Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
26
февраля
вс
День -5
Ночь
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD57.70 58.55
EUR61.20 61.95
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиКультураЕкатерина Барановская

"Мухи в янтаре"*

Главная новость
В 1944 году на экраны вышел первый и последний фильм о ленинградской блокаде "Жила-была девочка" Виктора Эйсымонта. Поскольку "кольцо" было снято накануне, картина получилась аутентичной: мы видим тот снег, те дома, те трамваи, а главное – те лица. А как же художественная фикция кино? Излишне, когда место - город, которого нет.
30.05.2013 10:31
Поделиться:

…За девочек, по-старчески печальных.

Ольга Берггольц

Белокурая, вы поднимаете голову. Этот взгляд,
этот жест... Я могу придать им смысл
по собственному желанию.

Рене Клер

Крупный план превращает лицо в фантом
и отдаёт его на растерзание призракам.
Лицо становится вампиром…

Жиль Делёз

Можно энергичным сжатием век, закрыв глаза, увидеть белизну снега...
Следя за чередой всех ошибок, преступлений,
за деградацией мужской и женской части человечества,
в конце концов, всегда замечаешь ангелов.
Они бесшумно летают вокруг маленькой девочки…
Ангел возник перед "Титаником", белый ангел из гренландского льда…

Пьер Мак-Орлан об Эгеде Ниссен
в немом фильме Карла Грюне "Улица"

 

В 1944 году на экраны вышел первый и последний фильм о ленинградской блокаде "Жила-была девочка" Виктора Эйсымонта. Поскольку "кольцо" было снято накануне, картина получилась аутентичной: мы видим тот снег, те дома, те трамваи, а главное – те лица. А как же художественная фикция кино? Излишне, когда место - город, которого нет.

Берлин нулевого года в фильме Р. Росселлини - фактурный (дырявые дома щерятся, как глазницы или зубы) и более документальный, а тут всё по Вагинову: "я стал просвечивающей формой". Да ещё плёнка – серая, в трещинах и плешинах. Кадр с девочкой у проруби неотличим от блокадных фотографий.

Для кино, думаю, нужна внутренняя жизнь, и Нина Иванова в роли 9-летней Насти несёт нам своё лицо (только кинематограф открыл, что оно красноречиво): скорбное, старческое, уже бесслёзное. По сюжету ей приходится опекать 5-летнюю Катю. Дочки есть – матерей нет. В роли младшей дебютировала Наташа Защипина – самый знаменитый ребёнок-звезда послевоенного кино.

М. Кушниров в заметке для журнала "Экран детям" (рубрика "Так это было") отмечает работу Защипиной, а не Нины, чья "задача была проще, а сама она постарше". Не так. Наташа – эдакий театральный "гистрион", советская Ширли Темпл: обе именно играют, моделируют взрослые жесты. Выполняя задание на движение, маленькая актриса превращается в "монстра". Нина не играет. Она – московская девочка, помещённая в блокаду извне (ленинградские дети были слишком истощены). Что это даёт фильму? Во-первых, взгляд со стороны. Во-вторых, серьёзная не по годам Нина часто смотрит сквозь нас, как сомнамбула: так глубоко внутрь себя, что на экране то и дело возникают крупные планы абсолютно непроницаемого, чудовищно** взрослого существа в платке / с куклой / молитвенно сложенными руками.

Крупные планы репрезентируют то единственное (иное всему) место, где онтологические параметры и смыслы обнажились до самой матрицы – то есть Ленинград. Взгляд с той стороны. Нина Иванова транслирует чужой фантомный опыт, "который, сколько не старайся, никогда не удастся выдать за свой" (Ирина Каспэ). Пугающие эффекты, едва ли удобные для зрителя, следует отнести и к механике кино, которая в таких случаях тоже себя являет. Выдаёт. Кто-то определил: "киноактёр – не игра, но акт веры в удвоение себя". Конечно, Кушниров не прав – он проглядел "оплакивание и скорбь", как и то, что название фильма сообщает об ОДНОЙ ДЕВОЧКЕ, которая "жила-была". По сути, речь идёт о возвращении некоего духа, установлении контакта с миром живых.

Девочка-медиум создаёт ту "замогильную оптику", что встречается в стихотворениях о войне: их герои – мёртвые, которые словно бы "реконструируют направленный на них извне взгляд живых" (Ирина Каспэ). Лёд растает, но весенняя вода будет нечистой: серый, как плёнка фильма, Стикс между маленькой мной и девочкой, которая вечно там – у невской проруби***.

________________________

*Душ замученных промчался тёмный ветер,
Чёрный лёд блокады пронесли,
В нём, как мухи в янтаре, лежали дети,
Мёд давали им – не ели, не могли.
Их к столу накрытому позвали,
Со стола у Господа у Бога
Ничего они не брали
И смотрели хоть без глаз, но строго.

Елена Шварц.
Из цикла "Мартовские мертвецы".

** "чудовище" – отчасти в том экзистенциальном смысле, который Жан-Поль Сартр находит в образе Ивана из фильма А. Тарковского "Иваново детство".

*** есть такой роман, написанный в советское время и поразительный во всех отношениях, – "Лето в Бадене" Л. Цыпкина. Прочтите обязательно. Это блокадный текст, это текст-фликер – без аналогов. Кто, как я, рос на стишках типа "как я рад, как я рад, что поеду Ленинград", "мы поедем в Ленинград покупать себе наряд", получит иной опыт зимнего путешествия. В вагоне, "под неверным, мерцающим светом ламп, который то разгорался, то почти гас", рассказчик занят чтением "Дневника" Достоевского. На проспектах города,

"с двумя цепочками фонарей, постепенно сходящимися вместе и тонущими где-то в ночной морозной мгле", автору мерещатся "дети с протянутыми ручками, дрожащие от петербургского тумана (…) особенно девочки", выплывающие "откуда-то из темноты, словно на эскалаторе, на миг подсвечиваемые (…) чтобы снова скрыться во мраке".

Вечная ленинградская зима преображает самые банальные реальные вещи в мерцающие знаки длящегося (одного и того же) инобытия. Например, пересекая безлюдную заснеженную Ямскую, москвич Цыпкин обнаруживает, что его ботинки, "подсвечиваемые снегом, возвращают ему световые пятна", словно он обут "в белые валенки" - сам стал одним из призраком. И вот опять на пути попадается та же девочка лет 7-8, в очень худом пальтишке, с "белым, чухонским" лицом: она пошла впереди, будто "поводырь", "в ореоле фонарей" Свечного переулка". Куда фантомная блокадная девочка, вечная Сонечка, приводит автора?

"Несколько минут спустя я уже ехал на трамвае к Гилиному дому, а ещё через полчаса мы уже беседовали с Гилей, и она рассказывала мне про блокаду, а за окнами лежала зимняя петербургская ночь, и когда внизу на улице с грохотом проносились трамваи, весь дом с лампой вздрагивал, словно корабль, стоящий у причала".

 

P.S.:

Нина Иванова робко движется перед киноаппаратом
и несмело произносит слова роли

<критики>

Нина Иванова так и осталась кинопризраком: "непрофессиональная актриса", как тогда говорили, она сыграла ещё в нескольких фильмах, один из них – "Весна на Заречной улице". Я узнала блокадную девочку по жесту, идущему не от "школы" и "техники", которыми наше кино, на мой взгляд, погрешает, а от редкой природы исполнительницы, внешне почти не изменившейся.

В роли учительницы Татьяны Сергеевны она такая же скорбная "сомнамбула", часто впадающая в состояние экранного забытья, что и выражается уловленным мною жестом – бессознательное касание пальцами правой руки - задумчиво и длительно – нижней губы. Эти замирания, взгляд с поволокой, наклон белокурой головы ловит влюблённая камера Радомира Василевского, обессмертившая редкий для нашего кинематографа образ. Он чужд всему насущному, советскому – всей социальной "фабрике". Однажды порождённый экраном и принадлежащий только его магии, этот образ выполняет одну и ту же "работу", и "система Станиславского" тут, слава богу, не при чём. Долгие годы Нина Иванова существует в нигде, но её быстрый промельк на экране многого ценней.

Просмотров: 3081
Добавить комментарий [Условия размещения]

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Несчастливый храм

Летом 2016 года краеведы города Тары были уверены, что борьба за сохранение исторического облика храма, памятника федерального значения – дело чести не только для реставраторов и политиков, но и для каждого жителя города.

580 просмотров
БЦ БЦ "Радуга"

Особое питание для особенных детей

Проект направлен на поддержку детей с тяжелыми заболеваниями, а так же, на семьи с тяжелым материальным положением.

683 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место

Я - доброволец!

Добровольческие мероприятия и акции, проходящие в Омске и области. Сделайте свой город лучше!
Справочник
Обсуждения
Владимир:

Потому что надо во время проводить обучение сотрудников! Это ведь не шутки. У н...

// 17 жителей Омской области погибли на работе в 2016 году

Антиватник:

Как можно отпустить клиентов, которым светит 20 лет колонии???

// В Омске двоих студентов колледжа задержали по подозрению в сбыте синтетических наркотиков

Михаил:

Надо было конфисковать в пользу государства и отдать детям в школы и дет.сады. О...

// В Омске уничтожили 860 килограммов санкционных киви из Греции

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2017г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик