Любимый ботаник России

Общество

Любимый ботаник России

Женщины любят мускулистых и успешных мужчин. Особенно на киноэкране. Ботаники и неудачники обычно «сидят в стороне» от женских обожающих взглядов. Настоящее имя нашего сегодняшнего собеседника – Дмитрий Шаракоис – многим читателям ни о чем не скажет, а вот интерн Левин из известного сериала стал уже почти родным в каждом доме.

На днях Дмитрий побывал в Омске и представил новый фильм «Беременный», где он снялся в одной из ролей. Нам удалось поговорить с Шаракоисом не только о его творчестве, но и о нем самом.

 

На широкую ногу

– Я наполовину литовец. Попрошу не путать с Латвией. И у нас нет рижских шпрот. И мы не Ливия. Мы – Литва. Маленькая страна, которую можно проехать часа за три. Фамилия моя примерно переводится как «на широкую ногу». Безумно хочется найти какую-нибудь киношку в Литве и там поработать. И заодно побыть в родном месте. Но я родился и вырос в Москве.

Кстати, Дмитрий признался, что Левин – чуть ли не первая его положительная кинороль. На экране удалось уже побывать и вором, и наркоманом. В общем, освоить весь спектр криминального мира. Но на самом деле сам Дмитрий совсем другой:

– Я обожаю футбол, я фанат английской премьер-лиги. Я хочу, чтобы у меня родился мальчик, который бы играл в этой лиге, а дочка занималась бы большим теннисом. Один раз в неделю я играю в футбол; я нападающий, поэтому мне нужно быть дерзким. Безумно люблю заниматься спортом, плаваю, хожу в фитнес-центр, где встречаю Дмитрия Дюжева (напарник по фильму «Беременный». – Прим. авт.) и бью его… по плечу (улыбается). Какое-то время я занимался боксом, хочу снова продолжить занятия.

Люблю компьютерные игры. Это, наверное, тоже часть меня. Я поклонник серии симуляторов по футболу FIFA. Люблю кино. Что еще? Увлекаюсь бонсай. Но человек, у которого я все время их покупаю, называет меня убийцей бонсай, потому что они у меня никак не хотят жить. Я аккуратненько добавлю удобрения, причешу, подстригу, полью, форточку открою – и бонсай умер. Еду за следующим.

Стоит отметить, что Шаракоис не только разносторонний, но и неоднозначный человек. Чего только стоит идея организовать на официальном сайте конкурс «Все по Иксу, Игреку». Дмитрий хочет увидеть фотографии комнат, где царит бардак. Что это – протест против гламура?

– Скорее, это конкурс, где я жду от людей работ с художественным решением в их беспорядке. Пока всё идет слабовато, но я надеюсь, что наберет обороты. Это не антигламур. Я просто изначально хотел, чтобы присылали изображения дырявого носка, но брат мне сказал, что меня совсем не поймут.

 

Хочу помочь будущим актёрам

– Дмитрий, на вашем сайте лежит литературный рассказ о вашей жизни, который подписан как «Из неопубликованной книги Дмитрия Шаракоиса». Уже пишете автобиографию?

– Нет. Хочу написать книгу для людей, которые мечтают стать актерами. Скорее всего, она не будет стоить каких-то колоссальных денег, я, может, выложу ее на официальном сайте в открытом доступе. Очень многие пишут мне и спрашивают совета, куда пойти, что выучить, как одеться. Я все это знаю. Просто хочется помочь и немного направить людей, которые мечтают о моей профессии.

– А будете писать про негатив, например про звездную болезнь? Есть чем поделиться по этому поводу?

– В это понятие включить можно очень многое, так же как и исключить. Мне кажется, что звездная болезнь есть у каждого актера. Вот возьмем такую культовую фигуру, как Михалков. Он не может приехать в какой-нибудь город и под напором организаторов мероприятия сбрить усы. То есть априори у него есть некий статус. Иногда я ловлю себя на том, что, когда мне уделяют слишком много внимания, я могу «улететь в облака». Но тут же находится кто-то, кто пнет в пятку, и я сразу прихожу в себя. К популярности я нормально отношусь. Я с самого начала понимал, что это часть моей работы. Было время, когда мы ездили в лагерь «Орленок» и очень популярный артист Саша Головин («Кадетство», СТС) не мог даже до моря дойти, потому что его тут же просили сфотографироваться, дать автограф, посмотреть направо или налево. И я тогда понимал, что когда-нибудь это ко мне придет. Подходил к пирсу и просто наслаждался морем, потому что меня тогда никто не знал. А сейчас я уже не могу этого сделать, если только не нахожусь в Малайзии.

 

< p>Как интерн Левин не сберёг дедушкины очки и уехал в Америку

Несмотря на то что Шаракоис приехал в Омск представлять свою новую работу, обойти стороной «Интернов» ни омская публика, ни омские СМИ не могут. Всех до сих пор интересуют самые пикантные моменты съемок.

– У нас была одна сцена с Иваном Охлобыстиным (доктор Быков), где он целует меня в щеку. Типа: «Молодец»! Я открою вам маленькую тайну: если Ваня должен хлопнуть вас в кадре по плечу или пнуть что-то ногой, то лучше использовать каскадера. Потому что у тебя не будет полплеча или останется дырка в стене. Ну что может случиться, когда один актер целует другого? Он сломал мои очки. Это дорогие для меня очки, которые принадлежали моему деду. Ваня долго извинялся, но ему можно простить все.

Кстати, сейчас Шаракоис не снимается в сериале. А на все вопросы, когда же он вернется, отшучивается, что Левин уехал в Америку и пока не планирует возвращаться.

 

В «Беременном» я пошёл на повышение

Если же говорить в целом о работе, то заметно, что Дмитрий не любит повторяться. Поэтому отказывается от любых ролей ботаников и медиков. Только «Беременный» стал исключением.

– Тут сложилась такая ситуация, что мне прислали сценарий и попросили сразу не отказываться, а сначала прочитать. Также рассказали, что в главной роли будет сниматься Дмитрий Дюжев, которого я очень люблю. Но как такового доктора я еще не играл. Здесь у меня своя клиника и свой заработок, так что в какой-то мере я доучился и пошел на повышение.

Дюжев был моим учителем: научил меня заполнять собой пространство и вообще во многом помогал. На площадке царила творческая атмосфера, и многие наши импровизации вошли в фильм. Например, там есть очень смешная, на мой взгляд, находка. Я долгое время работал в торговле: продавал игрушки и газеты. И когда совершается первая покупка, то деньгами нужно похлопать по товару. И то же самое я сделал с гинекологическим креслом.

 

Кино – это не работа для меня

– Какая из ваших киноролей произвела на вас наибольшее впечатление?

– Одно из моих любимых произведений, где я снимался еще до популярности, – Ирвин Шоу «Богач, бедняк». Там я играю роль Томаса.

Но свою первую сценическую эйфорию я испытал в пятом классе, когда мы делали капустник и я пел хит группы «На-На» со словами: «Раз, два, три, на меня ты посмотри, оооуууууооооуууу…». Мне было так приятно, что я чувствовал себя как рыба в воде.

Я не могу назвать то, что я делаю, работой. Это часть моей жизни, я получаю абсолютное удовольствие.

– Роль мечты?

– Как это ни банально – Гамлет. Много накопилось, и есть что сказать. Но нет пока предложений. Недавно один режиссер спросил меня: «А как ты думаешь, ты отличный актер?» Я ему говорю, что вопрос очень резкий, но отвечу на него честно. Я не нарцисс, но считаю, что довольно крут. Потому что если делаю какую-то работу, то подойду к ней максимально серьезно, с историей, используя все свои ресурсы. Буду абсолютно честен перед собой и своим героем и выполню все задачи режиссера. Я так же заявляю о Гамлете и пока жду.

– А кого вы бы никогда не стали играть?

– Как я однажды пошутил: Николая Баскова. На самом деле нет, наверное, таких ролей. Я даже снимался обнаженным.

– Дмитрий, есть ли еще какие-то области кино, которые вас интересуют? Может, режиссура?

– Я сейчас закончил писать сценарий, на который потратил примерно семь лет. В ГИТИСе у меня был приятель Кирилл Грацинский. У него были записки о том, что он думает об учебе, как он относится к однокурсникам. Потом мы сели с ним вместе и каждый вспомнил свои истории, расспросили друзей. В итоге это вылилось в проект под названием «Записки о театральном училище, или Однокурснички». Хочется честно рассказать о жизни в театральном институте. А еще я мечтаю снимать детское кино. Делать культовые фильмы, как когда-то для нас «Кортик» и «Бронзовая птица». Чтобы во время их показа на улицах становилось пусто.

 

Коротко

– Если бы не актер, то кто?

– Футболист. В двенадцать лет я ездил в две команды – «ТорпедоЗИЛ» и «Динамо-Москва». Только не надо думать, что это мои любимые команды (смеется). Меня взяли в «Торпедо», во второй состав, но я понял, что это не вариант для меня.

– Есть ли вещи, которых вы боитесь?

– Я не боюсь, но я не могу, когда кто-то хрустит твердым яблоком. Меня сразу будто током пронзает. Яблоки люблю, только я их тру, посыпаю сахарком и с удовольствием ем.

– Любимая музыка?

– Классическая музыка и современная попса. Только не пишите, что мне нравится Басков. Очень близки Робби Уильямс, Леди Гага, Стас Михайлов.

– Книги?

– Долго ждал, когда же выйдет последняя книга Харуки Мураками, ждал ее года три-четыре. Оттого, что так долго ее ждал, я буду ее, наверное, так же долго читать. Я уже открыл ее и прочитал две страницы. А еще читаю сейчас Сергея Довлатова.

– Планы на будущее?

– В ближайшее время выйдут сериалы «Отряд» и «Похищение богини». Многие московские зрители знают меня по театральным работам, потому что я одновременно работал в трех театрах. Сейчас веду переговоры, чтобы вновь вернуться на театральную сцену. Возможно, скоро озвучу мультфильм. Сейчас снимаюсь в роли шурфовщика. Проект называется «Территория». У меня там будет даже золотая фикса. Съемки шли в тайге, мы долетали до Норильска, а оттуда 120 километров в тайгу. Вокруг, кроме медведей и одиноких птичек, никого. Искал золото: мне сказали, что оно там есть, и я все время ходил и доставал все блестючки. Но золота не нашел. А если бы нашел, то носил бы его на шее, на веревке.

ОмскПресс