий по созданию вакцины, но было неясно, может ли мутация D614G помешать разработке вакцины. Совершенно новая исследовательская работа дает нам потенциально фантастические новости о штамме D614G: оказывается, что мутация действительно может помочь сделать вакцины еще более эффективными.

Исследователи из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл и Университета Висконсин-Мэдисон изучили мутацию D614G, опубликовав свои выводы в журнале Science .

Как и другие до них, исследователи заявили, что мутация D614G сейчас является доминирующей и более заразной, чем исходная версия. «Вирус D614G превосходит и перерастает наследственный штамм примерно в 10 раз и чрезвычайно эффективно реплицируется в первичных носовых эпителиальных клетках, которые являются потенциально важным местом передачи от человека к человеку», — сказал профессор эпидемиологии UNC-Chapel Ральф Барик.

ОмскПресс