За кромкой сознания

Общество

За кромкой сознания

В понедельник, 10 октября, во всём мире отмечался День психического здоровья. По этому поводу у омичей накопилось к врачам немало вопросов, в том числе неудобных. На некоторые из них читателям «Вечернего Омска» отвечает заведующий психотерапевтическим отделением клинической психиатрической больницы имени Н. Н. Солодникова доктор психологических наук Дмитрий ЧЕТВЕРИКОВ.

Итак, удобные и не очень вопросы от наших читателей и ответы на них компетентного специалиста.

 

«Сколько живу – ни одного настоящего психа не видела. А ежели их так мало, то зачем содержать в Омске целую психобольницу? Елена К.»

– И замечательно, что не видели. В этом – свидетельство эффективности нашей работы. Многие люди просто не понимают специфики нашей деятельности. Психиатрическая служба – это барьер, отделяющий здоровых людей и нормально функционирующее общество от той бездны безумия, о которой омичи не догадываются лишь благодаря нашей работе. Судите сами: по самым скромным подсчетам, среди лиц в возрасте от 15 до 60 лет больные шизофренией составляют около полутора процентов. И это только учтенные, причем данный процент одинаков и в Лондоне, и в Москве, и в Нью-Йорке, и в Омске. Плюс примерно столько же неучтенных и еще два процента с вялотекущими психическими расстройствами. В общей сложности это уже пять процентов. Если взять население Омска за полтора миллиона, то получится, что в нашем городе проживают около 90 тысяч (!) больных. Согласитесь, это немало, а ведь мы еще не учли иные психические расстройства, связанные с потреблением наркотиков и алкоголя. Например, «популярную» нынче белую горячку. Да если бы не наша работа, не наша больница, то сегодня ситуация в Омске была бы намного серьезнее.

 

«Дочь стала вести себя как-то странно, но показать ее специалистам боюсь – вдруг мою Оленьку положат в психушку пожизненно? Анжела С.»

– Вы напрасно боитесь, тем более что при отсутствии показаний для госпитализации у нас можно лечиться и амбулаторно. А с другой стороны, существуют определенные стандарты лечения, регламентирующие минимальные и максимальные сроки пребывания пациента в психиатрической клинике. Так что пожизненно, как вы говорите, у нас никого не держат – врачам это не нужно.

Зато иногда встречаются прямо противоположные случаи, когда родственники больных хотели бы продержать их в стенах нашей клиники как можно дольше. Психически больной – это же инвалид, и ему положена пенсия. Пока человек находится на излечении, пенсией распоряжается кто-то из его близких. Неудивительно, что некоторые из них настаивают на продлении сроков госпитализации для таких вот несчастных. Более того, были случаи, когда больным специально (!) не давали необходимых медикаментов, чтобы спровоцировать обострение и положить на лечение к нам.

К примеру, однажды женщина, страдающая алкоголизмом, решила присвоить пенсию сына и стала периодически вызывать к нему скорую помощь: мол, заберите, буянит, сил моих больше нет, и вообще он опасен для окружающих! Добившись, чтобы парня госпитализировали, эта женщина принялась пропивать его пенсию. И устроила дикий скандал, когда врачи, разобравшись во всем, предложили ей определить сына-пенсионера в дом-интернат для психохроников: она хорошо понимала, что в этом случае может лишиться всех прав распоряжаться его деньгами как опекунша.

Сейчас получить консультативную психотерапевтическую помощь можно в любом центре здоровья из недавно открытых во всех округах города. Причем совершенно бесплатно. Кстати, в том числе и за внедрение психотерапевтического приема в центрах здоровья наша клиника была признана лучшей в России психиатрической больницей в 2010 году.

 

«Не могла получить водительские права, так как я наблюдалась по поводу психического расстройства. Сейчас вроде бы чувствую себя хорошо. Можно ли мне пройти переосвидетельствование? Олеся Т.»

– Переосвидетельствование при наличии любого психического расстройства человек может пройти раз в пять лет, так что вовсе не исключается, что вам разрешат сесть за руль. Немало случаев, когда в таких ситуациях специальная комиссия принимала положительное решение. Скажем, был у нас пациент, молодой человек лет около тридцати. В двадцать два года он перенес приступ шизофрении, но через неско
лько лет его состояние нормализовалось. К врачам этот парень больше не обращался, полностью адаптировался к жизни, женился, работает. Естественно, что члены комиссии приняли решение о выдаче ему водительского удостоверения.

 

«Хотел устроиться на работу, но кадровик потребовал у меня справку от психиатра. Насколько это законно? Илья Г.»

– Это незаконно. Работодатели не имеют права требовать от соискателя сведений о состоянии его психического здоровья, если только он не поступает на службу в полицию. В список исключений подобного рода входят также прокуратура, суды и еще несколько специально оговоренных в законе организаций. Во всех остальных случаях подобное требование является нарушением конституционных прав гражданина и строго наказывается.

 

«Дочка погибла в аварии, с зятем отношения так и не сложились. Может ли он выписать меня из квартиры, определив на принудительное лечение без моего согласия? Валерий Б.»

– Согласно статье 29 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», недобровольная (а не принудительная, как вы говорите) госпитализация в психиатрическую клинику возможна только в трех случаях. Во-первых, это беспомощность, то есть когда человек в силу психического расстройства не может самостоятельно удовлетворять свои основные жизненные потребности. Допустим, в случае анорексии, когда пациент отказывается от еды, что может угрожать его жизни. Второй вариант – это если больной представляет опасность для окружающих или же для себя самого. Например, он совершает попытку самоубийства или же у него острое психическое расстройство, вызванное белой горячкой. Сегодня, как я уже говорил, это не такая уж редкость. И в-третьих, недобровольная госпитализация разрешена в случаях, если неоказание человеку психиатрической помощи может угрожать его здоровью и жизни.

К примеру, у психиатров существует такое понятие, как «профессиональный делирий», который может развиться на фоне длительного запоя. Если проще, то человек просто лежит на диване у себя в комнате, а ему кажется, что он находится на работе. Допустим, в кабине грузовика или в шахте. В таком состоянии он абсолютно закрыт для контакта, мы не знаем, какие галлюцинации у него. Плюс ко всему у подобных больных развиваются тяжелые поражения почек, печени, легких, а смертность достигает пятидесяти процентов.

Разумеется, что во всех этих случаях просто необходима недобровольная госпитализация пациентов, однако имущественное положение таких людей не меняется. И, в частности, выписать их из квартиры, воспользовавшись болезнью, по закону не может никто. Более того, все подобные сделки опекунов, совершающих их от имени недееспособных людей, находятся под контролем органов опеки и попечительства. Если возникнут хоть малейшие подозрения, они немедленно обращаются в суд, и тот до выяснения обстоятельств прекращает статус опекуна.

 

«Сосед – сумасшедший, могу ли я вызвать к нему психиатра и как это сделать? Эльвира М.»

– Проще всего позвонить по «03», а диспетчеры скорой помощи сообщат вам номер нашего телефона. Набрав его, следует рассказать, в чем конкретно проблема. Когда она действительно требует вмешательства специалистов, по адресу выезжает психиатрическая бригада. Если психиатр решит, что оставлять такого больного в домашних условиях нельзя, его доставят в больницу в недобровольном порядке. Затем в течение двух дней специальная комиссия должна всесторонне обследовать пациента и, если возникнет необходимость, направить в суд заключение о необходимости недобровольной госпитализации. Получив подобное заключение, судья обязан в течение пяти дней принять решение о целесообразности пребывания гражданина в психиатрической клинике. Или же отказать в таковом, если нет убедительных доказательств необходимости этого шага.

 

«Дед впал в маразм, он утверждает, что мы его постоянно обкрадываем и даже пытаемся отравить, пустив газ. Жить в одном доме с ним стало невыносимо, а разъехаться не получается. Могу ли я определить дедушку на лечение, если сам он лечиться не хочет? Екатерина Р.»

– Психиатрическое освидетельствование граждан у нас проводится лишь в добровольном порядке. Если же по суду ваш дедушка пока еще не признан недееспособным, то решать за него вы не можете. Зато можете рассказать о своих проблемах врачу. Если он сочтет ситуацию требующей вмешательства специалистов, то посоветует подать заявление в суд. По р
ешению суда будет назначена судебнопсихиатрическая экспертиза, а уже по ее результатам все тот же суд может признать вашего деда недееспособным, а вас – опекуном. И лишь после этого вы сможете, наконец, решить все вопросы, связанные с недобровольным лечением деда. Процедура, конечно, выглядит довольно громоздкой, но только так можно полностью исключить возможность разного рода злоупотреблений в отношении близких.

ОмскПресс