Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
18
ноября
сб
Ночь −8
День −4
Бензин в Омске
АИ-9234.25АИ-9538.05
АИ-9840.00ДТ35.60
USD59.40 59.74
EUR70.10 70.39
 ПокупкаПродажа
CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)

НовостиКультура в Омске

Владимир Золотарь: "Можете не выключать сотовые телефоны на спектакле"

Владимир Золотарь: "Можете не выключать сотовые телефоны на спектакле"
Художественный руководитель ТЮЗа рассказал корреспонденту Омскпресс, как прошла лаборатория современной режиссуры, что нужно сегодняшнему подростку и почему театр не должен ничему учить.
05.05.2014 09:16
Поделиться:

Владимир Золотарь совсем недавно занимает должность художественного руководителя театра юного зрителя, но омичи уже могут наблюдать, какая карусель событий захватывает омский ТЮЗ. Недавно прошла первая за 20 лет лаборатория современной режиссуры, и наконец-то сцена для школьников ожила.

Омскпресс: Как, на ваш взгляд, прошла лаборатория современной режиссуры, которую с 92 года ТЮЗ не видел? Удался этот проект или нет?

Владимир Золотарь: На мой взгляд, первый блин, слава богу, не комом. Какие цели в первую очередь мы преследовали? С одной стороны, больше 20 лет перерыва в таких мероприятиях – это очень большой срок для театра. И это такая шоковая терапия для труппы. Правильно Олег Лоевский (директор всероссийского фестиваля "Реальный театр", член Президиума Российского центра АССИТЕЖ - прим. ред.) говорил на пресс-конференции: в условиях стресса артист открывает в себе совершенно неожиданные резервы и возможности, о которых он раньше и не подозревал. Для актёров ТЮЗа это была мощная встряска. По окончанию лаборатории они просто массово подходили и благодарили – причем не только за конкретную работу, а благодарили за сам факт, за эту неожиданную игру, затеянную с ними. Это стрессовая ситуация для режиссеров тоже. Лаборатория подразумевает очень долгий период подготовки и очень короткий период репетиций, когда режиссёр встречается с совершенно не знакомыми ему актёрскими индивидуальностями.

ОП: Как лаборатория помогает – или не помогает – актёрам?

ВЗ: В своё время в Екатеринбурге замечательная народная артистка Светлана Замараева говорила: "Можно сколько угодно себя убалтывать, что к лаборатории можно относиться, как к игре, но потом ты вдруг понимаешь, что тебе выходить перед зрителем ровно так же, как ты выходишь на спектакль, который делается 2-3 месяца, только у тебя на это 3-5 дней". И это, конечно, очень мобилизует и проявляет реальные актёрские возможности, которые иногда за этой рутиной театральной, за какими-то привычками просто теряют шанс быть проявленными. Для меня, например, в эти дни было много открытий, маленьких и больших. И я думаю, что для актёров это очень важный опыт, и они сами об этом говорят.

С другой стороны, лаборатория – это, иногда сложный, но содержательный диалог со зрителем. И то, что мы дали вообще возможность зрителю высказаться – просто так высказаться вслух – это важно. Важно и для нас – увидеть, услышать и почувствовать отклик. Потому что на самом деле кроме как аплодисментами и рублем зрителю своего мнения обычно в театре выразить нечем. И мы устроили этот диалог. Он был и в зрительском голосовании, которое мы затеяли, и в виде того, что мы просто попросили: "Говорите, друзья, что думаете, что чувствуете по поводу каждого эскиза, который мы показали". Высказывались очень разные поколения людей. Вот говорит школьник, а вот говорит серьёзный с именем критик, член жюри премии "Золотая маска", или помощник художественного руководителя петербургского БДТ. А ещё перед тобой сидит режиссер, который всё это делал. Это важный диалог, который я собираюсь продолжать.

Театр должен разговаривать со зрителем, и порой нам приходится объяснять, почему мы хотим составить именно этот репертуар. Зритель зачастую приходит со своим настроем, и этот настрой иногда надо менять, сочетая зрительские желания и наши возможности. Есть третий аспект, тоже для меня очень важный, – знакомство с режиссёрами в работе и перспектива этих работ в будущем. На нашей лаборатории у двух-трёх работ очень внятная перспектива в развитии, это выражено было и в голосовании, и в обсуждениях.

Репетиция "Ночь Гельвера", режиссёр Константин Стрельников и Михаил Гладков

ОП: Вы представили на суд зрителей четыре совершенно разных пьесы…

ВЗ: Да! Но их объединяет, на мой взгляд, только одно: это примерно плюс/минус одна возрастная категория, это старшие школьники и молодежь, те зрители, которых сегодня ТЮЗ почти не охватывает. На данный момент у нас очень серьезный разрыв – детский репертуар, который почти не переходит в подростковый, а дальше начинается взрослый репертуар. Ещё раз говорю, театр юного зрителя – это не детский театр, это театр для детей и юношества. Так вот юношество слабо охвачено, а это очень важная категория зрителей. С подростковым репертуаром сложно везде, и я почти специально себя ограничивал при выборе пьес. Лоевский мне прислал огромный список, в котором было порядка 50 пьес, там было полно и детских.

ОП: И сколько у вас времени ушло, чтобы все 50 пьес прочитать?

ВЗ: Сидел ночами и читал. Олег Лоевский старался присылать мне незнакомые вещи, и я открыл для себя много нового из драматургии. По большому счету для меня новой пьесой, прочитанной к лаборатории, была "Битва по средам", которую выбрали и зрители.

Репетиция "Битвы по средам"

ОП: "Битва по средам" все-таки войдет в репертуар?

ВЗ: Я пока вообще не хочу открывать секретов. На самом деле, я бы хотел продолжить три работы из четырёх. Если говорить о "Битве по средам", все будет зависеть от того, как мы договоримся с Олегом Молитвиным (режиссёром постановки). Я на самом деле болел за то, чтобы хоть кто-то из режиссеров эту пьесу выбрал, потому что она очень ясная, сложная и простая одновременно. Мне кажется, что это очень хорошее произведение для опять-таки театра для детей и юношества и в хорошем смысле слова полезное. Было не удивительно, что именно ее отметили зрители.

"Битвы по средам", Екатерина Кривецкая, Данил Супрун

ОП: Когда будет известно, что ТЮЗ будет ставить?

ВЗ: Я думаю, что либо по окончании сезона мы объявим, либо, наоборот, к открытию следующего. Собственно, когда мы будем оглашать программу следующего сезона уже полноценную, мы в любом случае соберем пресс-конференцию, я просто ещё поразмышляю, когда мы это сделаем.

ОП: Лаборатория станет регулярным событием?

ВЗ: Да, лаборатория должна стать регулярным событием, более того, мы сейчас вместе с минкультом ведем переговоры на тему того, чтобы следующей весной провести первый серьезный профессиональный фестиваль спектаклей для детей и юношества.

Кроме того, сейчас у нас начинаются переговоры с институтом Гёте по поводу привлечения западных немецких специалистов в области детского театра, которые бы сделали свою образовательную программу. Здесь задача создать такой профессиональный фестиваль, где идет разговор о профессии, о важных на сегодняшний день задачах режиссёра в детском театре.

ОП: А как получилось привлечь столько студентов и школьников?

ВЗ: Это просто создание информационного поля. Мы встречались с колледжем культуры, рассказали о планах сотрудничества, пригласили ребят пообщаться с нами, поучаствовать в обсуждениях, и их педагоги и директор колледжа так радостно на это откликнулись, даже попросили, чтобы мы прислали пьесы, чтобы будущие зрители лабораторных показов могли заранее ознакомиться с текстами. И это не только колледж. Мы договаривались с целевым зрителем, который, как нам кажется, сегодня может стать лидером мнений, кто формирует круг общения, круг разговоров о театре. Для нас важны люди, которые готовы говорить. В основном к нам пришли те, кто регулярно ходит в ТЮЗ, но среди них были и совершенно новые лица. Были представители из "Пятого театра", из Лицейского театра. Мы даже с трудом рассаживали всех гостей, ведь просто технически есть какой-то предел, больше которого людей посадить нельзя.

Обсуждение спектакля

ОП: По всеобщему мнению дети сейчас очень быстро взрослеют. Театр способен угнаться за этим взрослением?

ВЗ: Не всегда. Это очень явно показала лаборатория. Например, был показ эскиза про птицу Феникс. И вставали один за одним взрослые ораторы, в том числе педагоги, и говорили: "Ну, это, конечно, не для подростков 12-ти лет, это для более взрослой аудитории". Зато потом встали 12-летние девочки и сказали, как это здорово, как это про них и как им это важно. Такие моменты говорят о том, что ладно театр – но даже педагоги и родители не могут угнаться за взрослением своих детей и воспитанников. Поэтому тут незачем гнаться, надо просто пытаться серьезно с ними разговаривать. Они более готовы к серьезному диалогу про внутренние сегодняшние и вечные проблемы, чем нам кажется. Вряд ли это усложняет задачу, скорее, её упрощает.

ОП: В начале года президент заявил, что если бы у нас функционировали детские театры, то дети бы не ходили с оружием в школу. Кроме того, педагоги на самой лаборатории высказывались, что спектакль должен быть назидателен, что он должен учить.

ВЗ: Не стоит понимать всё так превратно, как понимают иногда это педагоги и просто взрослые люди. Театр учить не должен, иначе он просто теряет свою функцию, потому что любое назидание не имеет эмоционального воздействия. Оно может вызвать эмоционально только отторжение. Мы же не любим, чтобы нас поучали, а уж ребенок, подросток – он тем более это ненавидит. Ему этого и так хватает в школе. Мне очень хочется – и я обязательно это сделаю на каком-нибудь спектакле, – чтобы вышел артист и сказал: "Ребята, не отключайте свои сотовые телефоны, болтайте, если вам этого хочется, и вообще делайте, что хотите, потому что мы пришли с вами общаться, так какого черта мы будем вас заставлять что-то не делать?".

Театр, на мой взгляд, не может ничего, кроме одного – немножко эмоционально напоминать человеку, что он человек. Вот и всё, но в этом есть опосредованное воспитание. Вот девочка любила мальчика, мальчик любил девочку, но вот так случилось, что они не смогли быть вместе, они могли только погибнуть – и эта история совершенно не назидательная на самом деле. Но узнав её, ты сам не замечаешь, как становишься чуть честнее, чуть добрее, чуть более чутким. Это настолько незаметно, это забывается в течение 15 секунд, но когда человека притягивает театр, он, сам того не замечая, меняется. Ну, по крайней мере, не становится хуже, а это важно.

ОП: И может тогда подросток сам выключит телефон?

ВЗ: В нашем мире так много плохого, что многое создано для того, чтобы человек становился хуже, тупее, циничнее, лживее и т.д. Вот театр как раз этого не предлагает – и слава богу (смеется). Да, наступит момент, когда он сам будет выключать телефон, потому что никто ему не будет говорить: "Отключите, пожалуйста, не забудьте".

ОП: Что даёт театр зрителю, кроме эмоционального переживания?

ВЗ: Театр прекрасен тем, что он самый сегодняшний, самый сиюсекундный. Литературу можно писать в стол, музыку можно писать в стол, картины писать в запасники музеев, а спектакль сегодня есть, а завтра его уже нет, о нём осталась только память, послевкусие. Это очень недолговечное искусство. Кино живет, киноплёнки остаются. А представьте себе, когда закрывают спектакль – и всё, его нет. Лаборатория ещё нужна потому, что театр иногда страшно замыкается на себе, становится страшно безадресным. А здесь приезжают какие-то чужие молодые люди, которым надо очень быстро сделать что-то такое острое, ясное. Конечно, это очень мощная прививка театру, зрителям, артистам – всем.

Автор: Ирина Чернышева
Просмотров: 13869
Для печати Отправить другу На главную

Читайте также:

Изображение

Гнойный выступит в Омске 20 ноября

Рэпер представит свой новый альбом.

Читать далее →

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник

Я - доброволец!

Добровольческие мероприятия и акции, проходящие в Омске и области. Сделайте свой город лучше!
© СИ Омскпресс 2009-2017г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик