Последний бой Ивана Стрельникова

Общество

Последний бой Ивана Стрельникова

Весной 1969 года китайские оккупанты перешли границу СССР и вторглись на остров Даманский. Операция получила кодовое название «Возмездие». Первыми приняли на себя удар пограничники заставы Нижняя Михайловка, которой командовал омич Иван Стрельников. Это был последний бой нашего земляка. Посмертно ему присвоили звание Героя Советского Союза. Сегодня о событиях на Даманском уже мало кто знает, но до сих пор ещё живы омичи-пограничники, участвовавшие в этом кровопролитном сражении. Им есть что вспомнить, есть что рассказать.

 Стенка на стенку

На основании Пекинского договора 1860 года государственная граница между нашей страной и Китаем проходила по китайскому берегу реки Уссури и остров Даманский считался русской землей. Впрочем, соседей из Поднебесной это ничуть не смущало. До середины 60-х годов они свободно, безо всяких виз и загранпаспортов, пересекали границу, торговали в расположенных близ нее деревнях, а на Даманском косили траву. Как говорили в то время: «Русский с китайцем – братья навек». Но когда «Великий кормчий» Китая Мао Цзэдун заявил о своих притязаниях на лидерство в коммунистическом мире, бывшие «братья» стали врагами.

А на пограничных заставах появились китайские перебежчики. Они сообщали, что Пекин ведет активную антисоветскую пропаганду, и умоляли не выдавать их обратно китайским властям. Умоляли, как оказалось, напрасно – перебежчиков, посчитав провокаторами, возвращали на родину, где всех ожидала смертная казнь. К примеру, по воспоминаниям омича, майора в отставке Василия Халявина, в то время служившего в Бикинском погранотряде, однажды на советскую сторону перешел заместитель начальника одной из китайских пограничных застав, прихватив с собою жену и сейф с секретными документами. В отличие от других перебежчиков, его внимательно выслушали, документы изъяли, а самого офицера вместе с супругой передали сотрудникам китайских спецслужб. Беглецам надели на шею веревки и, привязав их к телеге, поволокли на расправу…

Ситуация на советско-китайской границе накалялась все больше и больше. Переодетые «под рыбаков», солдаты и офицеры из Поднебесной стали устраивать демонстрации на льду Уссури. «Русские, верните нашу территорию!» – кричали они, провоцируя столкновение. Выпроваживать незваных гостей приходилось пограничникам расположенных рядом застав Нижняя Михайловка и Кулебякины Сопки. Первой из них командовал старший лейтенант Стрельников, на второй проходил срочную службу омич Евгений Шмокин. С января 1969 года бойцов этих застав едва ли не ежедневно поднимали в ружье и отправляли на остров Даманский. Пограничники сходились стенка на стенку с китайскими провокаторами, на льду Уссури кипели многочасовые драки. По словам Евгения Шмокина, «мирные рыбаки» во время таких вот «ледовых побоищ» использовали дубины и палки с гвоздями, а наши бойцы вооружались жердями. Стрелять же было категорически запрещено, ведь китайцы добивались именно этого.

– Вместе с ними на лед всегда выходили десятки корреспондентов, вооруженных фото- и кинокамерами, – вспоминает омич. – Они должны были документально фиксировать, кто же первым начал огонь, чтобы потом обвинить нас в вооруженной агрессии со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

«Чёрный Иван. Убить!»

Провокации к нужному результату не привели, и тогда китайцы решились на прямое вторжение. Операцию назвали «Возмездие», правда, до сих пор непонятно, кому и за что собирались мстить наши «братья».

«У нас идет бой, есть убитые, раненые!» – принял сообщение из Нижней Михайловки Василий Халявин, заступивший в то утро оперативным дежурным по Бикинскому погранотряду. Часы показывали одиннадцать, листок отрывного календаря – 2 марта 1969 года.

Все окрестные пограничные части немедленно подняли по тревоге, сообщение о вооруженном конфликте на острове поступило в Москву. Позже Василий Халявин узнал, что еще ночью три роты китайских солдат скрытно переправились на Даманский и, окопавшись, организовали засаду. А несколько ранее, отвлекая внимание на себя, около сотни вооруженных китайцев демонстративно двинулись со своего берега в сторону советской границы. Крикнув: «В ружье!», старший лейтенант Стрельников прыгнул в кабину армейского грузовика. Через пару минут автоколонна советских бойцов-пограничников
уже мчалась в сторону острова. В первой машине, кроме командира заставы, было еще семь человек; следом шел бронетранспортер с тринадцатью пограничниками. Третья машина немного отстала.

– Раньше наши бойцы и пограничники из Нижней Михайловки встречались на берегу, и только потом выходили на лед, – вспоминает Евгений Шмокин. – Однако в тот день Иван Стрельников не стал никого дожидаться, а сразу же вышел навстречу китайцам. Он спровоцировал их, и лишь благодаря этому мы не попали в засаду.

Ценою собственной жизни старший лейтенант Стрельников спас жизнь многим другим пограничникам. Последние мгновения нашего земляка запечатлел военный корреспондент Николай Петров, успевший сделать три снимка. На последнем из них китайский офицер поднял вверх руку, отдавая команду: «Огонь!» Через секунду раздались автоматные очереди, командира заставы расстреляли в упор. Военкор погиб вместе с ним.

Услышав пальбу, в бой с китайскими диверсантами вступил экипаж оставшегося на берегу БТР. За отсутствием офицеров командование взял на себя младший сержант Бабанский, впоследствии ставший Героем Советского Союза. На помощь бойцам из Нижней Михайловки прибыли пограничники с заставы Кулебякины Сопки под командованием старшего лейтенанта Бубенина. Обойдя на своем БТР огрызающийся пулями остров, он ударил в тыл диверсантам. А вскоре в сражение включилась резервная группа начальника погранотряда.

К двум часам дня китайцев выбили с острова. В этом бою погибло 32 пограничника, 14 было ранено. Уходя, диверсанты изуродовали тела наших ребят. Тело Ивана Стрельникова они хотели переправить в Китай. Говорят, что у каждого диверсанта имелась при себе фотография нашего земляка. «Черный Иван. Убить!» – так перевели специалисты нарисованные под ней иероглифы.

Раненых доставили на заставу. Среди медсестер, оказывающих им первую помощь, была и жена командира этой заставы. Накладывая очередную повязку, женщина надеялась до последнего, что ее муж жив-здоров. Но этим надеждам не суждено было сбыться – Ивана Стрельникова с воинскими почестями похоронили в парке на станции Иман.

 

Остров в подарок

Всю информацию о событиях на Даманском немедленно засекретили. В Кремле так хотели скрыть происшедшее, что у родственников погибших солдат даже изъяли все фотографии, а матерям запретили плакать на похоронах своих сыновей. Проинструктировали на этот счет и самих пограничников.

– Сначала с меня взяли подписку о неразглашении и запретили сообщать родным о том бое и полученных ранах, – говорит Евгений Шмокин. – А некоторое время спустя в палате госпиталя, где я лежал, появился начальник политотдела и прямо с порога начал кричать: «Срочно пиши своим отцу с матерью, что ты хоть и ранен, но вполне жив-здоров!» И уже тише добавил: «А то родители ваши, наверное, там уже панику подняли…»

Как оказалось, несмотря на все меры секретности, по стране все же поползли страшные слухи о событиях на границе с Китаем. Чтобы придать этим самым событиям нужную политическую окраску, тех, кто выжил во время боя на острове, объявили героями. Более того, их даже пригласили на центральное телевидение, и ребята в прямом эфире рассказывали, что же все-таки произошло на Даманском тем мартовским утром. Тогда никто и подумать не мог, что китайцы предпримут вторую попытку захвата.

14 марта уже полторы тысячи китайских солдат снова вторглись на остров. И снова, как в первый раз, их встретили пограничники, стоявшие насмерть. Ожесточенные бои продолжались около суток, но вояки из Поднебесной не сомневались в победе. Как оказалось, торжествовали они преждевременно: залп из гаубиц и реактивных установок «Град» уничтожил не только сотни китайцев, засевших на острове, но и перепахал прибрежную территорию КНР на расстоянии до пятнадцати километров. После такого ответа в Пекине надолго забыли о своих притязаниях на Даманский и, не иначе, решили, что СССР использовал против Китая секретное супероружие.

А в самом Советском Союзе на протяжении всей границы с Китаем развернулось строительство целой сети укрепленных районов. Кроме классических дотов и дзотов, рядов колючей проволоки и минных полей, здесь было сосредоточено значительное количество войск, артиллерии, танков и даже бронепоездов. В результате на протяжении всей дальневосточной границы появился советский аналог знаменитой линии Маннергейма. А из более чем миллионного населения Приморского края каждый третий превратился в военнослужащего.< /p>

Впрочем, это не помогло, и то, что в марте 1969 года не сумели сделать китайские войска, удалось совершить дипломатам из Поднебесной. В конце 90-х годов наше правительство «подарило» Китаю остров Даманский, и сегодня он носит китайское имя.

ОмскПресс