Как Миронов Путину звонил и другие истории из жизни знаменитых артистов

Культура

Как Миронов Путину звонил  и другие истории из жизни знаменитых артистов

Фестиваль «Лучшие спектакли — лауреаты и номинанты «Золотой маски» в городах России» завершил свои показы в Омске 13 мая. Финальным аккордом стал спектакль «Рассказы Шукшина» столичного Театра Наций, худруком которого является любимец публики и народный артист России Евгений Миронов. Вместе с актрисой театра Чулпан Хаматовой он рассказал читателям «Вечёрки» о звонке в приёмную Путина, человеческом подвиге и фестивале, преобразившем пермский городок.

— В Омске театральные фестивали следуют один за другим. Не кажется ли Вам, что зритель уже пресытился?

Е.М. — Пусть лучше будет много фестивалей! Мы бывали в разных городах, и не везде такая ситуация, как в Омске. Вот Омск и должен стать примером. Как, кстати, и Пермь. Театр Наций не первый год проводит в городе Лысьва Пермского края Фестиваль театров малых городов России. Там я увидел такое! Мэр сидит не просто на спектаклях — на читках пьес! Ну что ему в этой немецкой драматургии? А он не может оторваться. Они дорогу построили, гостиницу. Театральная жизнь и фестиваль стали градообразующими! После этого мы поняли, что в Лысьве все хорошо и пора искать другой город, в котором не все в порядке и надо что-то обновить, поменять (смеется). Хотя Лысьву мы в любом случае не оставим.

— Чулпан, Вы известны не только как заслуженная артистка России, но и основатель Фонда помощи детям с тяжелыми заболеваниями «Подари жизнь». Как удается сочетать благотворительность с работой по профессии?

Ч.Х. — Если бы был кто-то, кто это делал за меня, я с удовольствием бы сконцентрировалась на своей профессии, семье, путешествовала по миру. Но нельзя сказать о том, что эта деятельность только забирает и ничего не дает. Неправда. Она обогатила меня, перевернула мое сознание. Она наполнила мою жизнь совершенно не пафосным, а очень конкретным смыслом. Кстати, около трети всех поступлений в фонд идет от нищих и бедных, с доходом ниже среднего. Огромнее суммы собираются за счет количества неравнодушных людей.

Е.М. — Я хочу только добавить, что я, находясь на работе рядом с Чулпан, невольно слышу ее разговоры по телефону — все они только по поводу фонда. Знаю, что 1 июня в Москве открывается созданная фондом клиника, которую долго ждали. Для меня это настоящий человеческий подвиг. Постоянно звонки -о делах фонда. Разве что на сцене телефона не было.

Ч.Х. — Один раз у тебя во время спектакля телефон звонил!

— Что за история? Расскажите!

Е.М. — Чулпан вспомнила давнюю историю… Во время кризиса в банке сгорели деньги на реконструкцию театра. Я ни спать, ни есть не мог — только играть на сцене. Не знал, что делать, и от отчаяния нашел в справочнике приемную Путина (он тогда был президентом РФ), набрал. Я понимаю, что это пятисотая секретарша звонок принимает, но все равно говорю: «Звонит Евгений Миронов, я хотел бы поговорить с Владимиром Владимировичем». — «Спасибо, звонок принят». Потом мы играли, как раз «Рассказы Шукшина», по ходу которого постоянные переодевания, на них у нас несколько секунд. Я не знаю, как вообще телефон оказался у меня на столе. Мы переодеваемся за сценой: я одной ногой в штанине, выбегать пора, и зазвонил телефон. Я взял трубку: «С вами хочет поговорить Владимир Владимирович Путин!» Я, ни секунды не сомневаясь, отвечаю: «Я сейчас не могу, через 40 минут!», а потом. Так быстро я не играл спектакль никогда! Но, к сожалению, когда после спектакля я набрал номер и сказал: «Я слушаю», мне ответили: «Теперь он не может с вами поговорить».

ОмскПресс