Поэзия будущего: не читаем, а смотрим

Культура

Поэзия будущего: не читаем, а смотрим

На открытии своей выставки 8 декабря кыргызская художница Наристе АЛИЕВА познакомила омичей с редким жанром – видеопоэзией. В этот же день в городском прессклубе любительница арт-экспериментов ответила на вопросы журналистов и посвятила корреспондента «Вечёрки» в тонкости создания видеопоэзии.

Выставка ISOLATION/INTEGRATION – часть спецпроекта, представленного международной публике в октябре в рамках IV Московского биеннале современного искусства. Его автор Наристе Алиева на вопрос: «Кто вы, художник или поэт?» – говорит, что, подобно древним китайцам, не разделяет эти две составляющие. Визуальный ряд и слово для нее неотделимы друг от друга, и это соединение отразилось в особом жанре, представленном омичам, – видеопоэзии.

– Наристе, расскажите, что такое видеопоэзия.

– Зарождение её началось в семидесятых годах XX века благодаря итальянским новаторам. Джани Тотти впервые начал экспериментировать с видеорядом. Я считаю, что с годами поэзия становится всё более сложной и абстрактной. Для её понимания образы, возникающие при прочтении, требуют ещё и визуального ряда. Но нельзя путать видеопоэзию с клипом – это совершенно разные вещи. Не каждый видеоряд может сочетаться с тем слуховым и образным рядом, который диктует поэзия.

– То есть если актёр прочитает ваши стихи, режиссёр подберёт картинку – это не будет считаться видеопоэзией?

– Всё зависит от органичности. Я люблю искусство без границ, без какой-то тотальной трактовки. И видеопоэзия в этом смысле идеальный жанр – в ней нет границ: для изображения можно взять что угодно, хоть отрывки из любимых кинолент. Но самое главное, чтобы была гармония. Если слышна дисгармония, то текст будет отринут и испорчен в какой-то степени. Создадут гармоничную трактовку – замечательно, тогда это сможет называться видеопоэзией. Если режиссёр возьмет мои стихи – это будут мои стихи с его личным прочтением.

– И кто в таком случае будет считаться автором?

– Все, кто принимал участие в создании. К примеру, в моих произведениях после окончания видеоряда и чтения идут титры, где я так и пишу: текст – Наристе Алиева, звуковой ряд – цитирую источники, монтаж – Наристе Алиева. Монтаж, кстати, в кино или в видеоарте играет очень важную роль. Восприятие зрителей зависит от того, как будут слиты текст, голос, музыка и видеоряд. Есть такой эффект в психологии: одно и то же лицо человека с одним и тем же выражением радости можно смонтировать или с жестоким убийством, или с приятным событием. И это лицо будет прочитано людьми двояко: если это кровавый контекст – как злое, если рядом банка мёда – как умилительное и прекрасное. То же самое с видеопоэзией. Можно замечательные стихи смонтировать негармонично – специально или случайно сделать так, что итог будет выглядеть отвратительно. Можно поиздеваться. Возможности безграничны.

– Получается, за видеостихами будущее?

– По крайней мере, они актуальны. В XXI веке из поколения в поколение люди становятся все более и более визуалами. Текст, написанный в книге, становится труднодоступным для массового читателя. А видеопоэзия в этом отношении прекрасно себя чувствует, особенно в интернет-среде, она становится доступной для более широкого понимания. Видеопоэзия, запущенная мной во Всемирную паутину в прошлом году, сегодня живет какой-то самостоятельной жизнью. Я не ожидала, что ее будут копировать и цитировать в Германии, в Америке – ведь текст звучит на русском языке. Но стихи становятся понятны и доступны для ощущений, потому что там есть другие составляющие, в том числе и авторский голос, который имеет свою мелодику. Поэзия в этом смысле как музыка.

 

СПРАВКА «ВО»

Наристе Алиева окончила Американский университет в Кыргызстане. Лауреат премии молодых литераторов «Дебют» Международного фонда Чингиза Айтматова в категории «проза»: за экспериментальность художественной формы письма. С 2009 года работает над видеопоэтической инсталляцией, живописью, графикой и фотографией. Готовит к выпуску публикацию прозы и стихов.

ОмскПресс