Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
17
ноября
сб
Вечер −4
Ночь −5
Бензин в Омске
АИ-9237.25АИ-9539.35
АИ-9843.00ДТ40.55
USD65.50 66.85
EUR74.80 76.00
 ПокупкаПродажа
CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)

НовостиОбщество в Омске

Никита Поздняков: "Зачем рисовать то, что можно сфотографировать?"

Никита Поздняков: "Зачем рисовать то, что можно сфотографировать?"
Молодой художник, победивший на всероссийском конкурсе с фотографией омской колонии, рассказал, что на творчество его "толкнули" картины Муратова. Взгляд молодого представителя современного искусства – Никиты Позднякова.
11.02.2014 09:25
Поделиться:

Омскпресс: Как-то связаны в твоей жизни фотография и живопись – то, что ты фотографируешь, и то, что ты пишешь?

Никита Поздняков: Абсолютно никак. Правда, я из своих фотографий порой делал коллажи. А вот как связать… Нет, не могу, это совершенно разные действия. Вот к вопросу о живописи, зачем рисовать картину, которая один в один как фотография? Для этих целей есть фотоаппарат.

ОП: То есть техника – она не имеет большого значения в живописи?

НП: Для меня – никакого. Я не понимаю, зачем иметь абсолютно совершенную технику, копирующую тот же самый пейзаж или натюрморт. Чтобы было похоже? Вышел на природу, сфотографировал речку, лес – красиво. А зачем то же самое рисовать маслом, ничего не выражая? Это раньше, до появления плёночной или цифровой техники, пейзажи были актуальны. А знаешь, почему? Когда сидишь дома, в четырёх стенках, хочется какого-то полёта души. Смотрела же фильм "Мы из джаза"? "Что такое импровизация? Полёт твоей души!" (смеётся). Так вот, пришёл с работы уставший, всё надоело, хочется уехать куда-нибудь на природу, в деревню – и зависнуть там на несколько дней, и ничего не делать, просто отдыхать! А тут пейзаж на стене – некая симуляция, вроде и речка, и солнце, и деревья зелёные.

ОП: То есть все твои картины – это симуляция твоих мысленных набегов на природу?

НП: Не все, но, может, какие-то да.

ОП: Многие удивились, как живописец стал победителем в конкурсе фотографии. Ты сам видишь в этом что-то удивительное?

НП: Это случайность. Я не думал, не планировал, не надеялся, не проверял и не знал, что там происходит на этом конкурсе. Мне брат позвонил, говорит: "Ну, поздравляю". Я говорю: "Спасибо! С новым годом что ли?". Он говорит: " Ты знал, что ты победил в конкурсе?". Я говорю: "Нет".

Отправляя эти фотографии, я и не думал ни о какой победе. Собственно, мне от неё ни холодно, ни жарко. Зачем отправлял фото? Брат скинул ссылку на фотоконкурс, я слышал когда-то о нём, в прошлом году что ли. Послал. Ну а мотивация проста: когда ты занимаешься творчеством, хочется общения. Это как секс: когда ты сексом занимаешься в одиночестве, это не то, согласись? Меня впечатлило то, что я случайно увидел, я это сфотографировал, отослал на конкурс. У меня не было никакой мотивации побеждать, просто хотелось, чтобы люди посмотрели на то, что увидел я.

Шестёрка, 2013 год, фотография

ОП: А фотография больше как хобби, или это одно из основных увлечений?

НП: Я не вижу себя как фотографа, я не фотограф. Это чистая случайность.

ОП: На твой взгляд, у нас есть мэтры современного искусства?

НП: Только Дамир Муратов.

ОП: А молодые? Ты же представитель современного искусства?

НП: Современное – имеется в виду, что я до сих пор жив? (смеётся) Я не думаю, что я что-то новое делаю в искусстве. Современное – это значит какие-то перфомансы, инсталляции, а я таким не занимаюсь. А если в целом про молодых представителей: Аня Шевченко, Павла Маркова, Ваня Предит.

ОП: Как буддизм помогает в искусстве? Он тебе даёт что-то не только как личности, но и как художнику?

НП: Да. Здесь невозможно разделить. Твоя личность сама накладывает рамки на то, что ты делаешь. А буддизм учит тому, что личность – это иллюзия, тебя не существует. Именно это в какой-то степени освобождает от рамок. Ты становишься более свободным – и в выражении себя, и в тех темах, которые ты выбираешь, и даже просто в технике. Я свободен, я просто набросал краски на холст. Буддизм не разделён со всей остальной деятельностью, он просто не может отделяться. Если ты буддист, то ты буддист везде и всегда. Если нет – то нет.

ОП: Если бы не был ты буддистом, у тебя бы искусство другое было?

НП: Да. Но я не могу об этом судить.

ОП: Ты говорил в одном интервью, что взять холст и краски тебе "помогли" картины Артура Муратова, которые выставлялись в торговом центре "Омский".

НП: Да. Я увидел картины Артура Муратова и начал рисовать. Одна из моих знакомых работала в отделе картин. Я остановился напротив картин, читаю "Артур Муратов" и думаю: "Что это такое? Как будто тюбики с лаком для ногтей покидали на холст, они разбились, брызги… Что это? Искусство что ли? Да я так же могу!" Тут же у подруги купил красок, маленький набор, "Московская палитра" назывался. Кстати, таких красок больше не могу найти, шикарный набор был. Маленькие тюбики, и их было очень мало, но сами цвета просто потрясающие. Купил, пришёл домой, а дальше не знаю, что делать. Я-то думал: купил краски, ну и рисуй, где хочешь. А папа у меня художник, он и говорит: "Нет, дружок, так не пойдёт. Тебе нужен холст, тебе нужен разбавитель для красок, специальная кисточка – какой попало не пойдёт, белкой маслом нельзя рисовать" - и так далее. И пошло-поехало, затянуло, до сих пор вылезти не могу.

ОП: У тебя в картинах много религиозных символов, в том числе и православных. Почему?

НП: Не знаю. Если Иисус любит меня, почему он не звонит?

ОП: Ты же буддист, позиционируешь себя как буддист. Почему обращаешь внимание на православие?

Омская Троица, 2012 год, масло, 46х47 см.

НП: Мы живём в этой культуре, она – наше окружение. Куда ни пойди, везде купола и кресты. Это наша культура, я просто не отделяю себя от атмосферы, в которой нахожусь.

ОП: А не чересчур много ты обращаешь на неё внимания?

НП: А почему? Это наше лицо. Какая религия, такой и народ.

ОП: А какое у неё лицо?

НП: Наша религия – она тоталитарна. И мы такие же. Мы думаем, что кто-то есть там, какой-то дядька с бородой, седой и мудрый, а нам ничего не надо, мы только пьём и рассуждаем. В этом наша вся философия, потому мы так и живём. У нас ресурсов в стране – нефть, лес, что хочешь! А в какой-нибудь Германии ничего нет, а люди живут как люди, потому что у них другая психология.

ОП: Ты это изображаешь в картинах, чтобы обратить внимание, или чтобы высказаться, или просто потому, что от этого никуда не денешься?

НП: Я не концептуалист по сути, я мыслю образами. Допустим, сначала я придумал концепцию и из неё сделал картину. Но образ упал мне сверху. Я даже иногда не подозреваю, о чём картина, я её просто пишу. Мне образ рухнул, и вот он у меня сидит и елозит, как заноза. И пока ты его не воплотишь, не пройдёт.

ОП: Часто говорят, что современное искусство – это ерунда.

НП: Так всегда говорят. Смотря что ты считаешь искусством. Искусство – что? Искусство жить, искусство писать? В принципе, если примитивно рассуждать, живопись – это просто краска, которая на тряпку намазана. Всё искусство в сердце, в голове. Что ты видишь? Запачканную тряпку или нечто иное? Что ты чувствуешь в этом искусстве, что находишь – это всё твоё.

Картина по мотивам детского рисунка Полины Жеребцовой, на протяжении трёх войн жившей в Грозном

ОП: То есть каждый человек, если он пожелает, сможет стать художником и донести то, что у него в голове?

НП: Если у него есть что-то в голове. С другой стороны, некоторые рождаются художниками. Вот в чём смысл того, что я делаю? Хочется донести то, что я не могу другим способом людям сказать. Я когда в школе учился, рассказы писал. Что-то хотелось сказать, а напрямую не скажешь, непонятно будет. А хочется, чтобы люди почувствовали то, что чувствую я. Другим способом я этого передать просто не могу – ни словами, ни жестами – и поэтому рисую. Живопись - это просто инструмент.

ОП: Многие говорят, что Омск – бесперспективный город для людей искусства.

НП: Многие, да.

ОП: А ты не хочешь уехать?

НП: Я бы уехал за город. Сбежал в лес, в глушь, в деревню, в самую маленькую, чтобы жить в избе, чтобы никто меня не видел и не слышал. Вообще, у меня такая концепция… Я иногда рисовал дома деревенские, они изображены на моих любимых картинах. Не знаю, куда эти работы делись, или отдал, или кому-то подарил – всё равно. Там были изображены дом, лес и собака. Шикарно, уютно, классно. Коричневые цвета. Любая погода, чаще всего осень. И я совершенно один, никого не надо, никакого интернета, телевизора, и телефон не звонит. И ты наедине с собой и смотришь уже не вокруг, а в себя.

ОП: Ты сам по себе активный парень, участвовал в обоих фестивалях "Ноябрь. Всюду жизнь", в выставке, которая была в Союзе год назад, во многих творческих мероприятиях города. Тебя узна́ют – это мешает?

Закрытие фестиваля "Ноябрь. Всюду жизнь", 30 ноября 2013 года, ДК им. Малунцева

НП: У меня много знакомых художников, о которых никто не знает, они то сами по себе есть – "Я человек, и я рисую, что-то, во "ВКонтакте" выкладываю". Но о них никто не знает, они нигде не показываются. Многие авторы живут сами по себе, у них нет стимула где-то засветиться. Просто человек работает для себя, для друзей. Я вот нарисовал, показал тебе, ты оценила хорошо – всё, что ещё надо? У людей творческих, талантливых нет амбиций.

ОП: А у тебя есть?

НП: Были, сейчас нет. Надоело всё. Не хочу быть художником. Хочу рисовать, но не хочу, чтобы ко мне приставал кто-то с расспросами. Буду рисовать для себя.

ОП: А как же то, что каждому художнику нужен зритель?

НП: А я кто? Ты до сих пор думаешь, что секс только вдвоём?

Интервью: Ирина Чернышева

Просмотров: 6949
Для печати Отправить другу На главную

Читайте также:

Изображение

В ближайшие 6 лет более 90% жителей Омской области получат чистую воду

В рамках федерального проекта «Чистая вода» региону выделят около 1,8 млрд рублей.

Читать далее →
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Сетевое издание «Омскпресс» (18+).

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 от 17.11.2016 г.

Учредитель: Харитонов Константин Николаевич.
Главный редактор: Чухутова Мария Николаевна.
Адрес редакции: 644042, Омская область, г. Омск, пр-т Карла Маркса, д. 20, офис 501, 8 (988) 253-57-79.
Электронный адрес редакции: redactor@omskpress.ru.
Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: mary@omskpress.ru.
Для рекламодателей: adv@omskpress.ru
Счетчик