Источник её энергии

Общество

Источник её энергии

Сколько о медицинских работниках сложено, спето, поставлено, снято. А какие писатели вышли из докторов: Рабле, Чехов, Булгаков, Аксёнов! Врач – это престиж. Недаром столько молодых людей мечтает надеть белые халаты. Правда, в последнее время разговоры о медицине не очень веселые: мол, зарплаты – смешно сказать, условия работы – не приведи господи, а чуть что не так – сразу в суд. Короче, сплошь печаль и тоска.

Может, все это и имеет место быть, но, как говорится, человек сам себе кузнец, и я хочу познакомить вас с замечательным врачом. Она всего добилась сама, ее успехи – результат собственного труда, и предаваться унынию ей просто-напросто некогда.

Людмила Ивановна МОТОВИНСКАЯ сразу после окончания института в 1995-м пришла участковым терапевтом в поликлинику № 14 и до сих пор здесь работает.

Невысокая, ее алый миниатюрный автомобиль «Хундайакцент» как раз по росту. Зато глаза – ох и глаза! – вглядчивые: сразу весь со всем своим диагнозом в них умещаешься. Разговаривает быстро, чуть ли не скороговоркой. Рассусоливать нет времени – порой за день вместо положенных шестнадцати пациентов приходится принимать до двадцати пяти. А как смеется! Расскажешь женщине анекдот и вслед за ней хохочешь, не потому что сам остроумный, а смех у нее такой заразительный. А то, что предельно энергичная, и упоминать лишне – ходячая электростанция.

Рассказывают, согласно закону, энергия никуда не девается, а переходит из одного состояния в другое. Это точно! Пообщаешься с Людмилой Ивановной и такой зарядишься бодростью – таблеток не надо. Интересно, а откуда она сама энергию черпает?

В детстве Людочка мечтала пойти в следователи, но следователем, да еще по особо важным делам, стал ее брат-двойняшка, Борис. Однако медицина была ей предопределена судьбой: мама, Антонина Васильевна, работала медсестрой, притом медсестрой высококлассной.

Вот и у Людмилы Ивановны своя стезя: санитарка – фельдшер – доктор.

Сразу после школы отправилась в город (жили они в Омском районе, в совхозе «Петровский») поступать в медучилище. Однако тут ее постигла неудача. Людочка вернулась домой и пошла санитаркой в совхозную больницу. Поступила на следующий год в первое медучилище, на фельдшерское отделение. Но еще учась на первом курсе, поставила себе цель обязательно стать врачом.

Доктор Мотовинская утверждает:

– Я себя без профессии не мыслю и на работу хожу с удовольствием.

Но для осуществления мечты потребовались годы и годы – без малого полтора десятка лет. После окончания училища работала акушеркой в женской консультации, а поступила в институт, уже имея двух дочек, Лесю и Александру…

Кстати, о семье. Со своим мужем Юрием Витальевичем Мотовинским, ныне артистом Музыкального театра, познакомилась еще санитарочкой. Как-то к ним в «Петровский» приехала с концертами группа артистов. А там молодой человек с гитарой – Юра. Дружили целую неделю, а потом его в армию забрали. Ждала! И, когда он вернулся, сразу поженились. Теперь у них две взрослые дочери. Старшая, Леся, работает экономистом аж в Петропавловске-Камчатском. Младшая, Александра, – медсестра в травматологии. Имеется и внучка, тоже Александра. На днях к бабушке на ее день рождения приедет.

Учебу в мединституте Мотовинская вспоминает с гордостью.

– Как-то один преподаватель заявил нам: врач, обучающийся на вечернем отделении, – нонсенс. Однако ничего, выучились, все мои однокурсники классные врачи. Особенно счастлива, что училась вместе с Натальей Акимовной Михайловой. Она внедрила на практике свое ноу-хау, защитилась и стала кандидатом медицинских наук. Я на самом деле горжусь нашими педагогами, они помогали нам постигать профессию. Это и Владимир Сергеевич Рублев, и Берта Иосифовна Шкловская, и Георгий Петрович Чернышев. Без них мы бы не были такими, какие есть.

Ее, Людмилу Ивановну, воспитали такой, в почтении к родителям, учителям, педагогам, старшим. Она говорит искренне, и невольно испытываешь уважение к людям, с которыми она общалась.

– Я и к профессии отношусь творчески. Пациента всегда встречаю улыбкой, стараюсь поднять настроение. Он тут же забывает о своих болячках, расслабляется, а уже между делом выясняю, что с ним конкретно. Ведь диагноз ставлю я, а не он, и лечение тоже определяю я. Вообще, нам необходимо быть осторожными и деликатными. У меня на участке есть домашняя больная. Из дому не выходит, лежит. Однажды ей стало совсем плохо, близкие вызвали «скорую». А потом рассказывают мне: врачи им сообщили, будто ей осталось день-два. Я ее продолжаю лечить, прокапываю, а на душе кошки скребут. Два, три дня проходит… Короче, она до сих пор жива. Нельзя врачам такое говорить! Психологически очень действует, даже на меня. Доктора должны вселять надежду. А когда подобное спрашивают, отвечаю: я лечу, а как там дальше – распоряжается Господь Бог.

Кабинет у Мотовинской – как «хрущевская» кухонька. Здесь она сама, добрейшая медсестра Оля и пациент. Впрочем, похожая картина и в других кабинетах, наверно, и в других подобных медицинских учреждениях – никого ничем не удивишь, ничего нового: те же проблемы, заботы, те же зарплаты… Одного врачебного жалованья явно не хватает, вот и ищут, где бы еще, где бы что-нибудь. Людмила Ивановна порой, если кто в отпуске, заменяет терапевта в женской консультации. А поскольку это не постоянно, завела собственный бизнес. Теперь мотается с утра до вечера. Однажды поняла: ног не хватает, поднатужилась, взяла кредит и купила машинешку. Попала в аварию, сама чуть не погибла, авто всмятку. Оклемалась, получила страховку, снова приобрела автомобильчик. Жить-то надо.

– Всю жизнь преодолеваю трудности, но не хнычу, я в них закаляюсь. Начиная с неудачного поступления в училище, с санитарки, с учебы в чужом городе. А работать, учиться, растить двух девчонок, и все это одновременно – разве легко? Ничего, еще не то смогём!

Как-то поздно вечером Людмила Ивановна готовила ужин. Стоит у плиты, жарит картошку, думает о минувшем дне. Из головы все не идет один пациент. Никак не складывается клиническая картина заболевания. Лечит ОРЗ, но интуитивно понимает: не то. Вдруг телефон… Берет трубку, звонит супруга того самого пациента. «Люся! – кричит. – Косте хуже!» По просьбе врача описывает симптомы. И тут доктор вспоминает практику, еще в медучилище им показывали больную – девочка страдала карбункулами почек. Редкая болезнь, но все признаки совпадали с симптомами пациента. К черту ужин, к черту картошку! Все побросала, шубу – на ходу, и бегом – к больному. После осмотра велела вызвать «скорую помощь». В больнице диагноз подтвердился, и человек потихоньку пошел на поправку. Считай, спасла еще одну жизнь…

Сидит, улыбается, но ни в глазах, ни в руках покоя нет – хочется деятельности. Она ведь где-то там, в седьмой воде на киселе, донская казачка.

Доктор Мотовинская признается:

– Недавно меня на два месяца отправляли в медакадемию на учебу типа повышения квалификации, и вдруг поняла: скучаю по работе, невыносимо скучаю.

ОмскПресс