Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
26
сентября
вт
Ночь +2
Утро +2
Бензин в Омске
АИ-9234.25АИ-9538.05
АИ-9840.00ДТ35.60
USD57.45 57.65
EUR68.00 68.25
 ПокупкаПродажа

БлогиКультураАлександр Лейфер

Я люблю стариков...

Главная новость
Он был ещё далеко за углом, а в нашу окраинную улицу уже залетал, заворачивал его пронзительный, с подвизгом голос:- Стекли-и-им рамы, пересте-е-екливаем! Стекли-и-им рамы, пересте-е-екливаем!.. 
08.04.2013 09:18
Поделиться:

А уж когда он выводил из-за угла свой велосипед, крик и вовсе заполнял всю улицу, переливался и множился в тонком осеннем воздухе.

Мы же, мальчишки, со всех ног бежали к нему и тоже кричали:

– Курица Рябая, Вороной Петух! Курица Рябая, Вороной Петух!

Странное своё прозвище стекольщик получил из-за частого употребления уникального, выражаясь научно, эвфемизма. Будучи чем-либо сильно раздражён, удивлён и т.д., он выражал свои чувства одним и тем же странным выражением:

– Эх ты, курица рябая, вороной петух!

Прозвище прилипло к стекольщику, видимо, ещё до моего появления на свет. Так звали его мальчишки и взрослые, и я сомневаюсь, что кто-нибудь знал настоящее имя этого весёлого и лёгкого человека.

Был он, как я теперь понимаю, почти всегда вполпьяна, но хрупкую свою работу делал хорошо и споро, иначе не зазывали бы его наши матери и бабки, не наказывали бы нам:

– Ты смотри нынче Курицу Рябую не прозевай.

Нас Курица Рябая жаловал: угощал семечками и давал вести от дома к дому велосипед.

О велосипеде нужно сказать отдельно. Это была прочнейшая, судя по всему, трофейная немецкая, машина с широченным рулём, толстыми спицами и тяжёлой рамой. Курица Рябая не ездил на нём сам, а возил своё стекло. Здоровенный ящик со стеклом был приторочен справа по ходу велосипеда, опорой ему служила правая педаль. Левая же была снята – и за ненадобностью, и потому что мешала: Курица Рябая всегда вёл велосипед с левой стороны, шагая рядом и крепко держа его за рога руля. Кстати, седло тоже было снято.

Вот так и ходил он каждую осень по дворам нашей окраины, готовя её к надвигающимся с севера лютым зимним холодам.

Куда потом исчез – уехал, умер ли, дожил ли свой век на пенсионных харчах?.. Кто же теперь скажет.

***

Нынче я сам ремонтировал квартиру. И вот, когда белил потолок и дотронулся кистью до электропроводки... Нет, меня не ударило током. Я вдруг вспомнил то, что никогда не вспоминал до сих пор, - вспомнил так чётко, будто было это не шестьдесят с лишним лет назад, а совсем недавно.

...Мне седьмой год, кончается моё последнее "вольное" лето. Маме дали путёвку на курорт, бабушка, пока мы одни, ремонтирует дом. Ремонтирует, конечно, сама – лишних денег в семье не было. В большой комнате, где спим мы с мамой, уже ободраны старые обои. Под ними открылась для меня, уже довольно-таки грамотного, бездна интересного – старые жёлтые газеты – ещё с "ятями", с рекламой французского средства от пота, паровых молотилок и швейцарских часов, также патентованных пилюсь, увеличивающих бюст. Я вслух читаю в полупустой гулкой комнате всю эту белиберду, а бабушка тем временем белит стены в своей, проходной. И вдруг она громко, но не столько испуганно, сколько удивлённо кричит:

– Ох, язвило бы тебя!

Я подбегаю и вижу её изумлённое лицо. Она с опаской глядит на стену, медленно подносит к ней мочальную кисть, медленно ведёт ею вдоль тянущегося к розетке электропровода и опять кричит:

– Ой, да подь ты к Богу!

Пробило намокшую старую проводку, и бабушку бьёт током. Я, конечно, не понимаю этого, мне просто страшно и интересно одновременно. А вот бабушка, несмотря на то, что образование её завершилось в третьем классе церковно-приходской школы, оказывается, обладает стихийным знанием законов электротехники. Она обматывает ручку кисти сухой тряпкой и продолжает работать. Когда тряпка промокает, опять громко поминается либо сибирская язва, либо имя Божие всуе. Мне уже просто весело, я нетерпеливо жду очередного проявления непонятной силы, заставляющей бабушку смешно кричать. Так, под крики и мой хохот стенка добеливается...

...Мгновенно вспомнил я всё это – всё до мельчайших деталей. И неровную, потемневшую от свежей извести стену, и старомодную фаянсовую розетку, и голос бабушки – округлый, с никуда так и не девшейся после долгих лет жизни в Сибири вятской протяжечкой. И саму её – разгорячённую работой, всю устремлённую к тому, чтобы закончить, доделать.

Бабушка давно уже лежит под жестяным своим крестиком. Домишко наш разломали и поставили на его месте новый – со скрытой, должно быть, проводкой. Остался лишь я да моя память.

***

Почему я так люблю стариков? Почему мне нравится часами слушать их разговоры, наблюдать за ними, задавать им нехитрые вопросы?

Вот напротив меня спит на казённой леспромхозовской кровати дед-пенсионер. Он спит тихо, без храпов и вздохов. Спит как-то по-особенному трогательно, положив одна на другую крупные тёмные руки.

Старику под восемьдесят. Из украинских переселенцев – до сих пор речь его певуча и мягка. В леспромхозе давно.

Когда я спросил, кем он работал, дед помолчал немного, прежде чем ответить: "Та на разном, сынок, на разном. Что скажуть, то и робил. А под конец – у гараже сторожил".

Да, хоть и разными были эти работы, но, видно, одинаково нелёгкими, – думаю я, глядя сейчас на его руки.

Старик одинок. Почему так получилось – расспрашивать неудобно. Пара чемоданов под кроватью, немного посуды, будильник, посаженная в огороде картошка, глупый пёс, который ни на кого не лает, – вот всё движимое и недвижимое.

Этот домик принадлежит леспромхозу. Он – миниатюрная гостиница. Мест всего два, одно постоянно занимает старик.

Я ночую под одной крышей с ним вторую ночь, завтра будет третья. И последняя.

Чем жил этот человек? Кого любил и ненавидел? О чём думал и думает? Что могу я узнать о нём за три дня?

Старик несколько раз принимался рассказывать о каком-то парне-литовце, который работал зиму и весну вальщиком и спал на моей теперешней койке. Сейчас парень этот уехал поближе к городу. Старик всё ругал его за расточительность и безалаберность: большие рубли, как видно, пропивались парнем тотчас же после получения. Я никак не мог понять, для чего всё это говорится, пока не расспросил о бывшем соседе старика у других. Оказалось, что дед очень привязался к этому парню, относился к нему чуть ли не как к сыну, переживал, что деньги, заработанные таким тяжёлым трудом, уходят в песок.

Скучает дед, сказали мне, скучает. Написал литовец: мол, может быть, осенью приеду, так он чуть ли не каждую машину с пристани ходит встречать.

Завидую я ему, завидую.

***

Случайно попал я к незнакомым людям на семейный праздник – двадцатипятилетие внука хозяев дома. Внук приехал к ним из города на отпускное время. Дело было в старинном сибирском селе Евгащино.

Сели за стол. А на столе этом чего только нет! И вот собрались уже поздравлять именинника, а хозяйка, маленькая сгорбленная старушка, встала и ушла куда-то. Оказывается, в погреб, за груздями. В погребе у неё своя, особенная система расстановки, и туда она никого не пускает.

Ждут гости – в основном её взрослые дети, зятья и невестки – ждут и рассуждают, что стара стала мама, память слабеет, вот те же грузди давно можно было бы на стол поставить.

Как раз на последних словах хозяйка вернулась.

"Правильно, – говорит, – можно было и раньше поставить. Можно, да не нужно. Запомните, девки, – за груздём тогда полезайте, когда гость уже за столом".

И ставит чашку на стол: грузди беленькие – один к одному. Я таких и не видел, хотя и переел их за жизнь свою немало. Оказывается, темнеют грузди, если их заранее из погреба принести, уже через полчаса темнеют. Нетоварный, так сказать, вид приобретают.

И узнал я на том дне рождения, что к хозяйке за её кулинарными тайнами аж из Омска приезжают. Да, как видно, не все эти тайны ещё увезли.

Чокались мы за тем столом – и раз, и другой, и третий, и... Только напрасно старались. Не взяло.

***

В большом приволжском селе, куда нас, первокурсников, направили на уборочную, мне и моему напарнику отравлял жизнь один дед. Нас поставили работать возчиками. В первый раз конюх, сказав "запоминайте", запряг лошадей сам. Запрячь лошадь в телегу – целая наука, и что могли запомнить после одного урока мы, с молодых ногтей топтавшие асфальт?

Когда на следующее утро мы пришли на конюшню, там уже сидел этот дед. Хомуты не желали налазить на лошадиные головы, оглобли перекашивались, у нас не было сноровки затянуть супонь, лицевую часть дуги мы путали с задней. Смирные в общем-то лошади пятились, храпели, выплёвывали удила, пытались лягнуть. А всё это сопровождалось издевательскими комментариями деда.

На другой день мы специально явились чуть свет, отказавшись от завтрака. Но не тут-то было: дед уже находился на посту.

– Куды ж ты чересседельник-то суёшь, недоумок?! – кричал дед. – Не умешь, так не мучай животную! Понасылали работничков, мать вашу так! И чему вас там только учат, в ваших ниверситетах?!

Ненавидели мы, конечно, этого старика люто. А за что? Ведь уже на четвёртый раз я и мой товарищ вполне сносно справились с упряжью. И на пятое утро дед не пришёл. Так больше я его и не видел.

Запись 1977 года:

Маленький, седенький старичок – дед моего нового товарища, узнав откуда я, неожиданно обрадовался:

– Ну, как же, как же, бывал я в Омском, бывал... В одиннадцатом году.

В том году родился мой отец. Через тридцать с лишним лет он встретил мою мать, и вскоре появился на свет я. Я рос, учился, влюблялся, работал, мучился и радовался, ездил по стране, сам стал отцом, прожил почти половину жизни. И всё это время где-то, в каких-то ещё до вчерашнего дня неизвестных мне Варгашах под Курганом жил себе этот старик. И вот он сидит передо мной – бодренький, девяностолетний – и довольно повторяет:

– Бывал, бывал...

Просмотров: 1941
Добавить комментарий [Условия размещения]

Комментарии пользователей (всего 1):

09.04.2013
Очень трогательно, А.Э.! А белить надо отключив электричество, а то может не только током ударить, но и К.З. произойти! :)

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Терпеливое русское счастье поэта Сергея Мальгавко

Порой любители поэзии говорят, что и Мальгавко, фотохудожника, журналиста, поэта, родившегося в Омске, занесло в Тару провидение.

2787 просмотров
3
БЦ БЦ "Радуга"

Родители умершей недавно Ани передали дорогостоящее оборудование другому больному ребенку

Спустя несколько дней после смерти дочери родители приняли решение передать циклер и расходные материалы к нему для другого больного ребенка.

6162 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Обсуждения
Евгений:

Бабло с оставшихся 300 метров попилят между собой проверяющие организации и выда...

// Раньше срока в Омске завершили ремонт дороги по проспекту Мира

Rus55:

Я вот никак понять не могу это проезжую часть расширили или это тратуар для пеши...

// В Омске на Заозерной брошенная машина стала помехой для укладки асфальта

Л. Е.:

Taм никогда не было сквера. А вот у проходной по ул. Б.Хмельницкого гибнут молод...

// В Омске вырубают сквер возле проходной «ПО Полет»

© СИ Омскпресс 2009-2017г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик