Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
26
февраля
вс
День -2
Ночь -7
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD57.75 58.45
EUR61.20 62.00
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиКультураАлександр Лейфер

Я люблю стариков...

Главная новость
Он был ещё далеко за углом, а в нашу окраинную улицу уже залетал, заворачивал его пронзительный, с подвизгом голос:- Стекли-и-им рамы, пересте-е-екливаем! Стекли-и-им рамы, пересте-е-екливаем!.. 
08.04.2013 09:18
Поделиться:

А уж когда он выводил из-за угла свой велосипед, крик и вовсе заполнял всю улицу, переливался и множился в тонком осеннем воздухе.

Мы же, мальчишки, со всех ног бежали к нему и тоже кричали:

– Курица Рябая, Вороной Петух! Курица Рябая, Вороной Петух!

Странное своё прозвище стекольщик получил из-за частого употребления уникального, выражаясь научно, эвфемизма. Будучи чем-либо сильно раздражён, удивлён и т.д., он выражал свои чувства одним и тем же странным выражением:

– Эх ты, курица рябая, вороной петух!

Прозвище прилипло к стекольщику, видимо, ещё до моего появления на свет. Так звали его мальчишки и взрослые, и я сомневаюсь, что кто-нибудь знал настоящее имя этого весёлого и лёгкого человека.

Был он, как я теперь понимаю, почти всегда вполпьяна, но хрупкую свою работу делал хорошо и споро, иначе не зазывали бы его наши матери и бабки, не наказывали бы нам:

– Ты смотри нынче Курицу Рябую не прозевай.

Нас Курица Рябая жаловал: угощал семечками и давал вести от дома к дому велосипед.

О велосипеде нужно сказать отдельно. Это была прочнейшая, судя по всему, трофейная немецкая, машина с широченным рулём, толстыми спицами и тяжёлой рамой. Курица Рябая не ездил на нём сам, а возил своё стекло. Здоровенный ящик со стеклом был приторочен справа по ходу велосипеда, опорой ему служила правая педаль. Левая же была снята – и за ненадобностью, и потому что мешала: Курица Рябая всегда вёл велосипед с левой стороны, шагая рядом и крепко держа его за рога руля. Кстати, седло тоже было снято.

Вот так и ходил он каждую осень по дворам нашей окраины, готовя её к надвигающимся с севера лютым зимним холодам.

Куда потом исчез – уехал, умер ли, дожил ли свой век на пенсионных харчах?.. Кто же теперь скажет.

***

Нынче я сам ремонтировал квартиру. И вот, когда белил потолок и дотронулся кистью до электропроводки... Нет, меня не ударило током. Я вдруг вспомнил то, что никогда не вспоминал до сих пор, - вспомнил так чётко, будто было это не шестьдесят с лишним лет назад, а совсем недавно.

...Мне седьмой год, кончается моё последнее "вольное" лето. Маме дали путёвку на курорт, бабушка, пока мы одни, ремонтирует дом. Ремонтирует, конечно, сама – лишних денег в семье не было. В большой комнате, где спим мы с мамой, уже ободраны старые обои. Под ними открылась для меня, уже довольно-таки грамотного, бездна интересного – старые жёлтые газеты – ещё с "ятями", с рекламой французского средства от пота, паровых молотилок и швейцарских часов, также патентованных пилюсь, увеличивающих бюст. Я вслух читаю в полупустой гулкой комнате всю эту белиберду, а бабушка тем временем белит стены в своей, проходной. И вдруг она громко, но не столько испуганно, сколько удивлённо кричит:

– Ох, язвило бы тебя!

Я подбегаю и вижу её изумлённое лицо. Она с опаской глядит на стену, медленно подносит к ней мочальную кисть, медленно ведёт ею вдоль тянущегося к розетке электропровода и опять кричит:

– Ой, да подь ты к Богу!

Пробило намокшую старую проводку, и бабушку бьёт током. Я, конечно, не понимаю этого, мне просто страшно и интересно одновременно. А вот бабушка, несмотря на то, что образование её завершилось в третьем классе церковно-приходской школы, оказывается, обладает стихийным знанием законов электротехники. Она обматывает ручку кисти сухой тряпкой и продолжает работать. Когда тряпка промокает, опять громко поминается либо сибирская язва, либо имя Божие всуе. Мне уже просто весело, я нетерпеливо жду очередного проявления непонятной силы, заставляющей бабушку смешно кричать. Так, под крики и мой хохот стенка добеливается...

...Мгновенно вспомнил я всё это – всё до мельчайших деталей. И неровную, потемневшую от свежей извести стену, и старомодную фаянсовую розетку, и голос бабушки – округлый, с никуда так и не девшейся после долгих лет жизни в Сибири вятской протяжечкой. И саму её – разгорячённую работой, всю устремлённую к тому, чтобы закончить, доделать.

Бабушка давно уже лежит под жестяным своим крестиком. Домишко наш разломали и поставили на его месте новый – со скрытой, должно быть, проводкой. Остался лишь я да моя память.

***

Почему я так люблю стариков? Почему мне нравится часами слушать их разговоры, наблюдать за ними, задавать им нехитрые вопросы?

Вот напротив меня спит на казённой леспромхозовской кровати дед-пенсионер. Он спит тихо, без храпов и вздохов. Спит как-то по-особенному трогательно, положив одна на другую крупные тёмные руки.

Старику под восемьдесят. Из украинских переселенцев – до сих пор речь его певуча и мягка. В леспромхозе давно.

Когда я спросил, кем он работал, дед помолчал немного, прежде чем ответить: "Та на разном, сынок, на разном. Что скажуть, то и робил. А под конец – у гараже сторожил".

Да, хоть и разными были эти работы, но, видно, одинаково нелёгкими, – думаю я, глядя сейчас на его руки.

Старик одинок. Почему так получилось – расспрашивать неудобно. Пара чемоданов под кроватью, немного посуды, будильник, посаженная в огороде картошка, глупый пёс, который ни на кого не лает, – вот всё движимое и недвижимое.

Этот домик принадлежит леспромхозу. Он – миниатюрная гостиница. Мест всего два, одно постоянно занимает старик.

Я ночую под одной крышей с ним вторую ночь, завтра будет третья. И последняя.

Чем жил этот человек? Кого любил и ненавидел? О чём думал и думает? Что могу я узнать о нём за три дня?

Старик несколько раз принимался рассказывать о каком-то парне-литовце, который работал зиму и весну вальщиком и спал на моей теперешней койке. Сейчас парень этот уехал поближе к городу. Старик всё ругал его за расточительность и безалаберность: большие рубли, как видно, пропивались парнем тотчас же после получения. Я никак не мог понять, для чего всё это говорится, пока не расспросил о бывшем соседе старика у других. Оказалось, что дед очень привязался к этому парню, относился к нему чуть ли не как к сыну, переживал, что деньги, заработанные таким тяжёлым трудом, уходят в песок.

Скучает дед, сказали мне, скучает. Написал литовец: мол, может быть, осенью приеду, так он чуть ли не каждую машину с пристани ходит встречать.

Завидую я ему, завидую.

***

Случайно попал я к незнакомым людям на семейный праздник – двадцатипятилетие внука хозяев дома. Внук приехал к ним из города на отпускное время. Дело было в старинном сибирском селе Евгащино.

Сели за стол. А на столе этом чего только нет! И вот собрались уже поздравлять именинника, а хозяйка, маленькая сгорбленная старушка, встала и ушла куда-то. Оказывается, в погреб, за груздями. В погребе у неё своя, особенная система расстановки, и туда она никого не пускает.

Ждут гости – в основном её взрослые дети, зятья и невестки – ждут и рассуждают, что стара стала мама, память слабеет, вот те же грузди давно можно было бы на стол поставить.

Как раз на последних словах хозяйка вернулась.

"Правильно, – говорит, – можно было и раньше поставить. Можно, да не нужно. Запомните, девки, – за груздём тогда полезайте, когда гость уже за столом".

И ставит чашку на стол: грузди беленькие – один к одному. Я таких и не видел, хотя и переел их за жизнь свою немало. Оказывается, темнеют грузди, если их заранее из погреба принести, уже через полчаса темнеют. Нетоварный, так сказать, вид приобретают.

И узнал я на том дне рождения, что к хозяйке за её кулинарными тайнами аж из Омска приезжают. Да, как видно, не все эти тайны ещё увезли.

Чокались мы за тем столом – и раз, и другой, и третий, и... Только напрасно старались. Не взяло.

***

В большом приволжском селе, куда нас, первокурсников, направили на уборочную, мне и моему напарнику отравлял жизнь один дед. Нас поставили работать возчиками. В первый раз конюх, сказав "запоминайте", запряг лошадей сам. Запрячь лошадь в телегу – целая наука, и что могли запомнить после одного урока мы, с молодых ногтей топтавшие асфальт?

Когда на следующее утро мы пришли на конюшню, там уже сидел этот дед. Хомуты не желали налазить на лошадиные головы, оглобли перекашивались, у нас не было сноровки затянуть супонь, лицевую часть дуги мы путали с задней. Смирные в общем-то лошади пятились, храпели, выплёвывали удила, пытались лягнуть. А всё это сопровождалось издевательскими комментариями деда.

На другой день мы специально явились чуть свет, отказавшись от завтрака. Но не тут-то было: дед уже находился на посту.

– Куды ж ты чересседельник-то суёшь, недоумок?! – кричал дед. – Не умешь, так не мучай животную! Понасылали работничков, мать вашу так! И чему вас там только учат, в ваших ниверситетах?!

Ненавидели мы, конечно, этого старика люто. А за что? Ведь уже на четвёртый раз я и мой товарищ вполне сносно справились с упряжью. И на пятое утро дед не пришёл. Так больше я его и не видел.

Запись 1977 года:

Маленький, седенький старичок – дед моего нового товарища, узнав откуда я, неожиданно обрадовался:

– Ну, как же, как же, бывал я в Омском, бывал... В одиннадцатом году.

В том году родился мой отец. Через тридцать с лишним лет он встретил мою мать, и вскоре появился на свет я. Я рос, учился, влюблялся, работал, мучился и радовался, ездил по стране, сам стал отцом, прожил почти половину жизни. И всё это время где-то, в каких-то ещё до вчерашнего дня неизвестных мне Варгашах под Курганом жил себе этот старик. И вот он сидит передо мной – бодренький, девяностолетний – и довольно повторяет:

– Бывал, бывал...

Просмотров: 1829
Добавить комментарий [Условия размещения]

Комментарии пользователей (всего 1):

09.04.2013
Очень трогательно, А.Э.! А белить надо отключив электричество, а то может не только током ударить, но и К.З. произойти! :)

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Несчастливый храм

Летом 2016 года краеведы города Тары были уверены, что борьба за сохранение исторического облика храма, памятника федерального значения – дело чести не только для реставраторов и политиков, но и для каждого жителя города.

545 просмотров
БЦ БЦ "Радуга"

Особое питание для особенных детей

Проект направлен на поддержку детей с тяжелыми заболеваниями, а так же, на семьи с тяжелым материальным положением.

652 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место

Я - доброволец!

Добровольческие мероприятия и акции, проходящие в Омске и области. Сделайте свой город лучше!
Справочник
Обсуждения
Владимир:

Потому что надо во время проводить обучение сотрудников! Это ведь не шутки. У н...

// 17 жителей Омской области погибли на работе в 2016 году

Антиватник:

Как можно отпустить клиентов, которым светит 20 лет колонии???

// В Омске двоих студентов колледжа задержали по подозрению в сбыте синтетических наркотиков

Михаил:

Надо было конфисковать в пользу государства и отдать детям в школы и дет.сады. О...

// В Омске уничтожили 860 килограммов санкционных киви из Греции

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2017г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик