Не бывает бывших полковников

Общество

Не бывает бывших полковников

Ему скоро 80, а не дашь. Почти ни одного седого волоса, стройный, подтянутый — чувствуется внутренняя дисциплина. Глаза голубые, на подбородке ямочка, идеал для женщин. Ему бы крутых полицейских в голливудских фильмах играть, но Илья Матвеевич ГОЛУБЯТНИК не киношный, а самый настоящий милиционер. Полковник, кандидат юридических наук, доцент, заведовал кафедрой в Омской школе милиции.

Родился Илья Матвеевич в далеком селе Ильинка Алтайского края, в многодетной семье: шесть дочерей и он, единственный сын. Отец и мать — обыкновенные селяне, но смогли всем детям дать образование. Когда подошел возраст, призвали на флот. Служил на Дальнем Востоке. После службы приехал в Омск поступать в школу милиции. На вопрос, почему решил именно сюда, ответил незатейливо: есть хочется, да и крыша над головой. В 1959 году, окончив школу, в звании лейтенанта был направлен в транспортную милицию. Вот о ней и пойдет основной разговор.

Транспортная милиция

Мы смотрим и читаем детективы, нас увлекают погони, перестрелки, расследования хитроумных преступлений. Из кино и книг знаем о рискованной работе оперативников, в курсе, над чем трудятся дотошные следователи, чем занимаются бдительные гаишники, как наводит порядок патрульно-постовая служба. Короче, мы спецы и порой раньше героев можем вычислить преступника. А вот что такое транспортная милиция, что входит в ее обязанности, увы, не ведаем, даже понятия не имеем.

А сколько «на транспорте» происходит захватывающих историй — впору отдельные детективные тома писать. К примеру, через Омск следует товарный поезд из Новосибирска в Тюмень. В одном из вагонов обнаружен труп. Где, когда, кто? А поскольку тело обнаружено на участке Омской железной дороги, расследованием занимаются местные транспортники. Изучают чуть ли не каждый километр, бесконечно мотаются в Новосибирск и обратно. Чем не сюжет для сериала на фоне сибирских красот?

Но лучше -издали…

Двадцативосьмилетний лейтенант Голубятник переступил порог начальника отдела внутренних дел на транспорте полковника Филиппова, доложился по форме и сразу же был огорошен. Ни здрасьте, ни садитесь, а сходу: «Жилплощадь есть?» -«Нет». — «И не будет!» И так далее, на все собственные вопросы начальник сам же отвечал: нет и не надейся. Молодой офицер растерялся. Но тут, на его счастье, вошел зам, подполковник Копырин, и пригласил к себе. Здесь разговор потек в обратную сторону. «Ты не бери в голову, что наговорил Филиппов, у него такая манера общаться», — сказал Евгений Павлович и тут же пообещал квартиру и все прочее, главное, чтобы лейтенант побыстрее включился в работу. Надо отметить, что в те годы на транспорте служили люди, как правило, без специального образования, опиравшиеся на свой опыт, а тут человек после школы милиции, что ценилось и укрепляло авторитет.

Илью Голубятника определили по ОБХСС — отделу по борьбе с хищением социалистической собственности. Пришлось заняться конкретно ворами, расхитителями и спекулянтами. Это сейчас «челноки» свободно туда-сюда, а тогда — извини-подвинься, в тюрьму.

Мало кто знает, что кроме 10 ноября — Дня милиции — существует 18 февраля, День транспортной милиции. День тех, кто обеспечивает нашу безопасность на воде, в воздухе, вдоль всех железнодорожных магистралей.

Гроза вокзальных аферистов

Со временем И. М. Голубятник стал грозой для пронырливого вокзального люда. Даже когда ушел из транспорта на преподавательскую работу, его продолжали бояться. Стоило появиться на вокзале по какому-нибудь делу, встречать кого из начальства или проводить жену с дочкой на курорт, по перрону паника: «Голубятник! Спасайся кто может!»

Например, однажды он заинтересовался, почему продавщицы газированной воды так цепко держатся за свою не очень престижную работу. И зарплата крохотная, и труд нелегкий, поди весь день на жаре покрути мокрый краник да поцеди по стаканам шипучую жидкость. Нашел одну обиженную женщину, которая раньше торговала газировкой, да что-то не заладилось — уволили. Раскрутил ее на откровенную беседу, та и раскололась. Девчата-то на сладеньком сиропе и пузырьках зашибали в день до трехсот рубликов, а с кислородных баллонов — сто восемьдесят! Одна «газировщица» даже умудрилась роскошную хижину в Крыму в посёлке Любимовка построить, куда ездила отдыхать от трудов праведных. Ох и шуганул их Голубятник, уютные домики пришлось сменить на казенные.

Поездные воры

Однажды взяли целую группу, а она оказалась дружной семьей, более того — настоящей династией с бабушками, дедушками и прочими пра… Наверно, начали промышлять еще со времен братьев Черепановых. Илья Матвеевич невольно восхитился их тонким знанием психологии.

«Работали» они в домашних халатах и тапочках, кто-то с младенцами на руках (кто со своими, кто одалживал), ну точно пассажиры данного поезда. Втихую чистили народ и на следующей станции сходили. Пересиживали в гостиницах и комнатах для приезжих, а там дальше в путь. Честно сказать, профессия не из легких: ни своего дома, ни уюта, дети необученные, постоянный перестук колес -цыганщина. Да и достаток невелик, на всех про всех выходила средняя зарплата среднего служащего.

Как-то задержали подобную шайку. Обыскали — ничего! Как так? Ведь точно знали — они. Да и пассажиры на них конкретно жаловались. Но нет ни улик, ни вещдоков, хоть плачь. И тут уже пожилой, но опытный старшина обратил внимание на девятилетнего мальчика. Кто детей вообще в расчет берет? «Ну-ка, пацаненок, — говорит, — подь сюда!» Вот на нем все ворованное добро и обнаружили.

Фигура

Раз брали за взятки не кого-нибудь, а самого начальника вокзала, бывшего 1-го секретаря Исилькульского горкома. Из партийных органов уволили, но теплым местечком обеспечили. Дело очень трудное. Представляете, сколько при его положении связей? В горячее курортное время всякий хочет с комфортом прокатиться, а с билетами дефицит. В подобном случае начальник вокзала — лучший приятель.

Даже прокурор долго сопротивлялся, не подписывал ордер на арест, но под давлением неопровержимых фактов сломался. А как брать? Фигура все-таки! Дома, ночью, как в 37-м? Но Евгений Павлович Копырин решил иначе. Днем, в разгар работы, во время приема по личным вопросам, когда на стульях теснится масса народа, в приемную вошел высокий, статный старшина. Подполковник специально подобрал такого. Повисла тишина. Старшина распахнул дверь, и Илья Матвеевич прошествовал в кабинет. «Здравствуйте!» Начальничек вокзала сразу все понял, даже к трубке не стал тянуться, бессильно осел. Повели его под белы рученьки мимо обалдевших людей. Не просто арест -настоящий парад устроили. Высшее руководство возмущенными звонками особо не беспокоило, догадывалось: с оказией и им похожий спектакль продемонстрируют.

Забавное

Бывало и забавное. Где-то по дороге раскурочили цистерну со спиртом. Похитителей поймали быстро. Много не выпьешь, а реализация шибко заметна. По закрытии дела вещественные доказательства требуется уничтожить, что и надо было сделать с конфискованным спиртом. Но в милиции тоже люди служат… Короче, с конфискатом боролись так. Комиссия стояла у дверей, а спирт выливался прямо в окно на противоположной стороне. Только окно то располагалось на первом этаже, а под ним незаметно пристроились коллеги с бидоном. Вышло как в пословице: и волки сыты, и овцы целы.

Грядут перемены, и неважно, как будут называть людей в форме, если там служат такие люди, как полковник Илья Матвеевич Голубятник. Когда зовешь на помощь, какая разница, кто к тебе приходит, полицейский или милиционер.

ОмскПресс