Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
23
октября
вт
Вечер +2
Ночь −1
Бензин в Омске
АИ-9237.25АИ-9539.35
АИ-9843.00ДТ40.55
USD65.35 65.50
EUR74.85 75.15
 ПокупкаПродажа
CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)

НовостиКультура в Омске

О Роберте Эр

Последний изданный при жизни Василия Аксёнова роман с пылким названием «Таинственная страсть» - не об Омске, и автор «Апельсинов из Марокко», «Острова Крым», «Московской саги», почти уверен, не бывал у нас. Потому, возможно, ограничил омскую тему цитатой из Вознесенского, где «омичи» без лишних вопросов превратились в «о мичей»:
26.01.2011 08:51
Поделиться:

«Скрымтымным» -

                                    это пляшут омичи?

 скрип темниц?

                                    или крик о помощи?

или у Судьбы есть псевдоним,

темная ухмылочка -

                                   скрымтымным?

А еще называют нас «омичанами»... Возмущаться нечего. Долгое время Омск неприкаянно блуждал где-то между Орском и Томском, и как величают его жителей, кое для кого до сих пор остается вопросом на засыпку.

Не сразу приблизит к Омску и подзаголовок: «Роман о шестидесятниках». Можно продолжить: их мыслях и словах, увлечениях и причудах, их любви, конечно. И «таинственной страсти» к творчеству. Сколько же славное десятилетие это назвало новых имен! Феерический выплеск интеллектуальной энергии. Не в литературе только. Во всем, к чему прикасались шестидесятники.

Многие из них обрели в романе полушутливые имена. Владимир Высоцкий там - Влад Вертикалов, Белла Ахмадулина - Нэлла Аххо, Андрей Вознесенский - Антон Андреотис, Булат Окуджава - Кукуша Октава, Евгений Евтушенко - Ян Тушинский, Иосиф Бродский - Яков Процкий, Эрнст Неизвестный - Генрих Известнов, Андрей Тарковский - Рюрик Турковский...

В предисловии Аксенов пояснит: «. создавая их романные образы, я отдавал себе отчёт, что возникнут не клоны, не копии, а художественные воплощения, более или менее близкие к оригиналам. В связи с этим возникла потребность создать новые, хоть и созвучные, имена. <...> Дать больше воздуха. Прибавить больше прыти в походку». Подскажет также предшественника «Таинственной страсти» -«Алмазный мой венец» Валентина Катаева. Однако Омск опять отсутствует. Оспорить сложно: бушующие в приличном отдалении окололитературные и прочие «страсти» наших мест никак не касаются.

И в то же время касаются постоянно - когда вровень с автором (в романе - Аксён Ваксонов, или просто Ваксон) снова и снова является Роберт Эр, он же - Роберт Рождественский, а это уже Омск. Двенадцать мальчишеских лет.. Первые стихотворные строчки в газете.

Мы были соседями, не раз встречались позднее, и готов подтвердить: Роберт Эр очень похож на него. Я увидел Роберта, которого знал. .И которого не знал вовсе. Понял его лучше, чем понимал раньше.

Не всех шестидесятников писатель поднял на пьедестал, не всем столь щедрой мерой отдал свои симпатии, свой восторг. Иногда сквозь слова проступает скептическое, а то и неприязненное отношение к их поступкам, суждениям - разумеется, также в большей или меньшей степени преобразившимся в «Таинственной страсти». Себя, Ваксона, тоже не жалеет. Но Роберт Эр - Роберт Рождественский - для него святое. Потому, наверное, имя ему не изменил. И фамилию дал в привычном сокращении.

Фактически Роберт - человеческий, нравственный ориентир романа, и это при том, что шестисотстраничное пространство перенаселено большими поэтами. Даже отвергая что-то в его жизни и взглядах, не может, не желает скрывать привязанности к нему, восхищения им. Художественная правда в данном случае стопроцентно совпала с правдой жизни. Слышу ли людей, знавших Рождественского, встречаю ли имя поэта на страницах различных изданий - всегда им сопутствуют слова неподдельного уважения.

Повествование поддерживают многочисленные фотографии. Не могу согласиться лишь с подписью под одной из них: «Алла Киреева (жена Рождественского, в романе -Анна Фареева), Катя Рождественская (их старшая дочь, в романе - Полина) и ее муж Дмитрий Бирюков в Петрозаводске, на родине Роберта Рождественского. 1979 год»... Только Петрозаводск не родина поэта.

Родился я в селе Косиха. Дождливым летом.

На Алтае, - подскажет Роберт. В автобиографических заметках уточнит: «Но это было до моей памяти, а память начинается с города Омска». На вопрос радио ответит еще определеннее: «Очень родной мне город Омск».В Шербакуль (тогда село Борисовка), а через пару лет - в Омск семья Станислава Петкевича, отца Роберта, переехала с двухмесячным сыном в августе 1932 года. Там через несколько месяцев похоронили деда со стороны матери, Павла Дмитриевича Федорова. Другие подробности омского детства сообщат полтора десятка стихотворений. Петрозаводск же вошел в его жизнь значительно позже, после войны.

Жаль, конечно, что Василий Аксенов не подозревал ничего об омских корнях Роберта. Менее понятно, как подзабыл его стихи об Омске, хотя тоже случай не единственный. Лет пять назад Евгений Евтушенко искренне удивлялся, когда я рассказывал ему о них. Со своей стороны, и город не больно настаивал на первородстве Рождественского. В 2006 году этот дом был снесен. В подмосковном Переделкине, где он жил и умирал, появилась улица Роберта Рождественского. В Петрозаводске дом поэта охраняет мемориальная доска. На открытие приезжала его семья, был Евгений Евтушенко. Жаль, что Омск до сих пор относится к поэту как к чужаку.

Следующее замечание не так бесспорно. Речь идет о ненормативных вкраплениях в речь действующих лиц. Одним они покажутся необходимыми: в противном случае, мол, события и люди в романе утратят «воздух», «прыть в походке». Оппоненты возразят: русский язык способен передать любые страсти-мордасти (в том числе «таинственные»), не прибегая к сквернословию. И без него грязи невпроворот.. К этой мысли склонялся, похоже, сам Аксенов. Опускал или переставлял буквы, прибегал к прочеркам. Но отказаться совсем от подобной лексики не счел возможным.

«Роман о шестидесятниках» завершается на трагической ноте -похоронах Рождественского. Они обрушились на Ваксона дико, безжалостно. Они смяли его. Уходил дорогой человек. Уходило их время. «И вдруг он почувствовал Присутствие Роберта. Оно, Присутствие, раскрывалось навстречу ему с удивительным дружеским чувством, словно объятие. Как будто бы оно, обнаружив его в этой толпе, открылось навстречу ему с радостным удивлением и любовью. Оно, Присутствие, при всей его невидимости, почти физически соприкоснулось с ним, словно говорило: старик, оставь хоть на миг эту внешнюю физику, просто почувствуй, как радостно видеть тебя в этой толпе прощания и прощения, хоть все это может и испариться в следующий миг, старик».

Спасибо, Василий Павлович, за Роберта.

Марк МУДРИК, почётный академик Петровской академии наук и искусств

Просмотров: 2195
Для печати Отправить другу На главную

Читайте также:

Изображение

Культучреждения Омска и области уже подготовили свои программы для «Ночи искусств»

Омичи смогут бесплатно посетить театры и музеи с 18:00 до 22:00 часов.

Читать далее →
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Сетевое издание «Омскпресс» (18+).

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 от 17.11.2016 г.

Учредитель: Харитонов Константин Николаевич.
Главный редактор: Чухутова Мария Николаевна.
Адрес редакции: 644042, Омская область, г. Омск, пр-т Карла Маркса, д. 20, офис 501, 8 (988) 253-57-79.
Электронный адрес редакции: redactor@omskpress.ru.
Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: mary@omskpress.ru.
Для рекламодателей: adv@omskpress.ru
Счетчик