Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
8
декабря
чт
День -5
Вечер -4
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD 62.85 64.65
EUR 67.43 69.63
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиКультураСергей Денисенко

Нехорошо забытое главное

Главная новость
Я думаю, что исток беспамятства – это когда человек начинать забывать о главнейшей из своих миссий на Земле: быть посредником между Прошлым и Будущим. И так хочется учредить памятную медаль для беспамятных: "Иваны, родства не помнящие" (для Омска это, увы, более чем актуально). И такую медаль я с удовольствием бы вручил "по итогам месяца мая" руководству ГТРК "Иртыш"…
27.05.2013 10:47 2
Поделиться:

Они даже не упомянули, они даже не вспомнили о памятной дате в истории Омского телевидения: 18-го мая исполнилось бы 80 лет со дня рождения «Легенды Омского телевидения», члена Союза кинематографистов РФ, заслуженного работника культуры России Владимира Ивановича Бусоргина. Наверное, просто не «информационный повод»… Стыдно… Или уже нет? Или прав был Андрей Вознесенский: «Нам, как аппендицит, поудаляли стыд...»?

…Владимир Иванович Бусоргин. Человек-легенда Омска…

Он закончил в своё время педагогический институт, пару лет проработал учителем в школе, затем – высшие сценарно-режиссёрские курсы при «Мосфильме» (теоретический курс проходил вместе с Микаэляном и Данелией), и далее – главное самое, начиная с 1956 года (в принципе, с истоков Омского телевидения). Завидная и прекрасная судьба – сразу и навсегда найти своё призвание. И ещё – стать, по сути, для города Омска человеком-символом. Стать человеком-легендой (кстати, в 2005-м ГТРК «Иртыш», в год своего 50-летия, официально присвоила Владимиру Ивановичу этот титул – «Легенда Омского телевидения», тем самым словно «смягчив» бездарный и жестокий удар, нанесённый Бусоргину и многим его талантливым коллегам: их буквально выбросили за борт из ТВ в конце века минувшего, в период очередной «реорганизации» на студии).

Миссия у него была высочайшая: почти полвека быть другом-посредником между нами, зрителями, и кинематографом. Сколько поколений телезрителей прошло «школу Бусоргина» через «Кинопанораму», «Голубой экран», «Экран в лицах», «Вечер с кинолентами», «Сеанс по понедельникам», «Воскресный сеанс»!..

…Мне его не хватает. Не хватает его иронии, его глаз мудрых и порой лукавых, не хватает прекраснейшего ощущения, что он – рядом, и в любой момент можно ему позвонить, встретиться можно…

 

…Горжусь, что, несмотря на разницу в возрасте, с самого детства был знаком с этим удивительным и талантливым человеком! Горжусь, что не раз доводилось разговаривать с ним не просто «за жизнь», но и «для печати»… И я сейчас хочу просто предоставить слово Бусоргину. Этот монолог-композицию я составил из диалогов разных лет с Владимиром Ивановичем…

– Наша студия телевидения, мне кажется, изначально несчастна. Ей всегда не хватало настоящих лидеров. Замечательно начинал когда-то Владимир Евгеньевич Колущинский, но он стал неудобен для тех, кто в своё время подобострастно гнул шею перед его отцом. Прекрасным руководителем был Валерий Беляев – но он быстро уехал из Омска. А сколько нужного и полезного сделали тогда всего за полгода Кулинич и Коробченко!.. А сейчас лидера нет… Особенно после так называемой «структурной реорганизации» на телевидении.

...Вмешивалась ли политика в мою судьбу? Интересный вопрос… Не скажу, чтобы уж очень часто, но если уж вмешивалась, то весьма своеобразно. 1956-й год мне, например, частенько аукался.

Представь: по радио вдруг передают информацию о докладе Хрущёва, о культе личности, а у нас по телевидению в этот же день – музыкальный фильм «Сказание о земле сибирской». Сижу перед экраном, смотрю фильм, и вот звучит «Кантата о Сибири». А в кантате этой – апофеозом! – целый куплет, посвящённый Сталину. Хорошо помню, что по спине потёк холодный пот. На следующий день на студии – гробовая тишина. От меня все шарахаются. Зовут к директору. Вхожу. Мне, прямо с порога, трагическим шёпотом: «Как ты мог!? Как ты мог поставить в программу этот фильм!?» (Я уже потом узнал – им из обкома позвонили). Отвечаю спокойно: «А я что – царь и бог? И вообще! Гитлера в кино показываем, а бывшего вождя, выходит, уже нельзя?..». В общем, защитили меня. Как и в 1964-м, когда Хрущёва сняли. Сняли его – а у меня фильм какой-то идёт как раз, про северный флот. И там в одном из эпизодов – сам Никита Сергеевич. Ну, тут уже в обкоме посчитали, что я – «подрывной элемент». Но руководство снова меня отстояло. С очередным выговором… А ещё один раз «тучи сгустились» в 1980-м, когда я сделал небольшой сюжет памяти Владимира Высоцкого. И Сталина мне вспомнили, и Хрущёва… Но – удержался опять: «строгим выговором» отделался…

…Но не это главное, а то, что счастливых мгновений было великое множество: сотни встреч, бесед с замечательными, талантливейшими людьми: Михаил Ромм, Сергей Юткевич, Александр Довженко Олег Басилашвили, Владислав Стржельчик, Надежда Румянцева, Владимир Ивашов, Евгений Матвеев, Зинаида Кириенко, Леонид Филатов… В общем, «энциклопедия» кинозвёзд…

А можно ли забыть Юрия Семёновича Шушковского, с которым мы несколько лет вели «Кинопанораму»?! Мы садились с ним в кадр, а дальше – как в джазе: лёгкость и импровизация. Он был выдающимся телережиссёром, другого такого в Омске не было и нет по сей день. Фонтан идей, а главное – реализация этих идей. Да и вообще – счастье работать с профессионалами, кто вырос на «живом эфире». Ведь «живой эфир» – это лучшая школа телемастерства.

…Казусы в «живом эфире»? С этим проблем нет! О казусах на ТВ вообще можно многотомник выпускать. У меня самый забавный казус был в «живом эфире». Ведём мы с Шушковским «Кинопанораму». А я – как на иголках: он мне перед началом передачи шепнул: «Жди! Я тебе задам весьма каверзный вопрос». Ждал я, ждал – и под конец передачи расслабился. И вдруг Юрий говорит: «Кстати, объясните телезрителям, почему наша передача не выходила в эфир в прошлом месяце?». Ну, вроде бы нормальный вопрос: в студии у нас в прошлом месяце был ремонт, заливали полы специальным раствором. И тут я ляпнул в ответ: «Мы не выходили в эфир из-за полового вопроса». Ляпнул – и онемел. А Шушковский – этак серьёзно и вдумчиво: «А конкретней?..». В общем, на следующий день дежурный критик сказал на планёрке, что мы резвились в кадре и философствовали о половых вопросах…

А в общении со «звёздами» в основном не казусы случались, а бывали просто трудные интервью. Как, например, однажды в «живом эфире» с актрисой Малого театра Руфиной Нифонтовой. Замечательная актриса, но, чего греха таить, своенравная, капризная...

Вот мы с ней уже в эфире, а она вдруг начала ворчать: мол, Омск – «паршивый городишко», и никакой он не город-сад, и гостиницы отвратительные. «И вообще, – говорит, – я ничего о себе рассказывать не буду». Представляете, это в прямом-то эфире! И вот тут самому надо становиться и актёром, и психологом, и задавать самый-самый, единственно верный и возможный в данной ситуации вопрос...

…Прерву на несколько секунд монолог Владимира Ивановича. Вспомнилось: довелось однажды в «конкуренцию» с Бусоргиным вступить. В фойе Концертного зала оказались мы одновременно (я – с диктофоном, Владимир Иванович – с микрофоном и телеоператором), чтобы взять интервью у приехавшего в Омск с концертной программой актёром Алексеем Петренко. Наблюдать со стороны за их беседой было огромным удовольствием: в Бусоргине – достоинство и несуетность, небанальность вопросов, глубокое знание творческой судьбы актёра. В общем, – высший пилотаж журналистского мастерства!..

Итак, снова Вам слово, Владимир Иванович! И Вы сейчас ответите на мой вопрос: «А сколько хранится в архиве километров плёнки, на которой запечатлены Ваши передачи в «живом эфире?»..

– Ни одного метра, Серёжа. Практически всё, что было в архиве, сгорело. А каких художественных фильмов мы лишились из-за чьего-то головотяпства! И это больше, чем трагедия. Сегодня Омская студия телевидения осталась без своей истории, без своего прошлого. Осталось что-то на узкой плёнке, да и то на многих из них стёрты фонограммы… Вот почему возникла недавно идея сделать цикл телепортретов наших ветеранов, вот почему недавно я сделал первый из них – об основателе нашего телецентра Грачёве… Впрочем, о планах больше не буду. Я в этом суеверен. Но верю, что у нас возродится своё собственное художественное вещание. И будет это, скорее всего, частное телевидение, ведь государственное ТВ, по сути, нищее, государство ему денег не даёт и не даст… Я главное знаю: нельзя останавливаться, надо всегда что-то делать, рабочего ритма терять нельзя. Труд должен быть каждодневным, надо всегда быть в форме, тем более, мы ведь на ТВ живём постоянно на неделю-две вперёд. Вот и сегодня приступаем к одной передаче… Но – стоп! Я ведь действительно суеверный, когда говорю о планах…

Последние годы он мучительно переживал процесс «депрофессионализации России». Процесс, который коснулся всех сфер, включая и телевидение. Однажды он, для которого среди главных стимулов в жизни всегда были реализация самого себя и востребованность, признался мне: «Я чувствую себя… котом, сидящим на пепелище. Обычно на пепелищах сидят кошки: уже ничего нету, а они – сидят...».

 

Именно такое состояние было у него в 1998-м, когда телевидение начало «освобождаться» от профессионалов. Тогда исчезли с омского экрана все – все! – культурно-просветительские программы (напомню названия некоторых из них: «Третий звонок», «Мир книги», «Театр в гриме и без...», «Чистый лист», «Магия оперы», «Сеанс по понедельникам»)…

В буквальном смысле слова «спасительным» стал в то время для Бусоргина телефонный звонок Александра Веретено (предприниматель был в недоумении, узнав, что его любимый телеведущий остался без работы): «Немедленно приходите, мы и работу Вам найдём, и ещё сделаем так, что Вы будете продолжать заниматься любимым делом».

И Владимир Иванович стал директором Музея корпорации «Оша». И вернулся на экран: специально для него «Оша» организовала-спонсировала на телеканале «Агава» передачу «Воскресный сеанс». Молодая постановочная группа этой передачи рассказывала потом: «Когда он открыл дверь в нашу студию, мы испытали шок: живая легенда!..».

…Живая легенда… В 2000-м Омская студия телевидения отмечала своё 45-летие. После торжественной церемонии некоторые «переместились» в летнюю кафешку напротив Музыкального театра; за одним столиком оказались Бусоргин, Валентин Шестаков (легендарный диктор 1960-х) и я. Но поговорить не удалось. Тут же к столику подскочил молодой парень, улыбается: «Вы ведь Бусоргин, да?». Владимир Иванович обречённо кивнул головой. Парень ещё шире улыбается: «Я хочу сказать, что я Вас очень уважаю, и вся семья уважает. Мы все передачи Ваши смотрим…». Через пару минут другой парень подходит, ставит на наш стол бутылку шампанского, к Бусоргину обращается: «Это Вам. Как говорится, от нашего столика. Мы Вас очень любим» (компания молодых людей за дальним столиком аплодирует и машет Бусоргину рукой)… И ещё с десяток подобных «визитов» к нашему столу в течение часа. В общем, «не поговорили»…

Зато как несуетно и замечательно было встречаться с ним в уютной Музейной комнате «Оши», где вдохновенно, творчески директорствовал Бусоргин!

– Ты знаешь, Серёжа, мой «уход» из ГТРК «Иртыш», где я проработал 42 года, обстоятельства, в которых я тогда оказался, заставили мобилизоваться. И ещё я понял очень простую вещь: нельзя складывать крылья, надо «сгруппироваться» и работать. И не думать о «раздражителях». Для меня на ТВ самый страшный раздражитель – клиповое мироощущение; почему-то многие считают, что постоянная мельтешня, дрыганье на экране – и есть чувство времени. Ну а что я абсолютно не приемлю на ТВ, так это уравниловку. Ставшую нормой. Это действительно страшно.

…Последний раз мы встретились перед телекамерой – 2-го июля 2005-го, в передаче «Первого Сибирского культурного канала» «Под занавес недели» (поводом для приглашения стало 50-летие Омского телевидения). Владимир Иванович, хоть и неважно чувствовал себя после тяжёлой болезни, смог приехать. Мудро, достойно, с болью говорил о том, что сегодня волнует его на ТВ… Вечером, посмотрев дома передачу, я тут же, с горящим от стыда лицом, позвонил Бусоргину. Не знаю уж по каким «цензурным» соображениям, но от нашего десятиминутного диалога руководство «12-го канала» (видимо, приняло на свой счёт все «болевые точки телевидения», озвученные Владимиром Ивановичем) оставило около двух минут некой невнятицы: моё приветствие в адрес Бусоргина и его слова, вообще не связанные с телевидением... Мне и по сей день мучительно стыдно (пусть даже Владимир Иванович и сказал мне тогда по телефону: «Да успокойся, Серёжа. Всё это я знаю, всё это мне знакомо. Меня и не так «резали»…»). А стыд усугубляется ещё и непоправимым: то «урезанное» до неузнаваемости интервью (лучше бы его вообще не было!) оказалось последним в жизни Бусоргина. В августе 2005-го Владимира Ивановича не стало…

…В серединочке 1990-х он пригласил меня «на беседу» в передачу «Сеанс по понедельникам»: о поэзии, о кино, о многом говорили. А под финал неожиданно дал мне лист бумаги и предложил тут же, в кадре, экспромт выдать «в адрес» передачи. Я лихорадочно сконцентрировался – и «выдал»:

И если вдруг впаду я в транс,
Иль стану вдруг отшельником, –
Меня всегда спасёт «Сеанс»,
«Сеанс по понедельникам»!»…

Уже никогда не спасёт...

P.S.

Фотографии для материала мне принёс из своего огромнейшего архива Владимир Николаевич Печурин, телеоператор ГТРК «Иртыш», так же как и Бусоргин удостоенный в 2005-м звания «Легенда Омского телевидения». Ах, как замечательно рассказывал-вспоминал Печурин!.. О том, как в 1960-м пришёл на телевидение; о том, как познакомился с Бусоргиным, «итогом» чего стало тридцатилетнее творческое содружество (и вообще в киноредакции образовалась творческая группа, «тройка»: режиссёр Людмила Голошубина, оператор Владимир Печурин, автор-редактор Бусоргин; сотни передач, около ста пятидесяти интервью с известнейшими киноактёрами – в «копилке» этого прекрасного «трио»); о высочайшем профессионализме, доброте и любви к профессии Бусоргина; о своих «гастрольных выездах» с ним на московские сьёмки-встречи со «звёздами» – Григорием Чухраем, Надеждой Румянцевой, Петром Глебовым, Владимиром Ивашовым и многими-многими другими!.. И вот о чём подумалось: как прекрасно было бы «расшифровать» все сохранившиеся кино- и видеоплёнки этих интервью и сделать на их основе книгу!..

И вот ещё о чём: была когда-то такая книжная серия «Сибирью связанные судьбы» (как помнится, в Новосибирске издавалась). И сейчас, когда мы «Чёртовые колёса» всё пытаемся установить к 300-летию Омска, – может, есть смысл подумать об издании к грядущему юбилею книжной серии под условным названием «Судьбы, связанные с Омском»? Их очень много – судеб легендарных. И одна из судеб таких – «Легенда Омского телевидения», член Союза кинематографистов РФ, заслуженный работник культуры России Владимир Иванович Бусоргин, о котором замечательно сказала омская журналистка и театральный критик Людмила Першина в материале с пронзительно точным названием: «Незаменимые»: «Он был настоящим романтиком искусства кинематографа, тем самым человеком с бульвара Капуцинов, который нёс с собой свет, тепло, сердечность, доброту… В своих передачах он делился со зрителями не только своими глубокими знаниями и тонкими наблюдениями. Стилем своего поведения в кадре, манерой общаться с собеседником он преподавал всем нам уроки истинной интеллигентности, хорошего вкуса, доброжелательности, душевного богатства. Когда его программа ушла из эфира, остался ощутимый дефицит всех этих качеств. И на экране, и в жизни…».

 

Просмотров: 6491
Добавить комментарий [Условия размещения]

Комментарии пользователей (всего 3):

12.01.2014
Игорь Турянский
Дама упомянула Печурина, Голошубину и Погодаева: почему они промолчали?! Я вам отвечу. Потому, что когда решался вопрос о сокращении штата, они (дабы самим остаться!), слёзно умоляли тогдашнего руководителя ГТРК Пономарёва - убрать Бусоргина! Дескать, пережиток, неинтересен и т.п... А Сергей в своей "нетленке" говорит о какой-то "творческой тройке"...
Если мне память не изменяет,он был в числе ведущих передачи "люби и знай родное искусство" вместе с Гонтаренко Антониной Николаевной. И директором Омского музея ИЗО ...
27.05.2013
Дмитрий Гонтаренко
Если мне память не изменяет,он еще был одним из ведущих передачи "Люби и знай родное искусство"... Вместе с Гонтаренко Антониной Николаевной. И некоторое время директором омского музея.

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Жизнь и творчество поэта Михаила Белозёрова

Михаил Белозёров – человек разносторонний. Он – поэт, на счету которого помимо двух авторских книг множество газетных публикаций, талантливый журналист, радиоведущий.

734 просмотров
Александр Бортник Александр Бортник

Администратор тату-студии Black Lion

Как выбрать татуировку

И самое главное - татуировка это не кеды, покупается не на один сезон. Татуировка – это продолжение вас самих, тандем мастера и вашего “Я”.

1529 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Обсуждения
яя:

так у кого они украли, что- то я не понял..... у тех кто всех грабит или у прост...

// Трое омских депутатов не смогут покинуть Россию из-за долгов на общую сумму более 4 миллионов рублей

Марк:

Может уехал в другой город на попутках. Документы взял с собой на работу устраив...

// «ДоброСпас-Омск» присоединился к поискам пропавшего Чайкова Виталия

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2016г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик