Татьяна Устинова: долгий путь к счастью

Общество

Татьяна Устинова: долгий путь к счастью

Романы Татьяны Устиновой славятся лихо закрученными сюжетами и неизменным любовным хэппи-эндом. Как призналась писательница Кире Прошутинской в программе «Жена» (эфир 23 марта на канале «ТВ Центр»), к своему счастью сама она шла долго. Некоторые подробности интервью – эксклюзивно для читателей «Вечёрки».

Мечта на каблуках

– Я никогда и ни у кого не пользовалась успехом. Я очень быстро выросла: метр восемьдесят. А в классе все были значительно ниже меня. Я всегда в очках, и у меня бюст, который не помещался ни в один школьный фартук. И бабушка мне его расставляла. Но это ужасно! Ну какие тут свидания? Никаких свиданий. Потом, в совсем взрослой жизни, я безумно хотела туфли на высоких каблуках, которых рост не позволял. Помню, мы с хорошей приятельницей Леной Малышевой (ведущая программы «Здоровье». – Прим. авт.) пошли в магазин, и – вот же, вот эти вожделенные туфли на каблуке! Стою и ною: очень хочу. И она говорит: «Ну купи ты их уже себе, купи!» – «Лена, ну как купить-то? Я и так выше всех!» И Малышева мне сказала историческую фразу: «Знаешь что? Это проблема тех, кто ниже!» Есть такие фразы, которые западают в голову и потом меняют мое ощущение себя. Теперь хожу на каблуках и чувствую себя прекрасно!

 

Разум и чувства

– Серьезная первая любовь у меня была в институте. Я очень была в него влюблена, а он решал мне какие-то задачи, объяснял теоремы, в которых я ничего не понимала. Нам казалось, что мы так друг на друга похожи: любая цитата, которую говорит один, может быть продолжена вторым. И это было хорошо… Но все закончилось абсолютно трагически.

В один прекрасный день он сказал: «Я на тебе никогда не женюсь». Но никто ни на ком и не собирался жениться, и я решила, что это какая-то шутка. Оказалось, не шутка. Оказалось, мы должны расстаться. Почему мы должны расстаться? Кому мы должны? Непонятно до сих пор. Он очень хорошо учился, блестяще говорил по-английски, был настроен на какую-то супер карьеру. Думаю, что ему, наверное, дома объяснили родители: или романы, дорогой, или карьера – выбирай… Тяжело я это переживала, и намного дольше, чем стоило. Потому что я потом лет десять, наверное, тоже все доказывала, как Клавдия Шульженко пела: «Я докажу вам, что мне все равно». И даже замуж вышла, чтобы насолить ему. А ведь это неправильно. Надо отпускать.

 

Работа над ошибками

– Мы с мужем очень старались друг друга полюбить – и полюбили. Но такого может и не случиться: просто нас Бог любит, как дураков. Женя, стоя возле моего подъезда, сказал: «Я бы на тебе женился». Я спросила: «Если бы что?» – «Если бы ты согласилась». – «Я согласна». Так всё и было.

Мне хотелось отомстить той первой любви. Причем сделать так, чтобы я вообще была защищена со всех сторон: не только новым кавалером, но и обручальным кольцом. Первая любовь удивилась невероятно…

Женя, мой муж, – самый лучший человек на свете. В какой-то период я приняла решение разойтись с ним, и мы девять месяцев жили в разных местах. В итоге я начала страдать, причем страдать всерьез: не могла видеть на улице машины, похожие на его авто, не могла разговаривать с людьми, у которых был такой же одеколон. Потом начала рыдать каждый день. Очень быстро стало ясно, что существовать вне его, вне Женьки, я вообще не могу: мне ничего не интересно и не охота. Расставание было ошибкой, которую мы исправили.

ОмскПресс