Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
11
декабря
вс
Утро -11
День -9
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD62.40  
EUR65.20 67.20
 ПокупкаПродажа

18+

CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)

НовостиОбратите внимание

День несвятого Сержа

Знаковый для поколения 30-летних радиоведущий Сергей Стиллавин отмечает в эти дни свой день рождения. Как и полагается, в день Святого Патрика он находится в Ирландии. Когда-то Омск стал первым городом за пределами столиц, где узнали о Бачинском и Стиллавине. Сегодня Сергей вспоминает об Омске, говорит о будущем радио и размышляет о своём поколении. Ему всего 39.
18.03.2012 18:33
Поделиться:

"Для меня до сих Омск и счастье – это где-то рядом".

ОмскПресс: Сергей, начнём вот с чего. Тебя пригласили в жюри конкурса социальной рекламы "П.О.Р.А.", который проводился в Омске, значит, должен быть в курсе того, что правительство Омской области выделило 12 миллионов на разработку бренда Омской области. Проводились разные исследования, которые, по сути, ни к чему не привели. Ты же в Омске бывал неоднократно, какие у тебя первые ассоциации с Омском возникают?

Стиллавин: В Омске живут прекрасные люди – на самом деле. В Омске произошла моя первая гастроль – с Геной Бачинским мы тогда работали на "Радио Модерн". Как сейчас помню, было лето, август, День города. Нас там в Омске знали – это было фантастическое чувство, пока ты сидишь в студии и читаешь письма, ты не осознаешь этого – и вот ты видишь вживую своих слушателей. Мы сидели в каком-то ресторане в Омске, и специально к нам приехал человек, занимавшийся защитой природы, и привёз к столу стерлядь… Для меня до сих Омск и счастье – это где-то рядом. Омск позволил нам поверить в свои силы, он проходит у нас в категории "Мать городов русских".

ОмскПресс: Ты сейчас с той же аудиторией, с которой вы с Геннадием Бачинским были 10 лет назад. Когда вы ушли с MAXIMUM'а, это радио в Омске, например, перестали транслировать – потому что его слушали только из-за вас. Вы выросли на 10 лет, мы выросли на 10 лет – мы говорим на одном языке, по-прежнему?

Стиллавин: Я столкнулся с тем, что, по нашим данным, есть прирост молодой аудитории – людей, которые, скорее всего, не слушали в сознательном возрасте Бачинского и Стиллавина. Не знаю, какого они точно возраст – кстати, с приходом цифрового радио, сразу станет понятно, кто тебя слушает: по возрасту, по объему аудитории. А вообще, я живу в ритме, в котором живёт моё поколение. Понятно, что с возрастом прибавляются дети, которых не было, когда я только начинал работать на радио – отсюда смена взглядов на жизнь. Но, в целом, я себя чувствую современником тех людей, которые меня слушают.

ОмскПресс: Ты прошёл огромный путь, ты менялся в эфире, вы вводили какие-то понятия, о которых раньше на радио не слышали, употребляли слова, которые раньше на радио были под запретом. О чём-то жалеешь, оглядываясь назад?

Стиллавин: Скажем так, сейчас я гораздо более ответственный человек, чем раньше. Просто потому что сейчас ответственность за мораль, за воспитание нового поколения висит на мне. Раньше она полностью висела на Гендосе [Геннадии Бачинском]. Я был абсолютно свободным человеком, свободным художником, Гена меня прикрывал. Но у нас не было никогда каких-то чернушных вещей, за которые было бы стыдно. Стыдно может быть за какие-то вещи, которые были неудачными. Я всегда в своей работе ориентировался на собеседников, равных мне по возрасту и интеллекту – поэтому, кстати, на наших с Геной выступлениях никогда не было гопников. Были серьёзные взрослые люди, которые понимают, где шутка, а где жизнь. "Бачинский и Стиллавин" были продуктом того времени, не более циничными, чем то время. Я не открещиваюсь от тех вещей, которые в отрыве от контекста являются скабрезными, кого-то оскорбляющими – по одной простой причине: для нас это были "усилители вкуса". Это была "перчинка", которая добавляла, но которая не являлась основной.

"В России никому не придёт в голову покупать то, что можно скачать бесплатно".

ОмскПресс: Как ты думаешь, радио будет существовать дальше или всё уйдет в интернет?

Стиллавин: Чисто технологически, скажу, будет следующим образом строится система: когда в автомобилях появится портативное цифровое радио, человек получит возможность слушать миллионы радиостанций, потому что радиостанция станет интернет-сайтом. Вопрос в том, что технологически можно будет сделать так, чтобы твоё любимое шоу было наполнено не той музыкой, которую тебе предлагают "радисты", а твоим плейлистом. Условно говоря, твои песни автоматически будут вставляться в те места шоу, где предполагается музыкальная вставка.

ОмскПресс: Сергей Стиллавин в перемешку с "Песнярами"?

Стиллавин: В общем, да. Но мне кажется, что радио – это не музыка. Сейчас, может быть, крамолу скажу – упали рейтинги музыкальных станций. Потому что всё большую популярность получает радио разговорное. Потому что музыку люди хотят – и могут – слушать со своих собственных носителей. Никакого нет смысла в том, что предлагают музыкальные редакторы на радиостанциях: смелых предложений нет, они предлагают аудитории то, что им, в свою очередь, предлагают лейблы. А лейблы ориентируются на какие-то "продажи". А в России, мы же знаем, продажи эти – вещь мифическая, никому не придёт в голову покупать то, что можно скачать бесплатно. Поэтому музыка "проседает", остаётся чисто радио, а на радио слушают только тех, кому есть, что сказать. Поэтому пессимистично смотреть на голосовое вещание я не могу, а насчёт музыкального вещания скажу так: если станции не отважатся на какие-то смелые ходы, на чёткое разграничение по стилям, то, конечно, судьба музыкального радио незавидна.

ОмскПресс: Сейчас существуют три основных talk-радиостанции: "Маяк", "Серебряный дождь" и "Эхо Москвы". Исходя из того, что ты сейчас сказал, какова роль ведущего? Это ведь уже больше, чем диджей, чем новостник. Из доверия к автору-радиоведущему складывается доверие к радио в целом.

Стиллавин: Знаешь, мы с Геной Бачинским ещё на "Модерне" и на "Максимуме" не были просто диджеями. Ведущий, актуальные темы для обсуждения, приглашённые спикеры – это главное. Актуальность, конечно, важна, но роль личности никто ещё не отменял.

ОмскПресс: Ты работал на коммерческом радио, теперь на государственном. Как ты считаешь, должно ли существовать общественное СМИ – живущее на деньги потребителей, а не на деньги спонсоров: рекламодателей, государства и так далее. И дальше – допустимо ли вообще в современной системе координат существование ВГУП?

Стиллавин: Когда государство решилось реформировать тот же "Маяк", оно начало вести диалог с той аудиторией, которая раньше не признавала государственные СМИ. С другой стороны, на меня давит этот ярлык "государственного СМИ": мол, вы же государственные, значит, вы говорите не правду, а так, как надо говорить. Есть такие стереотипы: женщина должна быть с сиськами, мужчина с членом, а радио не должно быть государственным. Но иногда наша жизнь сложнее, чем этого хочется простому обывателю. Иногда мы смелее и честнее частного радио, которое боится коммерсантов-рекламодателей, прессинг которых ещё более чудовищен, нежели на госрадио. Он, может быть, не касается каких-то политических тем, но он огромен в сфере коммерческой информации. Я понимаю, что на нашем радио не хватает для выпуска пара острой политической критики действующей власти, но с точки зрения коммерческой безопасности такая радиостанция, как "Маяк" должна быть, потому корпорации, крупный бизнес не должны диктовать всем свою точку зрения – о чём надо говорить, о чём не надо. На любой станции, где я работал, такое было: тебя пытались не только учить правильно читать тексты, но и зажимать рот, когда ты читал о каких-то брендах, товарах – это вам не политическая цензура. Проблема в том, что у этих корпораций нет своего "лица". Когда тебя прижимает государство – ты можешь пожаловаться в твиттер Медведеву или написать письмо Путину, а кому жаловаться на недопустимое поведение представителей нефтяной или пищевой корпорации? Это монстры с бюджетами, сопоставимыми с бюджетами государства, но там не к кому апеллировать. Я не уверен, что корпорации действуют по законам более гуманным, чем те, по которым действует государство. Я не хочу сваливать всю вину за происходящее с политиков на бизнесменов, но иногда мне кажется, что бизнес намного сильнее власти.

"Наше поколение – идиоты, мне самому интересно узнать, чем закончится всё это".

ОмскПресс: Это так во всём мире или только у нас?

Стиллавин: Посмотри, всё, что в мире происходит, отражается на России. Но мы ведь очень стремились в этот большой мир. Нам очень хотелось иметь джинсы и майку с крутой наклейкой – получите, теперь угомонитесь. Наше поколение – идиоты, мне самому интересно узнать, чем закончится всё, что мы сейчас понаделали в стране. К тому же, мы – очень сложное поколение: после распада Советского Союза стало можно то, что раньше было нельзя, а потом наступила "стабильность" и очень интересно, что будет дальше. Потому что я вижу, куда идут общественные процессы. Мне интересно понимать, что люди начинают этой "стабильностью" утомляться. Я стараюсь быть актуальным социально, потому что я не верю в политику. Политика – это всегда экономика, всегда надо искать того, кому выгодно, кто зарабатывает бабки на всех этих процессах. Все эти обсуждения насчет того, какие политические партии нужны, а какие нет – это муть. Виной всему – экономика. Если ты не видишь кассу – это не значит, что её нет. А поскольку я не экономист и не бизнесмен, не все эти процессы не слишком интересны и понятны, поэтому я больше внимания уделяю социальным процессам. Все проблемы, которые сейчас существуют в нашей стране, они меня касаются. Я ведь живу в той же реальности, той же жизнью, что и большинство тех, кто меня слушает. Плюс-минус, конечно – ведь есть среди моих слушателей и директора, и таксисты, и сантехники, – но я себя чётко не отделяю ни от тех, ни от других, потому что, по большому счёту, в одной стране живём. Главная наша проблема – это дезориентация в плане нравственных ценностей и отсутствие стремления к чему бы то ни было вообще. Когда я слышу разговоры о том, что главная цель народа – увеличение достатка, я понимаю, что это очень хорошо, но я считаю, что наш великий народ должен иметь несколько более высокие цели, чем элементарная сытость. Ведь что такое сытость – есть дома картошка и колбаса, есть возможность поехать на машине – это лучше, чем не иметь дома картошки и ходить пешком. Но, я надеюсь, что "не хлебом единым жив человек", наш народ. Посмотрите: прошли 10 лет – а как они прошли? Если меня спросят, что такое 30-е, 40-е, 50-е годы XX века, я скажу, дам им оценку – но что сказать, когда меня спросят, чем для меня ознаменованы 2000-е? Нет, в личном плане – понятно. А вот что такое 2000-е для страны? Я тоже дезориентирован. "Стабильность" была главной задачей 90-х: чтобы доллар перестал каждый день "плясать". Но вот "стабильность", о которой мы так долго мечтали, наступила, у каждого, вроде бы, есть возможность построить свой маленький мирок с тем материальным уровнем, на который хватает таланта или наглости – и при этом не обязательно кого-то грабить или убивать для этого, сегодня можно и мозгами заработать. Но ощущения принадлежности к общему делу мне лично очень сильно не хватает. Мне не хочется, чтобы результатом этой жажды чего-то общего стали борьба, кровь, сражения, какие-то потрясения. Но жизнь никогда не бывает одинаковой, она всегда меняется. Но я не хочу, чтобы эта полоса штиля, которая до недавнего времени шла, закончилась…

ОмскПресс: Революцией?

Стиллавин: Не в революции дело. Дело в том, что это глобальные психологические процессы на уровне всего общества. Если в обществе есть потребность, то изменения всё равно произойдут. Другой вопрос, в каком направлении пойдет эта энергия. Некоторые считают, что энергия, которая копится сейчас в обществе, это ожидание перемен. Но я думаю, что люди ждут реализации себя – на более высоком уровне, чем просто зарабатывание денег. Наше поколение не умеет жить не ради денег: заработал – проел, заработал – прогулял, заработал – проотдыхал. Очень большая усталось от этого бесконечного круга. Если ты понимаешь, что твоя работа не приносит ничего твоей стране, твоему обществу, общей цели – то она того не стоит. Нам нужна большая созидательная цель, общее дело – потому что силы у страны огромные, и наши граждане не могут смириться с тем, что России в мировой экономической системе уготована лишь роль поставщиков энергоресурсов, на доходы от поставок которых может обеспеченно жить лишь половина страны. Это нас не удовлетворяет. Меня это не удовлетворяет.

"Мне сегодня абсолютно по кайфу было читать в эфире Куприна". 

ОмскПресс: Вырастет твоя дочь, скажет: "Папа, хочу твои старые эфиры послушать". Дашь?

Стиллавин: В её 22-летнем возрасте, как мне было, когда я начинал на радио, наверное, дам. Всё-таки в этом возрасте человек уже сформирован и способен отделить прикол от цинизма, просто шутку от морального наставления. Родители всегда кажутся строгими: мой отец, моя мама всегда были такими правильными, и я вспоминаю, что меня шокировало, если кто-то из них делал какие-то неправильные вещи. Но сейчас, когда мне 39, я понимаю, что они были такими же, как я, и могли ошибаться и в отношении меня, и сами с собой, и какие-то не очень правильные вещи делать в жизни. Но мы же меняемся. Я меняюсь – как человек, как профессионал, как родитель. Хуже, если человек не меняется на протяжении 20 лет и остаётся болваном. Я думаю, что для моей дочери будет важно понять, что её отец, который начинал как шалопай и кухонный беспредельщик, с годами поменялся. Мне, например, удивительно было узнать, что мой отец в школьной группе был барабанщиком, хотя я его всегда знал, как очень серьёзного человека, который говорит взвешенно, аккуратно отвечает на вопросы, выбирает выражения – и я начал воспринимать его по-другому. Сейчас мне интересны какие-то другие вещи, более глубокие, которые заставляют переживать. Я научился плакать над фильмами. Мне сегодня, например, абсолютно по кайфу было читать в эфире Куприна – вот он пример моей внутренней перемены. Но я всегда был чувствительным, открытым мальчиком, потом, когда надо было зарабатывать, я как-то прикрылся от мира напускным цинизмом. Хотя мир обошёлся со мной достаточно гуманно: я никогда не видел бандитских разборок, меня никогда не приглашали воровать цветные металлы, никогда не угрожали взорвать мою машину…

ОмскПресс: Из сделанного за эти годы есть чем гордиться?

Стиллавин: У нас с Геной был взрывной продукт – в то время, когда мы оба были по отдельности спокойные, тихие и интеллигентные люди. Это была, как сейчас говорят, синергия, когда двое людей, которые встречая друг друга, вспыхивали вместе гораздо ярче, чем по отдельности. Я помню, когда я болел и Генка работал один – это были довольно скучные эфиры, и наоборот. Но вместе мы магическим образом делали этот продукт другим. Именно поэтому, поскольку он был нелогичным, сюрреалистическим, сделать что-то похожее не получается ни у кого.

Интервью: Артём Касаткин

Фото: сайты E1.ru, opel.110km.ru, zarulem.ru

Комментариев: 4
Просмотров: 4776

Наши партнеры

В любой праздник: на день рождения или в Новый год, на 8 марта или на свадьбе - торт является не только украшением стола, но и замечательным вкусным угощением. И даже если вы находитесь заграницей, вы можете оформить торт на заказ в Европе через сайт кондитерского салона "Наполеон".
Для печати Отправить другу На главную

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Жизнь и творчество поэта Михаила Белозёрова

Михаил Белозёров – человек разносторонний. Он – поэт, на счету которого помимо двух авторских книг множество газетных публикаций, талантливый журналист, радиоведущий.

920 просмотров
Александр Бортник Александр Бортник

Администратор тату-студии Black Lion

Как выбрать татуировку

И самое главное - татуировка это не кеды, покупается не на один сезон. Татуировка – это продолжение вас самих, тандем мастера и вашего “Я”.

1647 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2016г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик