Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
21
октября
вс
Вечер +2
Ночь 0
Бензин в Омске
АИ-9237.25АИ-9539.35
АИ-9843.00ДТ40.55
USD65.30 66.30
EUR75.00 76.50
 ПокупкаПродажа
CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)

НовостиОбщество в Омске

Игорь Антропенко: "Постараемся достроить Hilton к 300-летию Омска"

Игорь Антропенко: "Постараемся достроить Hilton к 300-летию Омска"
Директор по стратегическому развитию группы компаний "Основа Холдинг" Игорь Антропенко на ланче в ресторане "Европа" рассказал, действительно ли он самый обеспеченный депутат городского парламента, когда в Омске появится отель Hilton, почему нужно развивать электротранспорт и как сохранить "Омскэлектро" в собственности города.
23.12.2013 12:00
Поделиться:

Омскпресс: Игорь Александрович, несколько раз поднималась тема строительства отеля Hilton в Омске. Как выглядит ситуация сегодня?

Игорь Антропенко: Я думаю, мы войдем в стройку в феврале-марте 2014 года и будем стремиться достроить гостиницу к 300-летию Омска. Она расположится на территории бывшей обувной фабрики "Луч". Существующее здание, представляющее историческую ценность, будет сохранено в архитектурном комплексе застройки участка. К разработке эскизного проекта привлекалась европейская компания. Для подготовки рабочей документации наняли омскую компанию, сейчас мы несколько запаздываем с проектированием гостиницы. Поздновато, чтобы успеть построить к 300-летию, но будем стараться.

ОП: Вопрос переноса сроков строительства не только в проекте, насколько я понимаю.

Антропенко: Мы столкнулись с определенными трудностями в получении технических условий для присоединения к коммуникациям, как и каждый инвестор. Почему я отчаянно – отчаянно! - отстаивал необходимость сохранения "Омскэлектро" в муниципальной собственности. Я на своей шкуре не раз испытывал проблемы, связанные с желанием построить какой-то объект. Потом ходишь и обиваешь пороги коммунальщиков-монополистов. Самый сложный вопрос с "МРСК Сибири". С ТГК-11 в разумные сроки удалось урегулировать отношения. Ну и "ОмскВодоканал". Вот такой узкий круг субъектов, от которых, по сути, зависит новое строительство в городе. Когда в Горсовете встал вопрос о передаче "Омскэлектро" в частные руки, почему я возражал? Именно потому, что не хотел как инвестор, у которого предприятия зарегистрированы в Омске и области и платят здесь налоги, зависеть от конкретных людей в их желании или нежелании согласовать мне технологические присоединения. Я считаю, что оптимально инфраструктурные объекты сохранять в государственной и муниципальной собственности, предоставлять равный доступ к инфраструктуре. Для предпринимателей это очень важно.

ОП: Как у вас могли возникнуть какие-то проблемы с энергетиками, в том числе по подключениям?

Антропенко: Объясню. За последние два года, после смены руководства в "МРСК Сибири", у компании изменились приоритеты. Прежнее руководство ставило своей целью развитие электросетевого комплекса, поэтому создавались дополнительные мощности, возможности подключения. Нынешнее руководство, на мой взгляд, сконцентрировалось на корпоративных приоритетах. Приоритет у них один - прибыль, или EBITDA (аналитический показатель, равный объёму прибыли до вычета расходов по процентам, уплаты налогов и амортизационных отчислений – прим. ред.). За счет чего этот показатель можно сделать максимальным? За счет сокращения расходов - ничего не строить. У нас в городе примерно три четверти подстанций, принадлежащих МРСК Сибири, уже не способны присоединять новых потребителей. Я, как депутат Горсовета, как человек, который занимается бизнесом, вкладывает деньги в город, не могу не обратить внимания на эту проблему. Когда встал вопрос о сохранении "Омскэлектро", я призвал город пригласить в компанию область как одного из собственников. Я обратился с письмом на имя мэра и губернатора, доказывая, что размещение дополнительной эмиссии акций "Омскэлектро" и выкуп ее регионом позволил бы стабилизировать работу предприятия. Пусть бы доля региона в уставном капитале была не решающей, достаточно блокирующего пакета. Тогда компания, если сравнить ее с катамараном, получила бы второй корпус. Если область передает ряд электросетевых активов компании – увеличивается выручка, финансовая устойчивость, возможность привлечения кредитных ресурсов. Область фактически формирует тарифную базу, и в данном случае мы бы получили определенную синергию - регион был бы заинтересован в наделении компании максимальным инвестиционным ресурсом.

ОП: Когда мы в прошлый раз с вами беседовали, вы сказали, что сейчас работаете советником генерального директора ГУП "Мосгортранс". Вы давно в этой должности?

Антропенко: Месяц. Я откликнулся на инициативу пройти стажировку в "Мосгортрансе". Это крупнейшее предприятие общественного транспорта в мире. Оно объединяет более 58 филиалов: автобусные, троллейбусные, трамвайные парки Москвы. В Омске мы постоянно дискутируем на тему повышения стоимости проезда в общественном транспорте. Чтобы повысить уровень собственной компетенции в вопросах организации работы общественного транспорта я согласился с данной стажировкой. Еще одно направление, которое нужно изучить, – опыт европейских городов, когда предприятия электрического транспорта работают совместно с предприятиями электроэнергетики. Это важно с точки зрения развития нашего "Омскэлектро", вывода предприятия из кризиса и определения дополнительных направлений деятельности, которые они могут развивать в будущем.

ОП: После того, как вы месяц проработали в этой компании, посмотрели, как функционирует общественный транспорт в Москве, у вас родились какие-то предложения, что можно сделать с омским транспортом?

Антропенко: Я бы уделял больше внимания электрическому транспорту: трамваю и троллейбусу. Надо учитывать и опыт формирования транспортной структуры города. В разных городах свои приоритеты. Например, Санкт-Петербург – город трамваев. В Москве достаточно много троллейбусных парков. Опыт показывает, что это один из самых эффективных видов транспорта.

ОП: Сейчас в Омске идет речь о том, что могут притормозить строительство метро, скорректировать проект в сторону развития скоростного трамвая. Вы эту инициативу как расцениваете?

Антропенко: Я расцениваю ее положительно. Необходимо содействовать развитию городского электротранспорта, в том числе тем формам, которые называются "скоростной трамвай". Ведь сейчас практически все пассажирские перевозки осуществляются маршрутками. Газелисты – это теперь основа нашей транспортной инфраструктуры городской.

ОП: Какие еще крупные проекты реализует в Омске "Основа-Холдинг"?

Антропенко: Модернизацию ОАО "Омский электромеханический завод". Весной 2014 года завод сможет производить оцинковку металлоконструкций, которые применяются в электроэнергетике, связи, железнодорожном транспорте, строительстве – гражданском и дорожном. Помимо установки нового французского оборудования по металлообработке мы приобрели немецкую линию по горячей оцинковке металлоконструкций, то есть антикоррозионной обработке. У нас появится большая ванна с цинком, куда можно будет окунать металлоконструкции длиной до 12 метров. В Омске такого нет. Сейчас это стало достаточно модным направлением, ближайшая подобная установка расположена на Урале, в Верхней Пышме.

ОП: В холдинг входят и предприятия, которые занимаются производством строительных материалов с использованием золы.

Антропенко: Да. Предприятия выпускают бетон, кирпич, цемент и сухие смеси с использованием золы.

ОП: Можно уточнить емкость потребляемой золы и откуда вы ее берете – с золоотвалов ТЭЦ?

Антропенко: 120 тыс. тонн в год. Берем в основном с электрофильтров ТЭЦ-4, частично с золоотвалов. Мы можем и больше перерабатывать. Проблема в том, что золы, получаемой посредством сухого золоудаления, мало. "ТГК-11" за последние годы не развивала системы сухого золоудаления. Получилось так, что мы построили цементный терминал на ТЭЦ-5, а золы там нет, и мы вынуждены ее возить с ТЭЦ-4. Это одна из проблем инвестирования - когда ты вкладываешь средства в какой-то элемент технологической цепочки и потом становишься заложником невыполнения смежного элемента другими лицами.

ОП: Если нет установки по сухому удалению золы, что получается на выходе?

Антропенко: Существует мокрый способ золоудаления. По сути это, если упрощенно сравнить, как канализация. Грязная жижа вываливается в золоотвал. Чтобы ее довести до кондиции, получаемой при сухом золоудалении, ее надо высушить, измельчить.

ОП: Фактически это затратно и никому не нужно?

Антропенко: Конечно. На самом деле надо делать установки по сухому золоудалению и удовлетворять потребность растущего строительного рынка. С золоотвалами тоже можно работать, но это другое направление деятельности - дорожное строительство, отсыпка территорий. Насколько я знаю, "ТГК-11" с "Мостовиком"прорабатывают эти возможности.

Я бы выделил вот какую проблему. Нет на государственном уровне системы поддержки и стимулирования утилизации зольных отходов. Это тот случай, когда никакие частные инвестиции не могут сдвинуть проблему на глобальном уровне. В Польше очень много зольных отходов. Там компании, которые инвестируют в золопереработку, забирают всю золу. И сама электрогенерация не тратится на строительство золоотвалов. А у нас получается по-другому. Есть миллиарды рублей, которые направляются на строительство золоотвалов. Вот ввела недавно "ТГК-11" новую секцию золоотвала площадью 100 гектаров и стоимостью 1,5 млрд рублей. При этом не решается проблема утилизации золы. Но эти средства можно было направить на строительство установок по сухому золоудалению, и производители стройматериалов забрали бы всю золу себе.

ОП: Говорят, вы планируете построить ТЭЦ в Таре, которая будет работать на торфе.

Антропенко: Это стратегический проект с дальним прицелом. Существуют местные виды топлива. В Таре сейчас чем топят котельные? Безумно дорогим топливом - мазутом. И местные потребители переплачивают за то, чтобы котельные топились мазутом. Это минимум в пять раз дороже, чем торф. У торфа вообще нет рыночной стоимости, он стоит столько, сколько нужно затратить усилий, чтобы выкопать его из земли и привезти. На окраине Тары есть одно из крупнейших месторождений торфа, он просто под ногами валяется. Логично поставить там торфяную станцию, отапливать город и вырабатывать электрическую энергию, которой на севере области у нас дефицит, и это не позволяет развивать месторождение циркон-ильменитовых руд, сдерживает нефте- и газодобычу. Я пытался отстоять идею еще у прежнего губернатора, но тогда она не нашла существенной поддержки. Недавно формировалась стратегия развития Омской области, мы тоже с инициативой выступили. Вопрос обсуждается.

ОП: Как вышло, что вы приняли участие в программе "Пусть говорят", посвященной убийству омского боксера Ивана Климова?

Антропенко: Предложение поучаствовать в передаче поступило неожиданно для меня. Мне позвонили с Первого канала, пригласили на съемку. Подъехать в студию нужно было в течение двух часов. Мне назвали тему передачи, но времени специально к ней подготовиться не было. Повод трагический, история грустная. Когда мы сталкиваемся с такими случаями, это не может не волновать. Я посчитал, что уклониться от проблемы, спрятаться в кусты – существенно хуже. Поэтому приехал на передачу, и получилось, что я один представлял органы представительной, исполнительной власти города, области. Много негатива прозвучало, говорили, что Омск – это Чикаго, здесь беспредел, здесь царят наркобароны, некие параллели и с Колумбией прозвучали. Вот эта несправедливость меня задела. Я проинформировал участников передачи о том, что власть не спит, несмотря на ряд достаточно справедливых упреков. Активные поиски убийцы и лица, стрелявшего у ночного клуба, предпринимались. Как показали дальнейшие события, одного из подозреваемых задержали. Конечно, я переживаю по поводу этой трагедии, после передачи я разговаривал с родителями погибшего. Я сделал несколько запросов относительно расследования данных происшествий. На некоторые получил ответ. Поскольку я стал причастен к этой трагедии, буду до конца отслеживать, как проходит расследование дела, найдены ли виновные. Буду прилагать усилия, чтобы правоохранительные органы сделали все возможное и невозможное для поимки преступников.

ОП: По данным горизбиркома, на момент выборов в Горсовет – в марте 2012 года – вы были признаны самым обеспеченным депутатом…

Антропенко: Спина у меня сразу выпрямилась (смеётся). Знаете, мне на глаза как-то попался журнал с рейтингом самых богатых омичей. Лидеры у нас в Горсовете – два других бизнесмена. Я за пальму первенства вряд ли буду бороться. И потом, это было в каком году? В 2012? Прошло полтора года, данные уже устарели (смеётся).

ОП: Вы избавились от каких-то активов с 2012 года?

Антропенко: Да нет, я надеюсь, что коллеги прибавили (смеётся).

ОП: Вы возглавляете комитет Горсовета по градостроительству, архитектуре и землепользованию. На ваш взгляд, какие самые важные решения были приняты в этом году?

Антропенко: Самое важное – 131 решение, определившее, что предоставление земельных участков под строительство в Омске должно происходить исключительно с торгов, на конкурентной основе. Наш тренд, который комитет еще летом избрал, подтвержден последним обращением президента России Владимира Путина Федеральному Собранию РФ, где он сказал о том, что предоставление участков должно происходить исключительно с торгов.

ОП: То есть Омск впереди России всей?

Антропенко: Нет. Возможность реализовывать землю с торгов появилась еще летом 2012 года. Однако из-за раздумий департамента архитектуры и администрации города мы приняли правовой акт только летом 2013 года. Соответственно, был некий период плодотворной деятельности департамента архитектуры по предоставлению участков без торгов.

ОП: С чем вы связываете наличие этого периода?

Антропенко: Не хочется думать плохо, вероятно, с тем, что долго готовились к этой форме работы. Может быть, не были сразу готовы к ней, раздумывали, взвешивали всё. С 1 января 2013 года в распоряжение департамента архитектуры от ГУЗРа поступили неразграниченные земли. Таким образом, объем земельных участков существенно увеличился. Видимо, понадобилось ещё полгода, чтобы выйти на управленческое решение, что будем предоставлять землю с торгов.

ОП: Вы пытались внести поправку в решение Горсовета, ограничивающее площадь безвозмездно предоставляемого помещения до 50 кв. метров, чтобы общественная организация по защите животных "Друг" продолжала бесплатно пользоваться зданием площадью 257 кв. метров.

Антропенко: Я считаю, все зоозащитные организации должны получить такую льготу. Мне непонятно, почему мои коллеги не поддержали инициативу. Но в январе 2014 года я продолжу эту работу. Фракция "Справедливой России" в Горсовете выступила с инициативой внести изменения в правовой акт, которым определен перечень льготируемых организаций.

ОП: Если снова не наберется нужное количество депутатов, поддерживающих вашу поправку, что тогда?

Антропенко: Тогда сам помогу приюту "Друг". Я, в общем-то, уже их поддерживаю, вне зависимости от аренды. Выделял им деньги на строительство вольеров, например.

ОП: Как вы оцениваете предложение депутата Валерия Кокорина никому не предоставлять помещения безвозмездно, а выделять нуждающимся субсидии на оплату аренды?

Антропенко: Поддерживаю. Механизм субсидирования правильнее. Но администрация городская не готова к тому, чтобы использовать этот инструмент сейчас. Они сказали, что смогут с 2015 его запустить. У нас выпадает 2014 год, мы его регулируем по старинке. Определяем льготников, делаем для них исключение. Несоразмерна степень той выгоды, которую получает город от сдачи помещений в аренду зоозащитным организациям на платной основе! Речь идет о нескольких сотнях тысяч рублей, а между тем у нас один механизм предоставления земельных участков без торгов, на мой взгляд, потенциальную брешь в бюджете создал минимум в миллиард рублей. Понимаете, это несопоставимые вещи: миллиард рублей из-за того, что в городской администрации долго думали, применять механизм торгов или нет, а с зоозащитными организациями мы крохоборничаем. Где приоритеты тогда в работе администрации? Если экономить, то экономить миллиарды, а не биться потом за 100 тысяч.

ОП: Как вы думаете, получится у мэрии так делать?

Антропенко: Мэр все время подчеркивает, что у него команда профессионалов работает. Депутатский корпус ему выдал большой кредит доверия, это было наглядно видно на принятии отчета администрации за 2012 год и бюджета на 2014 год. На мой взгляд, здесь следовало подойти более жестко, принципиально. Неполучение из Фонда содействия реформированию ЖКХ примерно 100 млн рублей на программу капитальных ремонтов - очень серьезный просчёт, за которым должны были последовать конкретные кадровые решения. Но никто не наказан, прошла легкая дискуссия, кто виноват, никаких мер не принято. И я вижу, что мэрия может в очередной раз допустить промашку, лишить город жизненно необходимых денег. Всегда можно найти какую-то причину и оправдаться. Но нам, жителям города, это неинтересно. Нам важен результат. Вот если, простите, мэр города пьет, курит и гуляет, но при этом бюджет пухнет, проезд в общественном транспорте не дорожает, то жителям будет интересно перемывать косточки и смотреть очередной вечерний отчет о работе мэрии, но при этом они будут знать, что в городе все в порядке. А у нас получается, что за внешней чопорностью и непричастностью к каким-то явно негативным моментам мы не видим результата. У нас с дорогами плохо, с программой замены лифтов безобразно, у нас секвестируются программы поддержки малого и среднего бизнеса, экономической основы города. То есть режется все. А в чем позитив-то? Уж лучше другая крайность (смееётся).

ОП: В Горсовете вы возглавляете фракцию "Справедливой России". Почему вы вступили именно в эту партию?

Антропенко: Знаете, я до сих пор не член "Справедливой России". Особенность этой партии в том, что она достаточно молода, у нее нет сложившегося, стабильного членства в партии. Поэтому в период предвыборной кампании привлекались кандидаты, которые не примкнули ни к одной партии, но разделяют принципиальные взгляды "Справедливой России" как социально ориентированного политического движения. Я считаю, что государство и власть должны быть для человека. И основная их задача - сделать все возможное, чтобы повысить качество жизни людей.

ОП: Как вы оцениваете инициативы депутата Госдумы от Омской области Елены Мизулиной?

Антропенко: Я считаю её одним из самых активных и работоспособных депутатов. Некоторых депутатов Госдумы – их там, по-моему, более 400 человек – вряд ли мы с вами можем вспомнить. А Елена Борисовна как руководитель комитета много работает, обладает авторитетом, поднимает острые вопросы, которые находят отклик в средствах массовой информации и общественных движениях.

ОП: Внимание к этим вопросам привлекать нужно, даже весьма неординарными идеями?

Антропенко: Во главу угла она ставит семью как ячейку общества. И это очень хорошо, важно, потому что мы зачастую много внимания уделяем экономическим аспектам деятельности, политическим, и у нас забывается, ради чего всё это. Елена Борисовна напоминает, ради чего мы живём. Она говорит, что семья –основа нашего общества, основа человеческих отношений.

ОП: Ради чего вы живёте, Игорь Александрович?

Антропенко: Ради чего я живу? Ради своей семьи в первую очередь. У меня два сына, старший Всеволод и младший Елисей. Старшему почти 19 лет, младшему 6. Всеволод сейчас учится, он год отучился в Высшей школе экономики. Елисей ходит в детский садик, у них там хороший коллектив. Он и в творческой деятельности участвует, и в спортивной. Я люблю проводить свободное время с семьёй, с ребенком младшим. Старший уже большой, и не всегда ему интересно быть с нами, ему хочется больше в среде сверстников общаться. А младший в этом плане еще привязан к нам, поэтому все свободное время стараюсь проводить с ним. Ходим куда-то. Вот посетили финал КВН в этом году.

ОП: Понравилось?

Антропенко: Какие-то номера ему понравились, какие-то он просто игнорировал. Само по себе мероприятие длинное, три часа, с усидчивостью тяжеловато. Но ему, например, очень понравилось, как болельщики поддерживали команды. Он иногда смотрел не на сцену, а наблюдал, как группы поддержки речёвки выкрикивали, флагами махали. Я включал свой айфон, чтобы его поснимать, и часто получалось, что он сидел спиной к сцене и смотрел, как за команды болеют.

ОП: Как вы встречаете Новый год?

Антропенко: В кругу семьи встречаю. С ёлкой обязательно, собираем детей, знакомых, приглашаем Деда Мороза со Снегурочкой, они поздравляют детей. С традиционным бокалом шампанского…

ОП: В России?

Антропенко: Да. Раньше мы пробовали пользоваться выходными, чтобы куда-то съездить. Мне интересно путешествовать, получать новую информацию, менять обстановку. Я стараюсь сделать поездки содержательными. Из последнего - побывал в глубинке в Индии, посмотрел местный уклад жизни. Но для меня все это проходит стремительно - взял билет и улетел на три дня, быстро вернулся, чтобы не выпадать из работы. Получил заряд энергии, объем информации, новые знакомства, как-то их пытаюсь здесь применить. Но Новый год за границей, на мой взгляд, не такой радостный. Этот праздник лучше отмечать с семьёй, в своей стране, в своем городе, с посланием президента, с боем курантов. Он без этого становится каким-то другим, выхолощенным. Поэтому мне нравится встречать Новый год с семьёй в России.

Интервью: Алёна Романова

Фото: Андрей Кутузов

Просмотров: 7301
Для печати Отправить другу На главную

Читайте также:

Изображение

Омские депутаты продолжают разговоры о сносе бывшего кафе «Елки-Палки»

Место у «Маяковского» по-прежнему занимает точка общепита, но уже под другим названием.

Читать далее →
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Сетевое издание «Омскпресс» (18+).

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 от 17.11.2016 г.

Учредитель: Харитонов Константин Николаевич.
Главный редактор: Чухутова Мария Николаевна.
Адрес редакции: 644042, Омская область, г. Омск, пр-т Карла Маркса, д. 20, офис 501, 8 (988) 253-57-79.
Электронный адрес редакции: redactor@omskpress.ru.
Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: mary@omskpress.ru.
Для рекламодателей: adv@omskpress.ru
Счетчик