«Безоткатное орудие» торгов

Экономика

«Безоткатное орудие» торгов

На завершившемся 26 марта ежегодном Форуме-выставке «Госзаказ-2010» вновь была затронута тема роста числа сговоров при проведении торгов по государственным и муниципальным закупкам. По мнению некоторых экспертов, в 10-30% таких торгов возможен факт сговора их участников, а по данным МВД РФ, ущерб экономики от коррупции достигает 40 млрд рублей в год. В своем выступлении на форуме глава ФАС РФ Игорь Артемьев отметил, что закон о госзаказе и введение электронных аукционов «нацелены на полное уничтожение этой порочной практики». В Омске на 1 января 2010 года электронные торги составляли уже 33% от всех способов размещения муниципальных заказов.

Как серпом по бюджету
На сегодняшний день увеличение госзакупок в России является приоритетом антикризисной программы правительства, а растущий госзаказ призван простимулировать спрос в российской экономике. Между тем в прошлом году Федеральная антимонопольная служба России отмечала резкий рост сговоров на закупках, картелизацию торгов и даже появление на рынке структур, специализирующихся на организации таких сговоров.
Правда, их «кризисный рост» — это лишь слабое подобие ситуации, которая существовала в этой сфере до вступление в действие Федерального закона № 94-ФЗ о госзакупках. На завершившемся 26 марта 6-м ежегодном Форуме-выставке «Госзаказ-2010» глава ФАС России Игорь Артемьев особо отметил: «До 2006 года мы имели повсеместную картельную практику при госзакупках. Конечно, она есть и сейчас, но уже не в тех масштабах, а введение электронных торгов сведет такие случаи практически к нулю».
Но это еще когда будет. Пока же, по данным Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), в 2008 году чиновники потеряли 364 миллиарда рублей из средств, выделяемых из бюджета России на госзакупки, — это 8,7% от всего объема госзаказа. В 2007 году бюджеты всех уровней потеряли на госзакупках 347 миллиардов рублей (9%), в 2006 году -300 миллиардов рублей (13%). Естественно, эти потери многофакторные и обусловлены не только сговорами участников торгов, но и тем, например, что закупочные цены значительно превышают рыночные. Однако если поверить в эти цифры и сравнить их с экономией в результате торгов по госзакупкам… (см. диаграмму). Президент России Дмитрий Медведев не так давно отметил: коррупция в сфере государственных закупок достигла огромных масштабов и необходимо менять закон о госзакупках. Как бы иллюстрируя этот тезис Президента РФ, заместитель директора Феде¬ральной службы по оборонному заказу Владимир Муравник сооб¬щил, что при проведении торгов его ведомству удается экономить лишь 3-4% бюджетных средств. По его словам, нередко проис¬ходит негласное деление госзака¬за, и тогда аукцион — не более чем ритуал…
В недавнем интервью РИА «Новости» замруководителя ФАС Андрей Цариковский поделился своим личным мнением: о сго¬воре можно говорить в 10-30% торгов при госзакупках. Кстати, региональные УФАС имеют пол¬ное право привлечь участников сговора к административной ответственности, и на сегодня Кодексом административных правонарушений РФ за осущест¬вление согласованных действий, ограничивающих конкуренцию, предусмотрен штраф от 1 до 15% от суммы выручки за год работы на рынке, на котором совершено правонарушение. Впрочем, по словам Андрея Цариковского, «это странно и слишком жестко», а вот 30% от объема контракта — более адекватное наказание.

Эдектронная «панацея»
Проблему сговора на торгах могут решить электронные аукционы. Эксперты подчеркивают такие преимущества электронных процедур госзакупок, как прозрачность всех этапов работы, высокую конкуренцию, а значит — высокую экономию бюджетных средств. Ну и, естественно, защиту информации в момент проведения аукциона и невозможность сговора его участников. Однако есть и скептические мнения. Например, по словам гендиректора Центра размещения государственного заказа Александра Строганова, если закупка изначально спланирована под определенного поставщика, всегда найдется способ устранить его конкурента.
Тем не менее, с 1 января 2010 года вступил в силу перечень продукции, которую можно закупать для федеральных госнужд исключительно на электронных торгах. Пока этот перечень относительно невелик, но с 1 июля этого года все федеральные заказчики будут обязаны не менее 70% заказов размещать на электронных площадках, а к 1 января 2011 года электронные торги станут обязательными и для региональных и муниципальных властей. Также создается единый портал для заказчиков всех уровней власти регионов, и к 2011 году весь процесс — от размещения объявления о закупке до подписания контракта и даже обжалования действий организаторов торгов — будет проходить в электронном виде. Вообще ФАС РФ ставит перед собой задачу в течение полутора-двух лет вывести около 80% всех процедур по размещению заказов на электронные аукционы.
На форуме «Госзаказ-2010» Игорь Артемьев также сообщил о планах по вводу электронной системы выявления нарушений при проведении госзакупок. По его словам, уже введено программное обеспечение, которое контролирует неправильное написание позиций госзаказа (введение латинских букв в написанное кириллицей наименование). Данное нарушение используется госзаказчиками, чтобы сузить количество возможных поставщиков продукции и услуг. Артемьев отметил, что эта система будет отслеживать нарушения очень быстро, а санкции за них будут достаточно серьезными. Кстати, о санкциях. За последние четыре месяца антимонопольное ведомство уже возбудило 15 дел по картельным сговорам, и данные дела, по мнению И. Артемьева, «имеют перспективу стать уголовными, а это до семи лет лишения свободы». Правда, пока в России по статье 178 УК («Недопущение, ограничение или устранение конкуренции») никого еще не посадили. Дело в том, что процедура расследования подобного дела достаточно сложна — ведь участники сговоров, как сами понимаете, не подписывают соглашений, а ФАС не может сама проводить оперативные действия, например, осуществлять прослушку. Так что выявлять и доказывать, что сговор имел место, приходится, только основываясь на мониторинге деятельности компаний.

Проще выстроить систему
При еженедельном обзоре торгов в «Обозревателе» мы также постоянно сталкиваемся с разного рода «аномальными явлениями». Например, на торги по лоту заявляется несколько участников, но приходит только один, остальные же просто не являются, нередко жертвуя весьма значительными суммами обеспечения участия в торгах. Или же только один участник делает символическое предложение о снижении цены, тогда как остальные демонстрируют странную пассивность.
Вот самый яркий пример. В сентябре 2009 года Медицинский центр министерства здравоохранения Омской области проводил аукцион на ремонтные работы поликлиники. В аукционе приняли участие 12 организаций, причем на торги явились все их представители. Однако только представитель ООО «Омсктеп-локомплект» поднял карточку — когда цена контракта уменьшилась на 15 тыс. руб., остальные же вообще себя никак не проявили. В результате таких «торгов» экономия областного бюджета составила 0,5% от начальной цены контракта.
Подобные загадочные бездействия претендентов наблюдаются и на электронных торгах. В итоге контракты заключаются на максимальные цены, а экономия бюджетных средств — нулевая.
Конечно, не стоит такого рода казусы непременно относить к сговору. Бывает и так, что претенденты на лоты рефлекторно подают заявки на участие в торгах, но потом, трезво сопоставив цену контракта и прогнозируемую себестоимость работ (услуг), понимают, что игра не стоит свеч. Но бывает и иначе…
Вот весьма свежая информация. Омское УФАС сообщило, что установлен факт согласованных действий на открытом аукционе ООО «Финансовая группа «РУС-АНТОН», ООО «Финансовая группа РУСАНТОН» (разница в названиях — в одной кавычке) и ООО «Сибирский региональный союз». Речь идет о торгах по контракту на выполнение строительно-монтажных работ по объекту «Комплексное освоение левобережной территории города Омска «Новая Чукреевка». Обеспечение автомобильными дорогами в 2009 году». Впрочем, как отмечают в Омском УФАС, данный установленный факт согласованных действий — практически единичный.
Проблема сговоров на торгах весьма остро стоит и у «соседей». Например, по данным Тюменского УФАС, в 2009 году в регионе наибольшее количество контрактов было заключено по начальной (максимальной) цене или со снижением цены до 0,5%. Заместитель руководителя регионального УФАС Игорь Веретенников отмечает: «Это связано, в первую очередь, с тем, что участники размещения заказа, используя различные незаконные махинации, не конкурируют между собой за заключение государственного контракта».
… Да, доказать факт сговора чрезвычайно сложно – не проще ли выстроить систему, минимизирующую подобные риски?! И можно с осторожным оптимизмом полагать, что электронные аукционы действительно могут стать ее основой. В структуре размещения заказов по госзакупкам Омской области они уже явно доминируют и по количеству, и по суммам. Управление муниципального заказа департамента городской экономической политики администрации города Омска также планирует расширить практику размещения заказов в форме электронных аукционов. На недавнем заседании Совета по промышленности и предпринимательству при мэре Омска вице-мэр, директор департамента городской экономической политики Евгений Фрезоргер отметил, что проведение электронных торгов является наиболее перспективным видом муниципальных закупок. Причем как с точки зрения прозрачности и открытости, так и для развития добросовестной конкуренции: электронные аукционы привлекают наибольшее внимание участников размещения заказов и способствуют снижению коррупционных рисков.
Кстати, намерения департамента городской экономической политики подкреплены реальной практикой: если в 2008 году в форме электронного аукциона размещалось менее 3% всех муниципальных заказов г. Омска, то на 1 января 2010 года такие торги составляли уже 33%. Добавим, что в Омске в 2009 году объём закупок для муниципальных нужд «потянул» на 5,3 млрд рублей, причем 11,4% муниципальных заказов было размещено у субъектов малого бизнеса — всего на сумму около 2 млрд рублей.

СПРАВКА
Помимо электронной версии госзакупок в стране будет внедрена аналогичная система государственных продаж. Об этом заявил глава ФАС Игорь Артемьев. По его словам, если в госзакупках наведен какой-то порядок, то в госпродажах порядка нет. Открывается специальный сайт Torgi. gov. ru, на котором будет размещаться выставляемое на продажу госимущество: лес, земля, природные ресурсы, сооружения и т.д.

СПРАВКА
• В Архангельске ФАС выявила сговор нескольких строительных компаний на торгах по ремонту учреждений здравоохранения. Многие из участников аукционов присутствовали на торгах, но не заявляли своих предложений по цене либо вообще не являлись в зал проведения аукционов. При этом контракты заключались с единственным активным участником по максимальной цене.
• Управление ФАС по Ямало-Ненецкому автономному округу признало четыре дорожно-строительные компании участниками ценового сговора при размещении подрядов на содержание автодорог и паромно-ледовой переправы на реке Обь на 2010 год. Аукцион по этим контрактам был признан несостоявшимся, так как на каждый из 11 лотов явилось по одному участнику, хотя заявлялось несколько. В итоге государственные контракты были заключены по максимальной цене.

КОММЕНТАРИИ
Вадим КАБАНЕНКОу заместитель руководителя Омского УФАС:
— Фактически, кроме случая с «РУСАНТОНОМ», других фактов сговора на торгах по государственным и муниципальным закупкам в Омской области не выявлено. И не потому, что их нет, а потому, что подобные факты очень трудно доказать. Мы же не имеем права проводить оперативные действия, и можем опираться лишь на косвенные признаки возможного сговора. Например, на так называемый «внутренний тендер», когда победитель торгов нередко переуступает некоторые виды работ своим недавним конкурентам, «отдавшим» ему на аукционе основной заказ (кстати, подобное имело место и в случае с «РУСАНТОНОМ»), Но все равно, в суд ведь не представишь косвенные признаки возможного сговора, а центральный аппарат антимонопольной службы требует от нас в первую очередь качества подготовки дел. Если мы, например, возбудим по фактам сговора 20 дел, а потом все их провалим в суде — нам это чести не сделает, да и удовлетворения такая работа, конечно, не принесет. Мы анализировали судебную практику по подобным делам в других регионах — там картина такая же. Хотя, напомню, в прошлом году Омское УФАС обратилось к хозяйствующим субъектам с просьбой сообщать о признаках и фактах сговора на торгах по размещению муниципальных и государственных заказов. Но в ответ — тишина…

КОММЕНТАРИИ
Наталья ДОХВАТ, начальник сектора торгов управления муниципального заказа администрации города Омска:
— Признаки сговора между участниками торгов можно увидеть, однако наличие сговора не так просто доказать. По моим подсчетам, «подозрительными» по этому направлению можно назвать 5-7% торгов, и чаще всего их участниками являются местные организации. Это логично, поскольку на местном уровне предприниматели, порой, очень хорошо знают друг друга, и не только как прямых конкурентов — их могут связывать дружеские отношения. Иногородним участникам договориться сложнее. Признаки сговора, когда торги идут с участием иногородних конкурсантов, в нашей практике большая редкость. Как мы видим «подозрительные» торги? Во-первых, не происходит собственно торга как такового. Например, у нас шел открытый аукцион на поставку продуктов питания для муниципальных образовательных учреждений города. По лотам «Поставка молока, кисломолочных продуктов» на участие в аукционе было подано 5 заявок. 4 заявителя были допущены к аукциону. Однако в ходе торгов ни одного предложения от участников аукциона, предусматривающего более низкую цену контракта, чем начальная, не поступило. Мы начали задавать вопросы, и участники аукциона причиной отсутствия предложений назвали якобы занижение начальной (максимальной) цены контракта. При этом муниципальным заказчиком цена была
сформирована исходя из розничных цен, сложившихся на момент проведения торгов на рынках города.
На торгах по лотам на поставку молока и молочной продукции, сливочного масла, сыров, которые проводятся 2-3 раза в год, систематически складывается одна и та же ситуация: заявки на участие в аукционе подают от 3 до 11 участников, практически все допускаются к торгам, регистрируются для участия в аукционе, однако пред
ложение о цене контракта подает только один участник, который и становится победителем. При этом снижение начальной (максимальной) цены контракта минимальное — 0,5%.
Естественно, такие «мнимые» торги наносят ущерб бюджету города, хотя никто и не берется подсчитать этот ущерб, да это и невозможно. Статистика таких «подозрительных» торгов не ведется. Однако у нас есть механизмы для корректировки ситуации, которыми мы постоянно пользуемся. По каждому случаю торгов, где возникает подозрение на сговор участников, мы пишем письма в Федеральную антимонопольную службу по Омской области, и уже эта служба проверяет наличие сговора.
На мой взгляд, очень большие сложности для сговора при проведении электронных аукционов. Администратор электронной площадки просто принимает и регистрирует заявки, не зная, кто их подал, а участники электронного аукциона могут иметь офисы, расположенные в соседних кабинетах, и не подозревать, что являются конкурентами в электронных торгах.

ОмскПресс