Рабочее место – Нотр-Дам де Пари

Общество

Рабочее место – Нотр-Дам де Пари

Нотр-Дам де Пари… Собор, воспетый Виктором Гюго и обросший преданиями, место паломничества туристов и поклонников мюзиклов. И судьба сегодняшнего гостя рубрики «Звёзды» связана с этим храмом уже больше 25 лет.

Впервые не только в Омске, но и в России – мсье Жан-Пьер ЛЕГЁ, титулярный органист легендарного собора Парижской Богоматери. Выдающийся органист современности, композитор и импровизатор, Жан-Пьер Легё 4 ноября открыл в Омске V Сибирский международный фестиваль органной музыки. С нашего города начались русские гастроли музыканта: после Омска – Екатеринбург, Челябинск и Москва.

– Я, хотя и часто езжу по миру с концертами, в России до этого не был ни разу, – делится мой собеседник. – Но об Омске слышал, более того – знал его географическое расположение. К вам на фестиваль меня пригласил екатеринбургский органист Тарас Багинец (один из лидеров российской ассоциации органистов, помогающей городам в формировании органных программ сезона. – Прим. авт.). И наша переписка началась с технических характеристик омского органа.

– Что вы имеете в виду?

– Понимаете, особенность органа в том, что этот инструмент, в отличие от других, не производится серийно. Каждый орган индивидуален. Поэтому, когда исполнитель разрабатывает программу своего выступления, он должен знать особенности инструмента, который встретит в зале, где будет выступать. Только в соответствии с техническими характеристиками органа музыкант выбирает произведения для исполнения. Дело в том, что модификация инструмента (а их существует огромное множество) зависит и от страны, и от эпохи: к примеру, возьмем эпоху Ренессанса. В одно и то же время орган в Италии – это не то же самое, что орган в Испании.

– То есть вы, зная технические характеристики, можете подготовить программу, еще не видя органа?

– Да. Но все равно на месте приходится корректировать и репертуар в какой-то степени, и сам орган в каких-то частях настраивать. Например, в Екатеринбурге и Челябинске я буду играть ту же программу, что и в Омске, – базовые характеристики этих трех инструментов совпадают. Но деталями отличаются, так что придется адаптировать программу под каждый конкретный орган. В Омске приятно было играть: я не встретил тех проблем, с которыми сталкиваюсь иногда в больших церквах. Там из-за барьеров бывают множественные вибрации звука – в вашем зале нет такого недостатка.

– Было бы непростительным в беседе с вами не задать вопрос о знаменитом соборе Нотр-Дам де Пари…

– О, история его для одного разговора слишком длинная – 850 лет! (Смеётся.)

– И все-таки живут ли в нем до сих пор легенды?

– Легенды… Внутри собора за эти столетия происходило множество событий – религиозных, политических, музыкальных. За эти годы сложились и определенные традиции. В XVIII веке существовала одна традиция, согласно которой органисты работали кварталами, каждый по три месяца в год. С приходом Великой Французской революции она была нарушена и только в 1985 году восстановлена – именно тогда была назначена современная команда органистов. Из ста претендентов выбрали четверых, с тех пор один из органистов умер. С 1990 года в Нотр-Дам де Пари трое титулярных органистов: Филипп Лефёвр, Оливье Латри и я. Традицию мы восстановили, но немножко изменили. Сейчас мы работаем, как и в XVIII веке, «по сменам», но не по три месяца, а по неделе. Иногда из-за гастролей приходится подменять друг друга. Во Франции 11 ноября – большой национальный праздник, в соборе состоится очень значимая служба. Вообще-то ее должен был обслуживать я, но, поскольку буду в Москве, другой органист меня заменит.

– Так вы играете только во время праздничных служб?

– В Нотр-Дам де Пари службы проходят каждый день. И в этом соборе – два органа. Команда титулярных органистов, о которой я только что рассказывал, – это команда большого органа. Мы работаем во время выходных и праздничных служб. На рядовых, которые проходят в течение недели, играют регулярные (внештатные) органисты, и они уже сидят за вторым инструментом, находящимся в другой части собора.

– Три титулярных органиста – вы конкуренты между собой или партнеры? Делите публику?

– На самом деле быть не единственным органистом в соборе – это важно и интересно. И вот почему. У нас троих совершенно разные музыкальные предпочтения, мы выбираем разный репе
ртуар. И эта разница наших вкусов дает возможность зрителям слушать каждый раз новое звучание инструмента: в зависимости от того, какой музыкант в данный момент на нем играет. Мы трое – не только исполнители, но и импровизаторы, потому и выиграли в 1985 году конкурс на должности титулярных органистов. Правда, композитор из всех я один.

 

КСТАТИ

В этом филармоническом сезоне в Омске побывают все титулярные органисты собора Нотр-Дам де Пари. Филипп Лефёвр покажет свое искусство 18 февраля, а Оливье Латри – 12 апреля. Для мсье Латри это будет первое выступление в Органном зале филармонии.

 

СПРАВКА «ВО»

Пост титулярного (штатного) органиста легендарного собора Нотр-Дам де Пари получают лучшие органисты Франции. У этих музыкантов особенный статус: они представляют на международном уровне великую французскую органную культуру, сохраняют, развивают и создают многовековую традицию всемирно известного собора Парижской Богоматери. Жан-Пьер Легё состоит в должности органиста Нотр-Дам де Пари с 1985 года. Он известен не только как мастер органного искусства и импровизации, но и как композитор, автор более чем 60-ти произведений для разных инструментов.

ОмскПресс