Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
18
октября
чт
День +3
Вечер +1
Бензин в Омске
АИ-9237.25АИ-9539.35
АИ-9843.00ДТ40.55
USD65.50 65.79
EUR75.70 75.89
 ПокупкаПродажа
CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)

НовостиКультура в Омске

Борис Гуц:

"Большинство смотрит комедии, любит Бекмамбетова и голосует за Путина"

Сегодня, 27 августа, отмечается День российского кино – праздник и самих кинематографистов, и тех, кто их работы оценивает, глядя на экран. О проблемах и успехах нашего кино, о пристрастиях зрителей и собственных творческих вкусах и планах ОмскПресс побеседовал с московским режиссером с омскими корнями – Борисом Гуцем.
27.08.2012 16:43
Поделиться:

ОмскПресс: Для начала спрошу про наш омский фильм ужасов "Споры", который Максим Дьячук снимал. Наверняка, ты слышал. Так вот, какими-то невероятными путями через североамериканских продюсеров у него получилось выйти на дистрибьютора и продюсера Сэма Клебанова. Вот мне интересно – насколько действительно возможно такое развитие событий: из Америки прокатывать по России и зарубежью?

Борис Гуц: Я не знаю нюансов, но слышал об этом. Дело в том, что Клебанов занимается линией арт-хауса, привозит и популяризирует западные фильмы в России. Поэтому если фильм Дьячука будет локализован, переведен в Канаде, то через такой путь можно попасть в сферу влияния Клебанова. Но, мне кажется, это сомнительно. Насколько я знаю, Сэм занимается сугубо арт-хаусом, а такой мэйнстрим, как снял Максим, совершенно не во вкусах и компетенциях Клебанова. Дай бог, если у Максима с этим что-то получится. Очень показательно, что начинающим режиссерам приходится выходить на таких людей, как Сэм Клебанов, довольно замысловатыми путями. В Москве все делается проще: находишь продюсера через общие контакты, звонишь ему и назначаешь встречу. С одним, вторым, третьим, четвертым… Был бы продукт, который можно предложить.

ОмскПресс: К разговору о судьбе нашего провинциального кинематографа. Можно ли его вообще назвать кинематографом?

Борис Гуц: Можно снимать все, что угодно, но сейчас действительно аудиторией больше востребованы комедии. На телевидении популярны еще и мелодрамы и детективы. За последние три года все фильмы, которые окупились, – это комедии: "Елки", "Самый лучший фильм", "Наша Russia"… Что значит провинциальное кино? Я не люблю это слово. Знаешь сколько провинциального кино в Москве? Половина ВГИКовского кино –такое провинциальное! Можно назвать это региональным или любительским кинематографом. Но в этом слове не должно быть отрицательной коннотации – его просто снимают люди, не получившие профессионального образования. Иногда это хорошо, иногда не очень. С одной стороны, взгляд незашоренный. Когда в вузе снимаешь в неделю по этюду, начинаешь мыслить сугубо профессионально. А любители могут наплевать на все правила и сделать что-нибудь клёвое. С другой стороны, чтобы все получилось легко и талантливо, не должно быть технических ошибок, а с этим – беда. Иногда люди снимают, монтируют, озвучивают так, что появляется ощущение, будто они вообще не смотрят кино. Достаточно ведь просто скопировать какие-то принципы монтажа. Так сложилось, что мне регулярно присылают любительские видео из Омска, Москвы, Челябинска, Питера, Екатеринбурга и даже из Германии, эмигранты. Просят покритиковать, а я ненавижу это делать. Есть хорошие вещи, можно назвать это кино. Но мне кажется, что для профессионального жанрового кино очень важна его дистрибуция. Если арт-хаус можно снимать как искусство, в стол, пару раз показать на фестивалях – и все, то полнометражный жанровый фильм должен получить лицензию, копии, попасть в крупные кинотеатры нескольких городов – только тогда его можно будет назвать законченным проектом.

ОмскПресс: Насколько у нас такой жанр, как ужасы, может быть популярным? Я слышала мнение о том, что в России стоит снимать только комедии и мелодрамы, а ужасы не востребованы вообще.

Борис Гуц: У нас кино народ воспринимает как развлечение. 90% людей идут в кинотеатр отдыхать, а не думать. Отдыхать же можно только на комедиях. Вообще, с ужасами у нас проблемы, наши ужасы – это "Груз 200". В таком направлении стоит снимать, а не фильмы вроде "Фобоса". Смотрел его на пресс-показе: закрытый ночной клуб, в котором обитают какие-то духи – это сурово. Опять же, у нас нет соответствующей школы – актеры и актрисы даже кричать не умеют. В Америке учат пугаться, кричать, реветь и смеяться, у нас – только реветь и смеяться. Поэтому у нас и играют так, как видят по телевизору – копируют какую-нибудь Дрю Бэрримор в "Крике". А так, как у нее, все равно не получается. Но с этим жанром, я думаю, все будет нормально рано или поздно. Другое дело с эротикой. Я сейчас как раз на эту стезю вступил и собираюсь полный метр запустить. Проблема в том, что наш зритель не готов, он на любой эротической сцене в кино начинает истерично хохотать. Дело в том, что у нас в начале 90-ых годов дискредитировали все эротическое кино. Есть такая шутка одного из мастеров: постельные сцены за рубежом всегда прекрасны, а у нас любая актриса, которая снимается голой, какой бы она ни была умной, красивой, интеллигентной, автоматически в кадре будет выглядеть, как последняя проститутка. Это факт, но есть примеры достаточно удачных съемок. Есть хороший недооцененный режиссер Андрей Кавун, который известен по "Кандагару". У него есть фильм "Детям до 16-ти" – это молодежная драма. Там очень хорошие талантливые эротические сцены. Возможно, к нам это еще придет.

ОмскПресс: Раз уж ты заикнулся про свой полнометражный проект, расскажи о нем.

Борис Гуц: Сейчас он на стадии сценария, пишу его совместно с одним человеком. Единственное, могу сказать, что это семейная драма с минимум 2-3 яркими эротическими сценами. По условному согласию, там будут сниматься два известных широкому российскому зрителю актеров. Назвать я их пока не могу, но они молодые - около 30-ти лет. Я с ними уже встречался, и если все это выгорит, то будет что-то близкое к коммерческому кино, которое, может, даже увидит зритель.

ОмскПресс: Недавно наткнулась на статью одного опытного новосибирского режиссера. Он говорил о том, что трудно без поддержки властей что-то снять, потому что средств никаких нет. Насколько это острая проблема сейчас?

Борис Гуц: оФинансирование любого фильма – это острая проблема. Не важно, какого он уровня: любительский короткометражный или профессиональный полнометражный. Режиссеры делятся на две категории: первые жаждут получить easy money от государства, потому что их не надо отдавать, а другие принципиально ищут частных инвесторов. Чем и я занимаюсь, например. У нас с поддержкой российского кино сложилась катастрофическая ситуация. Существуют семь продюсерских компаний, которые пилят государственные деньги абсолютно беспощадно, а что касается дебютного кино, то там и вовсе копейки дают – не больше 1 млн рублей. Это издевательство. В советские времена государство обеспечивало каждому работу и льготную съёмку первого дебютного фильма. Но тогда ведь выпускались раз в два года 10-20 режиссеров, а теперь, когда ежегодно ВГИК и ВКСР оканчивает сотня человек, это просто невозможно. Кроме того, сейчас бюджетные деньги пилят, иногда их получают совершенно не выпускники, а те, кто ближе к кормушке сидит. Поэтому каждый режиссер, который начинает запуск профессионального фильма, – полнометражного или короткометражного – должен решить: либо он бегает с шляпой и просит у чиновников денюжку, на что может уйти и год, и два, либо точно так же с протянутой рукой ходит по частным инвесторам, которые, кстати, тоже не всегда требуют возместить расходы. Иногда и студии дают технику безвозмездно – с тем условием, что они будут упомянуты в титрах. А вот в документальном кино совсем шваховая ситуация – там ни денег, ни перспектив… Я искренне сочувствую людям, которые занимаются такими картинами, и восторгаюсь их самоотдачей.

ОмскПресс: Какое-то решение этой финансовой проблемы может быть?

Борис Гуц: В ближайшее время не будет, потому что 2-3 года назад уже была проведена реформа системы под продюсерские мэйджор-компании. Пока они все полученные деньги не освоят лет за 5-10 – не успокоятся. А поддерживать молодежь – так слишком много ее, всех не поддержишь. Качество российского кино надо каким-то образом поднимать, чтобы люди стали его смотреть. Иначе никто не будет в него вкладываться, тем более в молодое кино. То, что студенты, молодые режиссеры не могут деньги найти – это ерунда. Даже у известных людей, лауреатов премий проблемы с финансированием. Вон, Попогребский от хорошей жизни что ли начал снимать "Эксперимент 5ive"? Ему деньги предложили немцы. Сейчас он, правда, делает новый фильм в 3D – так там тоже финансирование не российское, европейское. А Бекмамбетов вообще уехал.

ОмскПресс: Как к 3D, кстати, относишься?

Борис Гуц: Я отношусь хорошо к 3D, потому что однажды сам снимал – рекламу. Это очень увлекательное и совершенно другое направление кино, потому что там многи законы и драматургические, и постановочные, и операторские иные, нежели в классическом кино. Я не люблю 3D фэйковое – когда снимают двухмерный фильм, а потом переводят его якобы в объем. Я люблю и могу воспринимать только то 3D, которое специально так снято. Например, "Пункт назначения" был оправдан: если летит горящее колесо, то оно летит "в зал". Совершенно не понимаю, зачем переделывают мультики – я всегда хожу на обычные. Здесь, конечно, свою роль играют деньги, доход кинопрокатчиков и кинотеатров: есть такая шутка, что 3D – это в три раза дороже.

ОмскПресс: Помимо финансированная, какие еще есть проблемные факторы, с которыми нашим режиссерам приходится сталкиваться?

Борис Гуц: Актеры, конечно, и сценаристы. Сельянов на одном из съездов Союза кинематографистов заявил, что наше кино в заднице, потому что нет хороших сценаристов. Это на самом деле так. Все хорошие сценаристы уже на пенсии, они вышли из советского кино. Но они и очень литературные: пишут сценарий, как роман, только в настоящем времени, а так уже давно никто не делает. Есть модная сейчас американская система: в ней все четко, как в пьесе. А если говорить о молодых сценаристах, то они сейчас пишут ужасно. Я пишу сам не от хорошей жизни. Не хочу, чтобы меня обвинили в сексизме, но все-таки… Большинство сценаристов сейчас – женщины, которые, как кажется, всю жизнь смотрели либо советское кино, либо остановились на просмотре "Земляничной поляны" и фильмов Антониони. Но они не могут писать так, как Тонино Гуэрра, поэтому, соответственно, пишут как Татьяна Устинова и Дарья Донцова. Я несколько раз бывал на питчинге – это такое мероприятие, где за 5 минут нужно рассказать продюсеру свою историю и объяснить, почему ее стоит купить. И вот сидит человек 50 студентов-сценаристов, по очереди их слушаешь: 90% парней пишут про бандитов 90-ых годов, а девушек – про романтические истории о влюбленности в большом городе. Недавно слышал такой питч: "Это история про человека который сделал свой жизненный выбор. Он понял, что может любить всех, но не более одного дня". Это беда на самом деле. Нельзя научить писать. Нужен какой-то жизненный опыт. А в 18-20 лет пишут про то, что насмотрелись по телевизору. Старшие товарищи только и делают, что не ищут сценарии, а пишут их сами. Я бы с удовольствием работал с профессиональными сценаристами, и если бы у них были хорошие идеи – сам бы не писал.

ОмскПресс: А с актерами какие проблемы?

Борис Гуц: У меня с ними нет проблем, потому что в короткометражном кино снимаются, в основном, бесплатно. Но существует проблема сериальной замыленности. У меня много знакомых актеров, которые получают в театрах от 6 до 12 тыс. рублей – на эти деньги жить нельзя. Поэтому они идут в рекламу, сериалы – даже не читая сценария! А в сериалах – ужас, что творится. Часто снимают режиссеры, которые вообще непонятно откуда взялись. Соответственно актеры не то, что не учат роль, они не знакомятся, не обговаривают свои действия. В лучшем случае, им дают текст утром перед съемками, а чаще всего – и вовсе перед дублем. При этом больше двух дублей за смену обычно и не снимается. Над своим мастерством там не поработаешь, зато деньги неплохие.

ОмскПресс: Ты ведь и с музыкантами работал. Как так получилось, что ты стал клипмэйкером?

Борис Гуц: Когда я учился на ВКСР, одной из моих курсовых работ был фильм LOVE, который я делал под руководством Кшиштофа Занусси. Однокадровая история на три минуты, совершенно трэшовая, неожиданно ставшая очень популярной среди московских рэперов. И вот среди них оказались и бывшие омские ребята – группа "25/17". Они позвонили мне и сказали, что делают сайд-проект и хотят снять клип, но чтобы он был такой же трэшовый, как и фильм LOVE.Я встретился с ними, они предложили мне историю. Это был некоммерческий проект, который призван был собрать единомышленников. Он объединял фотографов, художников, писателей – в частности, к проекту присоединился Захар Прилепин. Я тоже стал одним из этих единомышленников, хотя клипы снимать особо никогда не хотел. Видео мы отсняли за три ночи, при этом старались сделать его, вопреки сложившимся тенденциям в рэпе, как можно менее гламурным. Ребята сказали, что им нужно, чтобы было жестко, чтобы зрителя стошнило сразу – нужен был неформат. И он получился. Затем этот клип занял первое место в хит-параде на А-One, а у меня появилась идея на второй клип – "Котята два". Это был уже лично мой месседж – про последствия терракта, который потом зрители стали ассоциировать с "Норд-Остом". Мы встретились с Захаром Прилепиным, нашли общий язык, прописали сценарий. Он придумал канву, я придумал финал. Он же снялся в главной роли. У клипа уже был бюджет, снимали один день в две камеры, с массовкой в 50 человек. У нас было профессиональное обмундирование, настоящее боевое оружие. Причем, мне было интересно, скорее, не клип снимать, а сделать некое высказывание через визуальный ряд. Не думаю, что буду в ближайшее время снимать клипы. У меня есть идеи, но это не мой жанр, потому что он очень узкий. За 2-3 минуты нужно очень сжато рассказать какую-то историю, а снимать клипы без истории с поющими головами я не собираюсь вообще.

ОмскПресс: А на клипах можно заработать?

Борис Гуц: Если снимать, например, для группы "Винтаж", то можно заработать. Но везде пилят деньги, опять же. Некоторые, например, Тимати, предпочитают привлекать исключительно своих людей – даже случайных операторов нет. Они поедут толпой куда-нибудь отдыхать, по пути и клип снимут. В принципе, заработать можно, если снимать для поп-звезд.

ОмскПресс: Можно сказать, что делать клипы легче, чем снимать фильм?

Борис Гуц: Нет, здесь совершенно другая специфика. Не легче, а быстрее. Короткометражный фильм у меня выходит на 12 съемочных дней, плюс еще монтаж, цветокоррекция – это еще месяц. Подготовка занимает 2-3 месяца. А полнометражный фильм – это стандартно 6-9 месяцев, тогда как клип можно снять за 2-3 дня и за столько же смонтировать. У клипов другая специфика – в драматургическом и постановочном плане, кадры очень маленькие, да и монтировать надо под музыку.

ОмскПресс: Из последних фильмов – и российских, и зарубежных – что-то впечатлило?

Борис Гуц: Я сейчас, к сожалению, стал мало смотреть кино. Стал больше читать и смотреть сериалы – не хочу "наесться" перед съемками своего фильма. Сериалы смотрю американские, потому что там сильнейшая драматургия – то, чего у нас нет и вряд ли будет в ближайшее время. В пример могу привести "Во все тяжкие" – чистая достоевщина, и "Пробуждение". Комедий смотрю очень много – "Теория большого взрыва", "Как я встретил вашу маму"... Это связано с тем, что я совершенно лишен способностей комедиографа. А там такой юмор – это вам не "Наша Russia". Из зарубежного кино мне за последние два года вынесли мозг три фильма: "Меланхолия" фон Триера, "Драйв" Рефна с Райаном Гослингом и – пока верх мои пристрастий – фильм "Стыд" Стива МакКуина, победитель прошлогоднего Каннского кинофестиваля, полузапрещенный фильм про эротомана с Майклом Фассбендером в главной роли. Второй фильм режиссера, собственно говоря, но уровень визуального режиссерского подхода, о котором можно только мечтать и мечтать. И просить у того чувака, который наверху, чтобы дал хотя бы десятую долю того таланта и той концентрации на сценарии, чтобы текста превратить в такую картинку. А вот с российским кино сложно, когда знаешь подноготную. Иной раз знаком с режиссером и понимаешь, что он может сделать намного лучше. Кроме того, продюсеры вырезают фильмы безбожно: а хочется увидеть именно тот фильм, который режиссер снял, а не тот, который вышел в итоге. Раз я не могу вспомнить, значит, ничего пока восторга не вызвало.

Кадр из фильма "7 секунд". Актеры - Лея Лейман и Кирилл Золыгин. Режиссер - Борис Гуц (с) 2011

ОмскПресс: А вот фильмы "Квартета И"? Они очень много хороших отзывов получили.

Борис Гуц: Я второй фильм не видел пока, но что говорить – ребята талантливые комедиографы. Первый "О чем говорят мужчины" мне очень понравился, потому что там все чистая правда. Пусть лучше ими восхищаются, чем "Беременным" или новым "Служебным романом".

ОмскПресс: У тебя была мысль поснимать в Голливуде?

Борис Гуц: Скорее, в Европе. Там огромная конкуренция, особенно во Франции. Я не удивлюсь, если через некоторое время, лет через десять, меня в России не будет. Многие снимают на деньги Европы, но российские режиссеры там особо никому не нужны. Получают, разве что, какие-то премии на фестивалях, но европейцы с такой же любовью дают призы казахам, иранцам, афганцам. Экзотика: ай, барана зарезали! Ух ты! Сидят человек 200 французов в смокингах, никто в жизни ни разу барана не видел, только на картинках, а тут они его еще и режут! И едят! Главный приз! Серьезно, так часто и бывает. Есть же конъюнктура: "Овсянки", по сути, так и снимали. Поэтому в Голливуде прижился только Бекмамбетов – он снимал изначально по-голливудски. У него студийный, продюсерский подход. Он знает, что это такое.

ОмскПресс: Ты можешь как-то объяснить народную ненависть, которая в последнее время появилась к Бекмамбетову?

Борис Гуц: Не знаю, мне кажется, гордиться надо. Я думаю, это такое кокетство: все тайком посмотрели оба "Дозора", почти все посмотрели "Иронию судьбы. Продолжение", но при этом – "Фи!". Бекмамбетов – он голливудский, а все, что делается в Голливуде, немножечко криволинейно. Лукас в свое время сказал: "Да, я знаю, что звезды взрываются без звука. А у меня так". Наша некая брезгливость направлена как на экстраординарные проявления арт-хауса, на ту же эротику, так и на попсу. Основная часть, конечно, смотрит комедии, любит Бекмамбетова и голосует за Путина.

 

Интервью: Наталья Мартюшева

 

Комментариев: 1
Просмотров: 4827
Для печати Отправить другу На главную
Другие новости на тему: Гуц, кино, клипы, Прилепин, 25/17

Читайте также:

Изображение

Посетить спектакль в новой «Галерке» можно уже 3 ноября

Театр откроет сезон спектаклем-концертом «Сергей Есенин».

Читать далее →
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Сетевое издание «Омскпресс» (18+).

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 от 17.11.2016 г.

Учредитель: Харитонов Константин Николаевич.
Главный редактор: Чухутова Мария Николаевна.
Адрес редакции: 644042, Омская область, г. Омск, пр-т Карла Маркса, д. 20, офис 501, 8 (988) 253-57-79.
Электронный адрес редакции: redactor@omskpress.ru.
Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: mary@omskpress.ru.
Для рекламодателей: adv@omskpress.ru
Счетчик