Девятка червей Дмитрию Петрову

Общество

Девятка червей  Дмитрию Петрову

Из всех карт для меня всегда ожидаемая — червонная девятка. Как иду к Тамаре Аркадьевне, потрясающей ворожее, знахарке и прорицательнице, постоянно надеюсь: сегодня уж точно выпадет! Кончатся муки одинокой девушки и её бессонные ночи. Хотя сплю крепко и кошмары не беспокоят — работа выматывает, лишь бы до подушки добраться. Потому, может, не до любовных и лирических свиданий, которые означает девятка червей. А ведь очень хочется…

— Хочется, да колется, — возразила, попыхивая ароматной сигареткой, Тамара Аркадьевна.

Как это так?! Сколько слышала от нее историй про эту карту, где все заканчивалось благополучно — прямо мистика! Люди маялись, маялись, а потом бац — и все тип-топ, а рядышком вот она — с девятью красными сердечками.

— Ну, не всегда тип-топ, — снова внесла сомнения в мою душу гадалка. — Жизнь диктует свое. Иной раз все происходит вроде как предсказано, а на самом деле такой выверт — хоть стой, хоть падай…

Я распушила уши: вот она — очередная история!

— Был у меня еще с молодости приятель. Назовем его Жора. Художник. В городе довольно знаменитая личность. Веселый, безобидный, но про его шалости и розыгрыши ходили легенды. Как-то известная профсоюзная деятельница пригласила Жору оформить свою квартиру. Среди прочих украшательств он расписал потолок. Назвала гостей, так один, внимательный, рассмотрел в потолочных узорах задницу, затянутую паутиной. Художник назвал эту композицию «Голод». Ты думаешь, женщина обиделась? Как бы не так! Славу приобрела, народ к ней напрашивался, на панно поглядеть.

— А где он сейчас? Я что-то о нем не слышала.

— Потому что молодая. Люди постарше до сих пор Жору помнят. Жаль, пил, оттого и помер.

Невольно замолчали, как молчат, вспоминая ушедших. Я себе вдруг его представила: высокий, глаза смеющиеся, чуть с проплешиной и ямочкой на подбородке. Нет, ямочки не видно, потому что борода.

— Ишь ты, — удивилась Тамара Аркадьевна, — почти угадала. Бороду не носил, усы -да, но ямочка действительно была.

Удивить прорицательницу трудно, видимо, я у нее чего-то поднабралась.

— Как-то при встрече Жора мне вдруг сказал: «Слушай, Тома, ты же, говорят, гадалка по высшему пилотажу», — чем, конечно, меня смутил. — «Ну-ка, будь другом, раскинь свои замусоленные. Кажется, моей Светке шлея под хвост попала. Чего-то последнее время топорщится». Светлана, его жена, танцевала в нашем музыкальном. Ведущая балерина. И на телевидении вела передачу «Танцкласс». Но что странно, Жора никакие гадания и суеверия ни в грош не ставил, и, хоть порой погуливал, со Светой они жили душа в душу. Потому просьба оказалась неожиданной. Однако что поделаешь, колода всегда с собой, согласилась.

Снова пауза, но я девушка терпеливая, ни мускула на лице — жду…

— И ты знаешь, Анечка, карты как по радио: одна правда и полное благополучие — твоя любимая девятка червей да вкупе с пиковой восьмеркой, что означает веселую выпивку. Иначе говоря, посидят голубки на кухне и порадуются вволю. Так Жоре и сказала: «Ступай, дружок, с Богом и не хнычь почем зря, береги душу».

— Ух ты, — воскликнула я, глупенькая, -мне бы так!

— Так-то оно так, да не так. Потом мне Жора исповедался. Был у него друг Эдуард, тоже художник, такой же весельчак и выпивоха, как он сам. Когда Светлана уходила в театр или на телевидение, а работа, как ты понимаешь, вечерняя, Жорик с Эдиком собирались и стандартно приговаривали пузырек. Если время до прихода благоверной оставалось, Жора с другом бегали за еще одним или просто прогуливались на предмет приключений на свои… догадываешься что. Так произошло и тогда, в нагаданный мною вечерок. Светлана уехала на телевидение, и друзья встретились, как союзники на Эльбе. Уж и по второму разу сообразили, а Светы нет и нет. Застолье обрело нервные тона, чего раньше не случалось. Наконец любящий супруг не выдерживает, звонит на студию и прерывающимся голосом спрашивает: где? На что режиссер спокойно сообщает: а Светланы и не должно быть, поскольку передача шла в записи, которую сделали днесь. Кранты! Жора вскипает, как чайник на плите, сжимает мирные кулаки и готовит в мыслях жуткую расправу, от которой оробели бы самые свирепые инквизиторы. И тут Эдик вдруг побледнел и шепотом говорит: «Тс-с, Жора! Слышишь?» Замерли. В комнате раздавались потусторонние звуки, смахивающие на предсмертные хрипы. Жора на ватных от страха и выпитого ногах подошел к шкафу, чуть ли не с криком распахнул дверцы и обнаружил сладко спящую, слегка похрапывающую жену. Оказывается, Светка, желая ужучить мужа в подлой измене, не нашла ничего лучшего, как забраться в старинный гардероб и засечь эту самую измену.

Я сидела обмерев, не зная, смеяться или хохотать.

— Видишь, Анюта, воистину предрекли карты: и любовное свидание, и веселая выпивка. Все так, да не так.

А червонная девятка мне, незадачливой, все равно не выпала.

ОмскПресс