Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
5
декабря
пн
День -17
Вечер -18
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD63.60 64.50
EUR67.80 68.50
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиНаукаВладимир Кожевников

Сараевское убийство: первые выстрелы "Великой забытой войны"

Главная новость
В череде сменяющих друг друга дней, несмотря на то, что принято ежедневно вспоминать годовщины давно прошедших событий, зачастую теряется то значение, которое они оказали на дальнейшую мировую историю.
24.06.2014 14:47
Поделиться:

28 июня 1914 г., в городе Сараево сербским террористом Гаврилой Принципом были убиты 50-ти летний наследник Австро-Венгрского престола эрцгерцог Франц-Фердинант и его супруга герцогиня София Гогенберг. Последствия этого происшествия современное общество ощущает на себе до сих пор.

В ответ на убийство Австро-Венгрия предъявила ультиматум Сербии, который с самого начала был невыполнимым. Ровно через месяц Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Российская Империя, начала всеобщую мобилизацию. В ответ Германия, союзница Австро-Венгрии, 1 августа объявляет войну России. На следующий день Франция, союзница России объявила войну Германии. 4 августа Великобритания, союзница России и Франции, объявила войну Германии, после того, как её войска вторглись в Бельгию.

Так началась одна из крупнейших войн в истории человечества, в орбиту которой оказались втянуты десятки миллионов человек (из примерно двух миллиардов проживавших на Земле вначале XX века), из которых 10 миллионов навсегда остались на полях сражений (по преимуществу молодые мужчины в возрасте от 18 до 25 лет), а 20 миллионов были искалечены. В годы войны также была впервые отмечена высокая смертность среди военнопленных (560 тыс. из 8.5 млн. человек). Только военные расходы воюющих государств составили больше, чем все затраты на европейские войны начиная с 1793 года.

Никто в 1914 году не верил, что война продлиться дольше нескольких месяцев. Столицы воюющих держав встречали новости о начале войны с ликованием.

Французы вообще рассчитывали на то, что быстро побьют "бошей" (традиционное презрительное прозвище немцев во Франции в первой половине XX века) и вернутся домой к уборке урожая.

На деле война очень быстро приобрела общемировой характер. География боевых действий включал в себя Западную и Восточную Европу, север Африки, Ближний Восток и воды Тихого и Атлантического океана. Скоро стало понятно, что война эта ничуть не похожа на красочный лубок и лишена всяческого романтизма.

Уже начиная с сентября 1914 г., за сутки на Западном фронте в среднем гибло более 2.5 тыс., ранения получали более 9 тыс. и пропадало без вести более тысячи человек. После того, как патриотический угар пошел на убыль, перед глазами современников начала открываться страшная картина разразившийся бойни (хотя многие, кто никак напрямую не соприкасался с войной, считали её чем-то далеким, а слухи о жестокости творившийся на полях сражений преувеличением).

Образованный европеец начала XX века жил верой в светлое будущее, в торжество прогресса и разума. Казалось, что технические изобретения рубежа веков должны изменить мир к лучшему. Реальность оказалась более мрачной и пугающей. На солдат противоборствующих сторон обрушился арсенал новейших смертоносных вооружений, никогда ранее массово не применявшийся на полях сражений: пулемёты, артиллерия, огнемёты, авиационные бомбы и отравляющие газы. Убийство, совершенно неожиданно, из "персонифицированного" акта превратилось в "массовое" явления. От такого невиданного ранее обесценивания человеческой жизни до зверств в концентрационных лагерях и неограниченной подводной войны оказался один шаг, который не заставил себя долго ждать.

Уинстон Черчилль, временно вышедший из состава британского правительства в 1915 г., с ноября 1915 по май 1916 г. командовавший батальоном на Западном фронте, вспоминал: "…все ужасы всех веков были собраны воедино, и не только армия, а целые народы были брошены в их бездну… Ни народы, ни их правители не остановились перед каким-либо деянием, лишь бы оно могло помочь их победе… На каждое преступление против человечества или международных законов отвечали репрессиями часто больших масштабов и большей продолжительности…Раненые умирали в окопах, мертвые разлагались в земле… Прилагались всевозможные усилия подчинить голодом целые народы, невзирая на возраст и пол. Артиллерия разрушала города и памятники. Бомбы сыпались с воздуха без ограничений. Отравляющие газы и зажигательные вещества различных видов душили или испепеляли солдат… Когда всё кончилось, мучение и каннибализм оставались единственными средствами, от которых … христианские государства сумели отказаться, но польза от них была бы сомнительной".

Окопная жизнь, определялась перманентным нервно-психическим напряжением, сопровождаемым постоянным ожиданием гибели, что приводило к необратимым изменениям в психике людей. Общественность европейских стран была шокирована количеством нервных срывов, жертвами которых становились военнослужащие. Множество людей из-за отсутствия знаний о посттравматических расстройствах были лишены действенной помощи и окончили свою жизнь в психиатрических клиниках.

Обученные быть сверхбдительными и выживать в условиях боя, бывшие солдаты, вернувшиеся к "нормальной жизни", продолжали вести себя так же, как на войне, словно им постоянно угрожает опасность. Выработанные стереотипы поведения так глубоко укореняются в психике, что продолжают потом определять поведение в течение многих последующих лет.

В массовой психологии послевоенного западного общества ощущалось чувство разочарования, апатии и безысходности, которое было связано с тем, что привычного, довоенного мира с его нормами и представлениями более не существовало. Многие ветераны были враждебно настроены к послевоенному обществу из-за того, что общество словно забыло о "благодарности защитникам отечества" и бросило их на произвол судьбы. Военные пенсии были мизерными, а различные бюрократические ухищрения и препоны в некоторых странах даже заставляли вчерашних фронтовиков отказываться и от этих скромных пособий. Это и сделало многих из них восприимчивым к радикальным идеологиям

Но питательную среду для зарождения и развития, фашистского движения создавало не только это. Важным для послевоенных событий оказалось то, что 4 года пребывания в окопах приучили ветеранов к "двухмерному" видению мира, делящегося исключительно на своих и врагов; накопился потенциал озлобленности и психологической готовности значительного числа людей к разрешению возникших перед обществом проблем посредством самых радикальных методов, вплоть до насильственных. Отсюда многочисленность в межвоенный период правоконсервативных и праворадикальных движений практически в странах Западной Европы.

К отрицательным психологическим последствиям войны можно также отнести и резко углубившийся конфликт поколений. Участники войны с презрением относилась к старшему поколению, считая его ответственным за минувшее кровопролитие. В результате после войны обычный социальный процесс передачи ценностей, традиций, норм поведения от одного поколения к другому дал сбой, в том числе и в сфере политики.

Социально-психологические последствия войны стали питательной базой для развития правого радикализма в странах Европы, что в итоге стало прологом к началу Второй мировой войны. В тоже время они стали тем, что парализовало волю многих идейных противников нацистской Германии и фашистской Италии. Воспоминание об ужасах и жертвах Великой войны продолжало довлеть над сознанием многих политиков и военных, рождая стремление любой ценой избежать войны.

С приходом Гитлера к власти во Франции и Великобритании (сильнейших держав европейского континента), явно ощущалась боязнь нового военного конфликта. Любого, кто призывал к отпору и применению силы, могли обвинить в подстрекательстве войны. Страх перед возможностью нового кровопролития усиливали сведения, периодически становившиеся достоянием гласности, о неготовности к войне Франции и Англии, об их военной слабости в сравнении с Германией.

Кульминацией панических настроений населения Франции и Великобритании стало подписание Мюнхенского соглашения 30 сентября 1938 г. – дипломатического события продемонстрировавшего Гитлеру слабость его главным противников.

Те, кто бесстрашно сражался бы на передовой, если бы вновь пришлось воевать, будь новая война похожа на предыдущую, боялся войны в тылу, жертвами которой стали бы жены и дети. Потому широкие слои населения праздновали подписание мюнхенского соглашения как победу.

Французский премьер-министр Эдуард Даладье, который оказался в числе тех четырёх, что заключили Мюнхенское соглашение предполагал, что его на Родине встретят крайне холодно и язвительно. Но он был крайне удивлён, столкнувшись с ликующими поклонниками. Он прямо сказал своим помощникам: "Не питайте иллюзии, это лишь краткая отсрочка. Если мы не сможем её использовать, нас всех просто пристрелят".

Складывается впечатление, что Даладье, практически всю Великую войну пробывший на передовой в качестве офицера разведывательного подразделения, несколько раз раненный, подписал Мюнхенское соглашение не только из стремления получить для своей страны "передышку", но и из страха перед самой мыслью о возможности повторения того, что он видел в 1914-18 гг.

Можно только предполагать, о чём думал премьер. Но не исключено, что перед ними опять вставали страшные картины боёв под Верденом (одного из самых кровопролитных сражений Первой Мировой войны). Вот строки из дневника Даладье, записанные им во время одного из Верденских сражений: "…в полной темноте нашим солдатам приходилось преодолевать дистанцию в одиннадцать километров по грязнейшим дорогам… покрытым неисчислимым количеством убитых – иногда немцев, но в основном французов…Вся земля была усеяна поваленными деревьями, оружием, обмундированием, амуницией, гильзами и гранатами. По пути приходилось ступать по человеческим останкам, наполовину похороненным в топкой грязи".

Первая Мировая война осталась в далеком прошлом. Казалось бы что зачем о ней вспоминать, ведь, Вторая Мировая "затмила" её как своими масштабами, так и уровнем своего влияния на мировую экономику и политику? В годы Первой Мировой не был разрушен ни один крупный город, пострадавшие в ходе боев деревни были быстро восстановлены, а на месте распавшихся Российской, Германской и Австро-Венгерской империи возникли новые, вполне жизнеспособные государства, Можно даже спорить с тем существовало ли то самое "потерянное поколение" эмоционально-психических жертв войны, о котором так много писали писатели-романисты 1920-40 гг. Но нельзя спорить, и забывать о том, что "Великая забытая" война оказала такое глубокое влияние на сознание европейцев, которые боялись повторения войны настолько, что этот страх ослеплял их. В итоге это стало одним из факторов предопределившим начало новой, гораздо более ужасной войны, отмеченной новым уровнем абсолютно бесчеловечной жестокости.

Просмотров: 3306
Добавить комментарий [Условия размещения]

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Жизнь и творчество поэта Михаила Белозёрова

Михаил Белозёров – человек разносторонний. Он – поэт, на счету которого помимо двух авторских книг множество газетных публикаций, талантливый журналист, радиоведущий.

482 просмотров
Александр Бортник Александр Бортник

Администратор тату-студии Black Lion

Как выбрать татуировку

И самое главное - татуировка это не кеды, покупается не на один сезон. Татуировка – это продолжение вас самих, тандем мастера и вашего “Я”.

1251 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Обсуждения
Владимир:

Что?! Вы прочитайте что вы пишите грамотеи

// В Омской области объявлено штормовое предупреждение

Марк:

Может уехал в другой город на попутках. Документы взял с собой на работу устраив...

// «ДоброСпас-Омск» присоединился к поискам пропавшего Чайкова Виталия

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2016г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик