Это было недавно, это было давно…

Общество

Это было недавно, это было давно…

Известие о начале Великой Отечественной войны Владимир Беспалов встретил пятнадцатилетним пареньком, успевшим окончить восемь классов.

В самой лучшей – и в ту далёкую пору, и нынче – омской школе № 19. Учился он легко, с интересом и даже каким-то азартом.

– А какие в нашей школе были прекрасные учителя! – оживляется Владимир Сергеевич. – До сих пор с благодарностью вспоминаю классную руководительницу Анну Аркадьевну Арданскую, мы её между собой звали «А в кубе». Правда, когда была контрольная по математике, учительница меня выставляла из класса. Потому что много знал – на два класса вперёд шёл по программе, вот она и боялась, что буду подсказывать одноклассникам или писать им шпаргалки… А директором школы была Вера Григорьевна Тарасова, она преподавала нам органическую и неорганическую химию, сельское хозяйство. А я, не поверите, учил её, как запрягать лошадь!..

Откуда Володя Беспалов, коренной омич, знал толк в конской упряжи? Понятное дело, от взрослых. Его дядя, полный георгиевский кавалер, прошёл Первую мировую войну в драгунском полку. Отец, Сергей Кириллович, тоже был кавалеристом, и тоже отмечен Георгиевским крестом. До начала Великой Отечественной войны Беспалов-старший работал извозчиком, так что успел привить сыну любовь к лошадям, научить его управляться с ними…

С теплотой вспоминает Владимир Сергеевич свою мать: Наталья Ефимовна была домохозяйкой, воспитывала троих детей, поощряя в них и тягу к знаниям, и доброе отношение к лошадям, и увлечение музыкой… Володя, к слову, легко совмещал учёбу с занятиями в музыкальном кружке в Доме пионеров, который тогда находился в центре города, и с удовольствием играл на гитаре и мандолине…

 

Завтра была война

Однако война внесла в их спокойную, светлую и тихую жизнь свой «распорядок». Отца, конечно, по возрасту на фронт не призвали, но он пошёл работать в милицию. Мать устроилась поваром в драматический театр и всю войну готовила обеды для вахтанговцев, эвакуированных из Москвы в Омск, а Володя в начале августа сорок второго попал в кадетский корпус. Вскоре корпус был переименован в спецшколу, а таких спецшкол в войну было немало, и у каждой свой узкий профиль – по родам войск.

Юный Беспалов попал в 6-ю Ленинградскую артиллерийскую спецшколу – вот где пригодились его математические способности. Где ещё важна точность расчёта, как не в артиллерии!

В сорок четвёртом лейтенанта Беспалова направляют на 1-й Украинский фронт, в дальнобойную батарею. Армейская артиллерия крупного калибра – внушительная сила. Не столько по весу орудий и снарядов (у дальнобойных пушек снаряды весили 45 кг), сколько по огневой их мощи. Во взводе под командованием Беспалова было 105 бойцов.

– Мы, артиллеристы, от переднего края стояли в пятидесяти километрах, у нас дальность стрельбы сначала была до 17 километров, потом до 30. Конечно, приходилось бывать и на переднем крае, но основное место было на огневых позициях. Хотя и нам доставалось от бомбёжек – и авиация с воздуха не давала покоя, и артиллерия противника обстреливала. Особенно страшные бомбёжки были зимой, когда 200-килограммовые бомбы рвались на поверхности. Мы у орудий работаем, а вокруг осколки свистят, но самое неприятное, если тебя ударной волной зацепит. Контузия хуже лечится, в медсанбате дольше, чем при ранении, лежать приходится, – рассказывает Беспалов со знанием дела.

Да и то сказать: у бывшего комвзвода – две контузии, четыре ранения, из них три касательных в голову, одно тяжёлое – в левую руку.

 

Вперёд, на Прагу!

С наступательными боями артиллеристы вышли к границам Польши, прошли Познань, дошли до Потсдама, что в 12 км южнее Берлина.

– Довелось мне и с нашими союзниками встречаться – американцами. Кто они такие? Да это русские парни, бывшие сыновья помещиков и фабрикантов, которых в революцию родители увезли в Америку и другие страны! Они там выросли, выучились, а потом их призвали служить. Сидели с ними за одним столом, разговаривали обо всём: о рыбалке, охоте, девушках. Только о политике не говорили – запрещено было и нам, и им.

Из Потсдама по приказу командования войска 1-го Украинского сразу же форсированным маршем направили
сь на Прагу, без остановок, еда и заправка – на ходу, чтобы выбить из города эсэсовцев и власовцев. И освободили Прагу, загнали фашистов в предгорья Карпат и там их уже разрозненными группами уничтожали, очищая деревни и сёла от нацистской нечисти… О том, как воевал Беспалов, более чем красноречиво говорят его награды: два ордена Красной Звезды, два ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медаль «За освобождение Праги», две медали «За боевые заслуги», медаль Жукова…

– Это для большинства народа Великая Отечественная война закончилась восьмого мая, – замечает Владимир Сергеевич. – А для меня и моих сослуживцев она закончилась 24 октября сорок пятого, когда выбили из Карпат последних власовцев. Стояли мы в 30 км севернее Праги… Оттуда уже нас передислоцировали в Венгрию, где я прослужил три года.

 

Есть такая профессия…

За рубежом Беспалов прослужил до 1955 года, а в 58-м снова подал рапорт, и его снова отправили служить за границу. И он опять попал в Потсдам. Хотя при «распределении» офицеров особо и не спрашивали, где они хотят служить, отправляли в части по родам войск. В Потсдаме он прослужил до конца 1965 года. Там же, в Германии, женился.

С будущей супругой Беспалов познакомился в 1958 году в одном из военных госпиталей, действовавших при группе советских войск в Германии. Нина Семёновна работала медсестрой, потом сестрой-хозяйкой. Службу вдали от Родины скрашивали танцы по выходным в Доме офицеров, где Владимир Беспалов играл в оркестре. В 1960 году они с Ниной Семёновной официально оформили брак, а в декабре 1962-го родилась дочка Ирина (сын родился уже в Союзе).

А потом артиллерийскую дивизию расформировали, и Беспалова перевели в 10-ю танковую дивизию, в составе которой были танковые, артиллерийские, зенитные полки… Но на этом пертурбации в армии не закончились, и в конце концов Владимиру Сергеевичу пришлось вернуться с семьёй в Омск.

Но вскоре воинскую часть передислоцировали в Ишим. Встретившись как-то на полигоне в Юрге с командующим артиллерией СибВО генерал-лейтенантом Скробовым, Владимир Сергеевич попросил, чтобы его перевели в Омск, поскольку сын был болен и ему нужна была квалифицированная врачебная помощь. Генерал просьбу выполнил – его направили на военную кафедру сельхозинститута, где он проработал до декабря 1976 года. А потом по военной выслуге, но не в сорок пять, как многие, а уже в 51 год, Беспалов ушёл на пенсию…

 

Всегда в строю

– Пора, пора было уходить в отставку, – замечает он. – Да и жена давно настаивала, чтобы уходил. А то, дескать, как лето, все мужья на дачах копаются, а подполковник Беспалов со студентами в военных лагерях…

Положение военных тогда было не то что теперь: с ними считались, о них – плохо ли, хорошо ли – заботилось государство. Тот же генерал-лейтенант Скробов, узнав о его семейном положении (они жили у отца в частном доме, в комнатке два на два с половиной метра), лично распорядился выделить квартиру в первом доме, готовящемся к заселению.

В новую квартиру в январе 1967 года Беспаловы первым делом перевезли вещи, привезённые из Германии: стол, шкаф, швейную машинку, пианино, на котором, кстати, Владимир Сергеевич до сих пор иногда играет. Чаще всего после того, как посмотрит, переберёт старые фотографии в альбоме.

– Вот они, мои «стотридцатки»!.. – показывает Беспалов пожелтевшую фотографию. – А знаете, я считаю, мне крупно повезло, что попал в артиллеристы. Всю жизнь я связан с артиллерией, знаю не только отечественную, но и японскую, норвежскую, чешскую… Мне пушки во сне снятся, вижу их так ясно, даже холодок металла ощущаю. Да и как их забыть, я же эти пушки потом до винтика перебирал, ремонтировал. Они для меня как родные!..

Впрочем, уйдя в отставку, Беспалов продолжал работать, в том числе и «на общественных началах». Он 34 года был командиром внештатного дивизиона дорожно-патрульной службы при областной Госавтоинспекции. Неудивительно, что в году у Владимира Сергеевича сразу два профессиональных праздника – День артиллерии и День Госавтоинспекции. А самым дорогим и волнующим праздником для него был и остаётся День Победы, путь к которому был долгим и трудным.

ОмскПресс