Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
25
февраля
сб
Ночь -1
День -2
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD57.70 58.45
EUR61.20 62.05
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиКультураАлександр Лейфер

Единственное письмо (Тимофей Белозёров и Иван Токарев)

Главная новость
В моём довольно безалаберном личном домашнем архиве есть одна важная составляющая – большой хранящийся в нижнем глухом отсеке книжного шкафа бумажный мешок. Раньше такие мешки за их прочность и долговечность называли "крафтовскими" ("крафт", кто не знает, по-немецки «сила»). Так вот, в мешке этом – письма от разных людей, которые в разные годы приходили мне ещё в прежнюю, "докомпьютерную", бумажную эпоху.
06.10.2011 13:11
Поделиться:

Когда-то каждое из этих писем я вынимал из почтового ящика , большинству радовался, из каждого узнавал что-то новое… Шли годы, писем становилось всё больше – писали старые, испытанные временем и совместными делами друзья, появлялись новые знакомые…И со временем все их весточки принимал в себя видавший виды крафтовский мешок. Иногда я пытался как-то систематизировать его содержимое – раскладывал письма по адресатам, связывал их в пачки, выделял тем или другим отдельные папки и пакеты…

Пришло время, и мешок стал моим помощником. Потребовалось, например, вспомнить о человеке, которого я считаю одним из своих учителей – московском писателе, а в прошлом – омиче, самом близком друге поэта Леонида Мартынова - Викторе Петровиче Уткове ( 1912 – 1988), я вынул из мешка его письма ( а переписывались мы 17 лет, накопилось их более ста) разложил по датам, повспоминал, - в результате появился небольшой мемуарный очерк об этом незаурядном и скромном человеке, написавшем много интереснейших документальных книг и статей об истории Сибири, которые востребованы и по сей день, несмотря на то, что их автора давно уже нет с нами. Точно так же "помог" мне мешок, когда запросила душа написать об ушедших друзьях – поэтах Вильяме Озолине( 1931- 1997) и Анатолии Кобенкове (1948 – 2006), о редакторе журнала "День и Ночь" Романе Солнцеве (1939 - 2007). Об Анатолии и Романе написал очерки, а о Вильяме Озолине – небольшую книжку.

А иногда мешок напоминает мне о моих долгах. Например, о том, что давно уже пора мне вынуть из него пятьдесят с лишним писем от известного сибирского критика, основателя уникального "Литературного наследства Сибири" - Николая Николаевича Яновского и рассказать нынешним читателям о штрихах непростой жизни этого мужественного, принципиального и на редкость трудолюбивого человека. Обязан это сделать ещё и потому, что он в своё время дал мне рекомендацию в Союз писателей.

Немалое количество раз перекладывал я с места на место и то письмо, о котором пойдёт сегодня речь. Честно говоря, - не знал, как к нему подступиться.

Дело в том, что письмо это я получил от человека, чьё имя достаточно хорошо у нас в Омске известно – от детского поэта Тимофея Белозёрова (1929-1986). Ушёл он от нас давно, но книги его до сих пор выходят, стихи его дети до сих пор любят. Есть улица, библиотека и даже танкер, названные его именем. Установлен памятный камень на Аллее литераторов. Литературный музей каждую зиму проводит Белозёровский фестиваль . Критики и учёные-филологи пишут о нём доклады и диссертации. До сих пор живы-здоровы хорошо знавшие, дружившие с поэтом люди, они выступают на различных литературных вечерах, печатают о Тимофее Максимовиче воспоминания. Поэтому мне со своим одним-единственным письмом вступать в этот хор казалось неуместным. А вот недавно опять перечитал это короткое, посланное из Омска в Омск письмо и подумал, что стоит всё-таки рассказать о нём – пусть к портрету его автора прибавится ещё один штрих. Тем более , что и очередной Белозёровский фестиваль в следующем месяце открывается.

Итак, письмо. Датировано оно 14 сентября 1983 года:

"Дорогой Саша!

Сегодня прочитал твою статью в "Омской правде" об Иване Токареве и не удержался – сижу и пишу тебе благодарственное письмо. Вспомнил Ивана, как мы с ним ехали в Новосибирск, ещё почти не зная друг друга и не решаясь заговорить, курили в тамбуре. Помню его глаза, страшно увеличенные стёклами очков, и нескладную фигуру…Я не говорю уже о таланте, - не много у нас писателей на Руси, чьи книги начали бы свою жизнь без их автора …

И спасибо тебе, дружище, за всё, что ты сделал, чтобы книги эти обрели жизнь, а всё остальное для Ивана, хоть и с запозданием, они добудут.

С искренним уважением

Т. Белозёров".

Прежде всего, неординарен сам факт написания письма. Во-первых, человеком Тимофей был сдержанным, эмоций своих старался не проявлять, а во-вторых, мы никогда – ни до, ни после – не переписывались, никаких "задушевных" разговоров не вели, хотя встречались довольно часто – в Доме печати, на Омском радио, в писательской организации, да мало ли где, однажды даже вместе ездили в командировку в один из районов нашей области. Несколько раз я писал рецензии на его книги. Но в целом отношения были деловыми. И вот такой всплеск.

Статья моя, о которой пишет Т.Белозёров, называлась "Несколько старых писем" и была посвящена 50-летию рано ушедшего из жизни талантливого омского прозаика Ивана Анисимовича Токарева (1933 -1973). Придётся рассказать и о нём – тем более, что И.Токарев сегодня уже не так известен– последняя его книга выходила почти тридцать лет назад.

В безвременную могилу И. Токарева свела хроническая болезнь сердца – видимо, наследственная в их семье: от этого же рано скончался отец Ивана, а позже ушла, не дожив и до тридцати, его дочь Татьяна. Последние годы жизни И.Токарев был из-за своего недуга на пенсии, жил он в Амурском посёлке, рядом с Михаилом Малиновским, и они подружились. Через Малиновского, у которого я бывал тогда чуть ли не каждую неделю, по-настоящему сблизился с Иваном и я. Хотя знал его и раньше, когда тот работал в "Молодом сибиряке". Их редакция располагалась на четвёртом этаже Дома печати, а редакция "Омской правды", где работал я, - на втором. У меня был отдельный кабинет, и Иван редкий день не спускался ко мне – передохнуть и излить душу. Богемная обстановка "Молодого сибиряка", царившие в небольшом коллективе редакции интриги шокировали недавно переехавшего из Называевска по-деревенски неискушённого Ивана. В Называевске он служил в местной районной газете, а там, как и в любой районке, было не до интриг: приехал из командировки, отписался, тут же снова в командировку, вернулся – опять срочно пиши в номер, написал – получай новое задание…

Помню, каждый раз, когда возбуждённый Иван приходил ко мне, я, как мог, успокаивал его, советовал не принимать близко к сердцу то, что происходит в его редакции, быть выше, воспринимать саму работу в "молодёжке" исключительно как "службу", как способ зарабатывания на жизнь. Мне нравились пронзительные рассказы Ивана, это была честная, написанная без всякой оглядки проза, и я пытался убедить его, что в этом и только в этом да ещё в успешном окончании заочной учёбы в Литинтституте - главное для него, а всё остальное – второстепенно… Но советовать всегда легче… Именно атмосфера в тогдашнем коллективе "Молодого сибиряка" в конце концов «поспособствовала» тому, что не достигший и сорокалетия Иван вышел на инвалидную пенсию.

Летом он почти каждый день, если позволяла погода, уходил из своей квартиры в ближайший сквер, вынимал из кармана обыкновенную школьную тетрадку в клетку или в линейку и писал в ней очередной рассказ. Именно так, в этом импровизированном "кабинете", недалеко от узловой на Амуре остановки "Диспетчерская" рождалась его будущая первая книжка. А по вечерам Иван встречался с Малиновским, читал ему написанное. И они обсуждали каждый абзац, каждую строку …

Карандашный портрет Ивана Токарева работы
омского писателя и художника Владимира Полторакина.
Оригинал хранится в личном фонде И.А.Токарева–
в Историческом архиве Омской области

Конечно, Ивана угнетало, что семейный бюджет держится теперь главным образом на заработке жены. Иногда рассказы печатались в газетах, передавались по Омскому радио, но, конечно же, в материальном плане это давало мало. Он, опытный, хорошо знающий деревню журналист, мог бы хоть иногда брать командировки в любой газете или на том же радио, но жена Валентина, будто предвидя то что в конце концов и случилось, категорически была против всяческих поездок для подработки, отпускала только в Усть-Китерьму – проведать мать и сестёр.

В середине марта 1973 года он опять собрался на на родину. И на этот всё-таки решил совместить полезное с приятным - договорился с Омским радио, что заодно сделает для них пару записей, взял с собой для этой цели портативный репортёрский магнитофон. Записи он сделал – поговорил с кем-то из районного руководства, с кем-то в Доме культуры. А потом отправился на местный автовокзал, намереваясь проехать оттуда в Усть-Китерьму. Но до автовокзала не дошёл: упал прямо на дорогу и тут же скончался – разорвалось измученное болезнью сердце.

В Усть-Китерьме его и решили похоронить. На похороны приехала из Омска небольшая группа литераторов, среди которых были и Тимофей Максимович, и , разумеется, мы с Малиновским…

Но вернёмся к письму Белозёрова. Он несколько преувеличивает мою роль в дальнейшей судьбе творческого наследия И.Токарева, «первую скрипку» тут сыграл, конечно же, М.Малиновский. Прежде всего, он довёл до конца подготовку первого сборника Ивана – уже без него выполнил те пожелания, которые имелись к рукописи со стороны издательства. И в 1974 году в Новосибирске эта небольшая книга вышла – "За лесом – люди".

Затем мы начали пытаться выяснить судьбу московской рукописи Токарева – это была его дипломная работа, которую прямо во время заочной ( заочной она была из-за болезни) защиты диплома порекомендовали издать в столичном издательстве "Современник". На "подталкивание" и проталкивание» московской книги ушло долгих пять лет. Догадались выйти на литинститутского преподавателя Ивана – известного московского критика Михаила Лобанова. Скорее всего, его авторитет и помог нам, не имевшим в столице никаких прочных связей, провинциалам, добиться своего. Тем более, что критик был членом редсовета этого издательства. У меня сохранилось два письма М. П. Лобанова, в одном из них (от 8 июля уже 1978 года) он сообщает: "Но теперь, наконец, дело подходит к благополучному завершению: книга Ивана Токарева включена в тематический план 1979 года, план отпечатан типографским способом и это уже «наверняка". Вчера я говорил с зав. отделом прозы изд. "Современник" Александром Целищевым, и он заверил меня. Что в ближайшее время будет заключён договор. Передайте, пожалуйста, это жене Ивана Токарева как официальный ответ. Книга выйдет объёмом в 15 печ. листов, тираж - 75 тысяч».

Книга эта называется по названию одного из включённых в неё рассказов – «У тальников близ дороги». До Омска её дошло немного – 75 тысяч на всю огромную страну, которая тогда и в самом деле была тогда "самой читающей" ( тут официальная пропаганда не преувеличивала), - капля в море… Свой экземпляр я в своё время ( вместе с письмами ко мне Ивана)я передал в наш Литературный музей.

В 1981 году (после 19-летнего перерыва-!) возобновило свою деятельность Омское книжное издательство. И сразу же в его планах стала фигурировать и фамилия Ивана. Вышедший вскоре сборник "Малаховские журавли" (Омск, 1983), предисловие к которому написал М.Малиновский, - наиболее полно отражает его наследие. Белозёров, наверняка, видел эту книгу, наверняка обратил внимание, что я (вместе с М. Малиновским) являюсь её составителем . Видимо, всё это вместе взятое и побудило его написать мне короткое "благодарственное" , как он выразился, письмо. А нам с вами вспомнить сегодня и его самого, и автора замечательной - правдивой, преисполненной любовью к деревенским жителям прозы – Ивана Токарева.

Просмотров: 6482

Наши партнеры

В современно мире очень важно знать доподлинную историю своей страны, чтобы понимать, как будет развиваться дальше экономика, история и культура государства. Узнайте настоящие причины распада СССР, плюсы и минусы той эпохи.
Добавить комментарий [Условия размещения]

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Несчастливый храм

Летом 2016 года краеведы города Тары были уверены, что борьба за сохранение исторического облика храма, памятника федерального значения – дело чести не только для реставраторов и политиков, но и для каждого жителя города.

531 просмотров
БЦ БЦ "Радуга"

Особое питание для особенных детей

Проект направлен на поддержку детей с тяжелыми заболеваниями, а так же, на семьи с тяжелым материальным положением.

640 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место

Я - доброволец!

Добровольческие мероприятия и акции, проходящие в Омске и области. Сделайте свой город лучше!
Справочник
Обсуждения
Владимир:

Потому что надо во время проводить обучение сотрудников! Это ведь не шутки. У н...

// 17 жителей Омской области погибли на работе в 2016 году

Антиватник:

Как можно отпустить клиентов, которым светит 20 лет колонии???

// В Омске двоих студентов колледжа задержали по подозрению в сбыте синтетических наркотиков

Михаил:

Надо было конфисковать в пользу государства и отдать детям в школы и дет.сады. О...

// В Омске уничтожили 860 килограммов санкционных киви из Греции

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2017г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик