Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
10
декабря
сб
Ночь -10
Утро -11
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD62.40  
EUR65.20 67.20
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиНаукаВладимир Гопко

Образование, политика и педагогика

Главная новость
Я давно заметил, что многие профессиональные педагоги (я в их числе) не любят читать научные педагогические статьи и монографии.
03.06.2014 14:04
Поделиться:

Возможно, это объясняется утомительной нудноватостью этих произведений или их излишней пафосностью, а нередко – изобилием словесной "воды", причём, "воды" стоячей, без малейшего волнения. Такие статьи и монографии хороши в качестве снотворного: едва вы начинаете в них погружаться, как тут же погружаетесь в здоровый крепкий сон. С другой стороны, об образовании вообще и педагогическом образовании в частности порой берутся рассуждать люди бесконечно далёкие и от образования, и от педагогики. После ознакомления с такими рассуждениями уснуть уже не удаётся.

Наши литература и кинематография, за редким исключением, показывали педагогов то глупцами, то наивными чудаками, оторванными от реальности, а то и подлецами, но в любом случае – людьми со странностями. Безусловно, среди педагогов есть все названные категории. Но, пожалуй, процент таковых среди представителей самых различных профессий приблизительно одинаков.

В предлагаемой читателю статье я попытался сказать о сложностях образования, проблемах и достоинствах педагогики и показать их такими, какими они мне видятся. Не забыта и политика. Хотелось бы, чтобы строки о достоинствах педагогики не усыпили тех, кто решится их прочитать.

Автор.

Человек в течение жизни реализует две программы. Одна заложена в него генетически, другая – вводится в его сознание (а может быть, она и есть сознание?) социумом. И совершенно не обязательно, что обе эти программы созидательные. Предрасположенность к алкоголю может быть наследственной, а чувствительные длинные пальцы изящных рук можно научить извлекать из гитарных струн чудесные мелодии, а можно – кошельки из карманов. Причем свобода личности также не обеспечивает положительных результатов реализации упомянутых программ, и нет никаких гарантий, что, пойдя по свободно избранному пути, человек достигнет вершин: если генетическая и социальная программы вели человека к карьере ученого, а он избрал путь служения собственному желудку, то сделанный им свободный выбор приведет его в лучшем случае к сытому тлению в сером однообразии, а в худшем – к увяданию в том же алкогольном угаре.

Образование (обучение и воспитание, обеспечивающие развитие) призвано, как известно, раскрыть позитивный потенциал генетической программы человека и реализовать программу социальную с максимальной для общества пользой, то есть сформировать (образовать) культурного человека. Но если рассматривать культуру как систему надбиологических программ, управляющих поведением и жизнедеятельностью человека [1], то образование – это процесс его (человека) программирования.

Но поскольку культура – явление противоречивое, то и процесс образования не может не быть противоречивым.

Образование, а точнее, образованность обеспечивает знаниями как добро, так и зло (образованный подлец; образованный, вооруженный передовой наукой агрессор; образованное человечество, готовящее различными способами свой конец и т.п.).

Никакое образование, никакая наука не в состоянии постичь все тайны человеческого бытия, причем не только те тайны, которые волнуют воображение и вызывают любопытство, но и тайны, от которых зависит жизнь людей здесь и теперь: неожиданные и трагические повороты судьбы, "откуда-то" навалившиеся на человека порочные влечения, пожизненное ожидание счастливой любви, которая так и не приходит…

Образование, наконец, может быть использовано в технологиях манипулирования человеком, вплоть до сведения его с ума. Общечеловеческие ценностные понятия нередко используются в качестве инструмента управления сознанием и волей образованного человека, о чём автору уже приходилось говорить. Такие понятия как "свобода слова", "толерантность", "правовое государство", "гуманизм", "демократия" вполне пригодны для парализации его протестной воли. При помощи этих понятий, к примеру, человека можно заставить выносить гнетущую атмосферу, порождаемую смесью хронического праздника нуворишей и ставшего также хроническим состояния нищеты значительной части населения, можно заставить толерантно относиться к безудержной эксплуатации человека труда, которая нередко принимает характер угнетения.

Одним из основополагающих принципов образования является его научность. Но в течение последних десятилетий возникла проблема, которая заключается в том, что авторитет науки часто используется против самой науки. "Почтение к науке так велико, - говорил Дж. К. Максвелл, - что даже самые абсурдные мнения получают распространение, если только они выражены языком, вызывающим в памяти какие-нибудь хорошо известные научные фразы" [2].

Таким образом, наука используется для пропаганды лженаучного знания, наполняя его наукообразными фразами. Особенно уязвимы для такого влияния гуманитарные науки, в области которых считают себя специалистами не только некоторые полуобразованные, но имеющие завышенную самооценку представители естественных наук, но и люди не вполне здоровые психически, зато волевые и напористые. Массовая средняя образованность является благодатной почвой для семян лженауки.

Образование школьное насыщено редукционизмом (от лат. reductio - отодвигание назад, возвращение к прежнему состоянию; объяснение сложных понятий при помощи более простых). Упрощенное понимание феноменов культуры, которое вынуждены преподносить педагоги ученикам по причине низкой обучаемости многих из них, формирует ученическую массу и, тем самым, готовит её к восприятию низкопробных изделий массовой культуры.

Кроме того, образование подвержено влиянию моды: сегодня носят короткие юбки, сегодня слушают рок, сегодня учатся на юристов. В итоге – масса слабых, не отягченных избытком ума и совести, юристов.

Процесс школьного образования приучает многих людей к симуляции деятельности. Привыкнув симулировать обучение, немалое число выпускников школ стремится симулировать труд, чувства, гражданственность. Многие, кроме того, окончив школу, колледж или вуз и получив соответствующий документ, обрывают процесс личного образования, никогда не заглядывают в тексты, в которых есть мысль, довольствуясь развлекательной составляющей телеэкрана. Таким образом, известное: "Век живи - век учись" - многими воспринимается как экзотика.

До сих пор остается открытым вопрос: что более важно и престижно для человека – образование или документ об образовании?

Что касается высшего образования, то оно, безусловно, является самым престижным, как, впрочем, и документ о его наличии. Статусная мотивация до настоящего времени остается, как представляется, сильнейшей из всех видов мотивации, когда речь идет о получении высшего образования. Подтверждение этого – стремление многих молодых людей получить любое профессиональное образование, лишь бы оно называлось "высшим", несмотря на ничтожную зарплату в сфере изучаемой профессиональной деятельности и непрестижность самой профессии. Но получить высшее профессиональное образование (а тем более – документ о нем) и реализовать в труде полученные знания, если таковые имеются – не одно и то же.

Рассуждая об улучшении качества воспитания, более двухсот лет назад (в 1803 году) Кант утверждал:

"Два препятствия, однако, появляются здесь: 1) родители заботятся только о том, чтобы их дети преуспели в жизни и 2) правители рассматривают своих подданных лишь как инструмент для достижения своих целей" [3].

Размышление над утверждением немецкого философа приводит нас к нескольким выводам:

- проблема отношений между политикой и педагогикой так же стара, как и проблема самого воспитания;

- политика стремится к удержанию образования в рамках, для неё выгодных;

- родительская "слепая любовь" может нейтрализовать самые благие усилия педагогов.

Принято утверждать, что образование формирует личность в соответствии с потребностями общества. Но, во-первых, общество неоднородно, и потребности его слоев не только различны, но нередко и противоположны друг другу, и, во-вторых, ситуация сегодняшнего дня такова, что цели перед образованием ставит вовсе не общество, а государство. Причем следует различать цели, государством декларируемые, и цели – реально им преследуемые. Из последних бросается в глаза максимальная экономия затрат на образование. Цель эта достигается с легкостью, благополучно разваливая российское образование.

Современное образование, по крайней мере, в нашей стране постоянно разрывается между задачами, которые оно призвано решать, и возможностями, имеющимися для их решения. Именно при помощи образования можно изменять индивида к лучшему, формируя в нем позитивные человеческие качества. Причем не последнее, может быть, ведущее место в этом процессе должно принадлежать высшему образованию, способному, как представляется, сыграть роль тягача, вытаскивающего на чистую дорогу страну. Именно в вузах, несмотря на усилия власти, находятся наиболее способные молодые силы страны. Беседы со студентами показывают, что большинство из них "политику партии и правительства понимает правильно", то есть – способно критически оценивать шаги, предпринимаемые властью.

Интересно, что подавляющее большинство студентов с иронией смотрит на современную массовую культуру, в которой господствует китч, и почти никто из них не испытывает чувства благоговейного трепета ни перед ней в целом, ни перед отдельными "звёздами". То же можно сказать и о политике, и политических деятелях. Следовательно, то, что стране и ее молодому поколению навязывается «сверху», не находит безоговорочного отклика у студенческой молодежи. Не этим ли обстоятельством объясняются систематические попытки власти различными способами урезать численность студентов вузов?

Можно, пожалуй, утверждать, что политика массированно противостоит образованию, выступая в роли некой антипедагогики.

Древнейшей проблемой педагогики - ровесницы самой педагогики - является проблема ее относительно низкого, не соответствующего ожидаемому, коэффициента полезного действия. Огромные усилия, которые вкладываются в формирование человека педагогами, нередко дают результаты не просто значительно меньшие, но иногда и прямо противоположные ожидаемым. Причин тому много, но одной из самых действенных, как думается, является тот социальный контекст, погружаясь в который, молодой человек постепенно, а порой и весьма быстро, вымывает из души искренное стремление жить по нормам морали и служить обществу, сохраняя, впрочем, холодное знание об этих нормах и используя его в стремлении служить исключительно самому себе. И наиболее весомый вклад в создание такой атмосферы вносит, как представляется, реальная политика.

Одной из устойчивых характеристик реальной, то есть практической, педагогики является ее принципиальность. Принципы, на которые она опирается, могут меняться, но они, во-первых, меняются достаточно медленно, и, во-вторых, в любом случае они стремятся заполнить собой весь педагогический процесс, поскольку обучение, воспитание и развитие человека по сути своей не могут осуществляться без устойчивых, порой раздражающих своей назойливостью, но необходимых фундаментальных правил. Что касается современной педагогики, то она настойчиво стремится опираться на гуманистические принципы, и в этом смысле по-хорошему консервативна.

Одной из устойчивых характеристик реальной политики является ее хорошо всем известная беспринципность, проявляющаяся в некой двуслойности. Первый слой – для масс, второй – для политиков. Правда, массы давно знают о наличии этих слоев, но как-то терпят. Если педагогика стремится вести людей к некоему идеалу, находящемуся во временной перспективе, то политика нередко объявляет некоторые желательные для общества результаты достигнутыми, а если это не так, то информация, предлагаемая населению, подгоняется под эту мнимую достигнутость.

Если педагогика - в конечном итоге - обращена к индивиду, которого она стремится сделать личностью, то политика обращается, прежде всего, к массе, к толпе, а если она и обращается к индивиду, то с одной единственной целью – загнать его в толпу. Отсюда – любовь политических деятелей различных чинов и рангов к массовым мероприятиям, начиная от организации "митингов в поддержку", и заканчивая личным участием в масштабных политических, а иногда и развлекательных шоу.

Если важнейшей целью педагогики является социализация индивида, то политика, временами, своей агрессивностью, репрессивностью и лживостью загоняет людей, – прежде всего, молодежь – во внутреннее подполье, создавая субкультуры, нередко асоциального плана.

Если педагогика преимущественно питается идеалами, то политика – мифами, в которые она стремится погрузить массы. Это порождает два парадокса: политика, раскрашивая мифами действительность, хотя бы на некоторое время «облегчает» жизнь; образование вообще и педагогическое в частности "мешает жить", так как усложняет жизнь, расширяя знание о проблемах бытия, открывая душу для их восприятия.

Образование постоянно стремится к новизне, но политика, в том числе и в отношении образования, остается "старой", и образование регулярно вынуждено возвращаться в «старину». Речь идет не столько о содержании образования, сколько о методах его осуществления, обновление которых (методов) в современных условиях связано, прежде всего, с материально-техническим обновлением учебных заведений всех уровней, которое, совершенно очевидно, зависит от финансирования упомянутых заведений.

Таким образом, образование – это не только сложный и противоречивый процесс, но и процесс, протекающий в сложных и противоречивых условиях. По причине этих сложностей и противоречий результат реализации двойственной цели образования – социализации и развития личности – также противоречив: человека социализируют различные слои общества – от научных до криминальных, и развитие личности может идти в этих же направлениях.

Многое зависит от направленности волевых усилий личности. Бесспорно, эта направленность формируются воспитанием, которое в качестве составляющей образования тесно сплетено с обучением, но государственное институциализированное воспитание, как известно, нередко оказывается значительно слабее стихии улицы, пассивности, педагогической безграмотности или асоциальности семьи, влияния пробудившихся в ребенке "дурных" генов и т.п. Исправить последствия этого "сбоя", а если не исправить, то хотя бы их минимизировать призвана педагогика, в том случае, когда она направлена на проблемного ребёнка, которого в недавнем педагогическом прошлом было принято называть трудновоспитуемым (интересно, а бывают легковоспитуемые дети?).

А. Шопенгауэр полагал, что человечеством и каждым отдельным человеком движет некая несокрушимая сила, которую он называл "волей к жизни", вкладывая в это понятие исключительно отрицательный смысл. "Воля к жизни" - это слепая сила, не имеющая цели и делающая каждого человека эгоистом, постоянно побуждающая его цепляться за блага жизни, которые в действительности являются мнимыми, но ради которых человек готов постоянно подавлять себе подобных – таких же, как он, безудержных эгоистов, вплоть до их уничтожения. "Воля к жизни" - причина страданий, которыми полон мир. Преодолеть "волю к жизни", хотя бы на краткий срок, очень трудно, но все же возможно, хотя на это способен далеко не каждый. Человек возвышается над ничтожностью и бессмысленностью своего бытия, преодолевая "волю к жизни", когда он любуется и восторгается красотой и стихийной мощью природы, когда он любуется произведениями высокого искусства и, наконец, когда он сострадает, познавая страдания другого человека и воспринимая их как свои собственные.

"Он не проводит уже эгоистического различия между своей личностью и чужою, а страдание других индивидов принимает так же близко к сердцу, как и свое собственное, и поэтому не только с величайшей радостью предлагает свою помощь, но даже готов пожертвовать собственной индивидуальностью, лишь бы спасти этим несколько чужих…", - писал Шопенгауэр [4].

Опираясь на идеи А. Шопенгауэра, можно утверждать, что педагогика, направленная на проблемного ребёнка – инвалида, малолетнего правонарушителя - есть не что иное, как форма выхода общества за границы личных потребностей его членов, есть возвышение над их стремлением к удовольствиям и постоянному душевному комфорту.

Если же обратиться к философии А. Камю, то педагогику можно рассматривать как форму борьбы с абсурдностью мира. "Чувство абсурдности поджидает нас на каждом углу", - утверждал философ. Жизнь абсурдна, поскольку полна противоречий и не имеет смысла. Человек живет будущим, надеясь на лучшее, но это «лучшее» никогда не наступает, и в будущем человека ожидает только смерть. Ни разум, ни наука, ни искусство не спасают человека от страданий. Мир жесток, но источником нечеловеческого является сам человек [5].

С мыслью А. Камю, приведенной нами в последнем предложении, трудно не согласиться. Абсурдно, когда родители предпочитают алкоголь и скандалы родному ребенку или забывают о нем, расслабленные ленью и увлеченные примитивными развлечениями. Не менее абсурдны притязания родителей педагогически безграмотных, но полагающих, что факт их родительства дает им право на диктаторскую власть над ребенком, который все должен делать "как положено". Абсурдны страдания никому не нужного, лишенного детства ребенка, живущего в условиях, которые трудно характеризовать человеческим языком. Абсурдна власть, не обращающая на все это внимания, но разглагольствующая о величии страны.

Но педагог пытается преодолеть хотя бы часть этой абсурдности и вернуть миру здравый смысл, а это "придает жизни величие" (Камю). Он, педагог, делает дело, а не разглагольствует о нем.

Таким образом, качества педагога – это не только качества профессионала, но, прежде всего специфические качества души, плохо понимаемые как "массовым человеком", так и нашим "массовым чиновником", у которого нет ни качеств души, ни качеств профессионала.

Педагогическое образование нередко связано с постижением негатива, явлений нестабильности человеческого бытия с целью их преодоления, в отличие от иных видов образования, которые направлены на постижение в первую очередь созидательных процессов с целью их культивирования. Образование всех видов – это отражение мира, его прошлого, настоящего и – в какой-то мере – будущего. Педагогическое образование - отражение, среди прочего, несовершенства мира, но отражение, порождающее противодействие несовершенству. Этим педагогика противостоит и – в значительной степени – опровергает философский пессимизм Ницше, Шпенглера, Дебора, Маркузе и других.

Если образование – это процесс первичного позитивного программирования человека, то применение педагогом полученных знаний в практической деятельности, то есть социально-педагогическое воздействие на "проблемного" ребенка – является процессом перепрограммирования. И в этом "пере…" – его сложность, поскольку педагогу приходится решать одновременно две трудные задачи: во-первых, необходимо удалить разрушительную программу, которую полностью стереть крайне сложно, и, во-вторых, - внедрить в сознание ребенка другую, созидательную программу. Причем следует учитывать, что остатки разрушительной программы могут вторгаться в программу созидательную довольно долго, и нет никаких гарантий того, что старая программа не будет полностью восстановлена. Кроме того, в программе социума слишком много негативных вирусов, которые попадая в индивидуальные программы, способны их заразить.

Большинство видов высшего образования – инструменты делания карьеры. Педагогическое образование, если получивший его человек является практиком, - верный способ карьеру погубить, по крайней мере, в общепринятом, массовом понимании.

Если рассматривать человека как существо рациональное и социальное, то можно утверждать, что педагогика должна была появиться и занять почетное место в ряду различных видов человеческой деятельности постольку, поскольку человек, во-первых, способен осознавать свое несовершенство и этому несовершенству противостоять, и, во-вторых, человек, как существо разумное, стремится к стабильности общества, в котором он живет. Различные отклонения в развитии детей, если дать этим отклонениям возможность проявляться и множиться, усиливают реальную угрозу нормальному существованию общества, и общество не может допустить недостаточную социализацию отдельных индивидов, так как это усугубляет несовершенство и расшатывает его стабильность.

Если же рассматривать человека как существо эмоциональное, можно прийти к мысли, что педагогика призвана улучшать психическое здоровье общества, поскольку страдающий ребенок не может не вызывать сочувствия и душевной боли, по крайней мере, у значительной части окружающих. А это порождает бескорыстное стремление помочь ребенку, и, устраняя его страдания, "попутно" устранить собственный душевный дискомфорт.

И, наконец: В.С. Соловьев считал, что жалость и альтруизм представляют собой естественные начала нравственности [6].

Соглашаясь с философом, мы утверждаем, что педагогика основана, среди прочего, на жалости и альтруизме, следовательно, – глубоко нравственна.

Каковы перспективы развития образования вообще и педагогики в частности?

Если власть будет относиться к высшему образованию как к балласту, который остался от былых времён, явно залежался и требует излишних расходов (позиция бухгалтера), а не как к самоценному явлению, то его перспективы весьма мрачны.

Отношение власти к среднему образованию делает его всё более средним, и если так будет продолжаться, то его уровень вскоре станет значительно ниже среднего.

Вместе с тем, экономические и военные потребности страны настойчиво требуют изменения такого отношения к обоим уровням образования. Все наши так называемые реформы не учитывают одного простого и очевидного для любого нормального человека обстоятельства: требования к знаниям, как школьника, так и студента должны быть реальными. Путь к этому лежит через возвращение к бюджетному финансированию вузов и через реальное оценивание знаний учеников в школах.

Для того чтобы научить человека играть в хоккей нужен лёд, который является не достаточным, но необходимым условием выращивания спортсмена. Для того чтобы образовать профессионала в какой бы то ни было сфере нужно предъявлять реальные требования к его знаниям в процессе обучения, что также является обязательным, хотя и не единственным условием выращивания специалиста. Человек устроен так, что ему необходимы обстоятельства, побуждающие его к действию. Если таковых нет, то воля человека теряет напряжение и нередко он идёт по пути наименьшего сопротивления. В итоге общество получает дипломированного дилетанта.

Школьник же, которому не ставят плохую отметку, которую он заслужил, оправдывая это то гуманностью, то демагогическим утверждением: "Учитель ставит отметку не ученику, а самому себе", то ещё какой-нибудь нелепостью, теряет способность прилагать даже малейшие усилия для достижения результата.

"Одно из величайших преступлений псевдодемократической доктрины состоит в том, что она изображает естественные ранговые отношения между людьми как фрустрирующее препятствие для любых теплых чувств. Без рангового порядка не может существовать даже самая естественная форма человеческой любви, соединяющая в нормальных условиях членов семьи; в результате воспитания по пресловутому принципу "non-frustration" тысячи детей были превращены в невротиков", - утверждал основатель этологии К. Лоренц [7].

Не объясняются ли преступления, совершённые людьми, от которых этого никто не ожидал – школьники, расстрелявшие своих одноклассников, скромные и тихие клерки, убившие своих товарищей по работе – многолетним подавлением в детстве естественного стремления к соперничеству и оголтелым "гуманизмом" воспитателей, которые не предъявляли ребёнку твёрдых требований, но пытались вылепить из него идеального "демократического человека"? И всё это на фоне хронического отсутствия препятствий и навязчивого присутствия развлечений.

Размышляя о перспективах педагогики, следует, как представляется, учесть три обстоятельства:

- во-первых, будет ли увеличиваться число залюбленных до эгоцентризма избыточно сытыми родителями детей и "трудных" детей, ставших таковыми по причине дефицита родительской любви;

- во-вторых, будет ли социальная политика препятствовать этому увеличению или способствовать;

- в-третьих, будет ли власть содействовать развитию высшего образования, в том числе - педагогического.

Если социальная политика будет в большей степени декларативной (как структурная часть разговоров о величии страны), то поле деятельности педагогики, объектом которой являются проблемные дети, будет расширяться, а сама она – увядать. Если политика, направленная на развитие семьи и защиту детства будет реальной, и власть будет содействовать развитию образования вообще и педагогического в частности - поле деятельности педагогики в проблемных направлениях будет сужаться. Но такое сужение можно будет только приветствовать, и первыми, кто это сделает – будут педагоги.

Литература

1. См.: Степин В.С. Культура // Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. – М.: Изд-во Республика, 2001. – С. 271.

2. Кант И. О педагогике. -http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/kant/pedag.php

3. Цит. по: Романовская Т.Б. Рациональное обоснование ненаучного // Вопросы философии, 1994, № 9. С. 23.

4. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. – М.: Московский Клуб, 1992. С. 349-350

5. См.: Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде // А. Камю. Бунтующий человек. – М.: Изд. политической литературы, 1990. С. 23-126.

6. См.: Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия // В.С. Соловьев. Сочинения в двух томах. – М.: Мысль, 1990. С. 152-169.

7. Лоренц К. Восемь смертных грехов человечества // Вопросы философии, 1992, № 3. – С. 39-53; С. 49.

Просмотров: 2893
Добавить комментарий [Условия размещения]

Комментарии пользователей (всего 1):

Gortest_spb Gortest_spb [Комментарий удален] Причины

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Жизнь и творчество поэта Михаила Белозёрова

Михаил Белозёров – человек разносторонний. Он – поэт, на счету которого помимо двух авторских книг множество газетных публикаций, талантливый журналист, радиоведущий.

910 просмотров
Александр Бортник Александр Бортник

Администратор тату-студии Black Lion

Как выбрать татуировку

И самое главное - татуировка это не кеды, покупается не на один сезон. Татуировка – это продолжение вас самих, тандем мастера и вашего “Я”.

1645 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Обсуждения
Сергей:

Здравствуйте! В "Ямальском меридиане" в 2010 г. опубликована статья &q...

// Герои мирной земли

СИМ:

надо прокуратуре проверить количество преступлений в этом кафе, кто их расследов...

// В Омске работник кафе избил посетителя за разбитую вазу

Софья:

"курьезная история, как злоумышленник..." Господа, исправьте глупую ст...

// Омича, укравшего золота на 350 тысяч, погубили голод и наглость

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2016г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик