Вход - Регистрация
  • Facebook
  • RSS
  • PDA Омскпресс
  • Вконтакте
  • Twitter
  • Виджет для браузера Опера
  • LiveJournal
  • Виджет для Яндекс
7
декабря
ср
День -11
Ночь -11
Бензин в Омске
АИ-9232.50АИ-9536.20
АИ-9839.50ДТ34.40
USD63.70  
EUR68.50 68.84
 ПокупкаПродажа

18+

БлогиНаукаВладимир Гопко

Негативная элитная селекция и качества личности

Главная новость
Статья написана достаточно давно, но поскольку именно в ней я впервые затронул проблему негативной элитной селекции, хотелось бы предложить ее вниманию читателей (с некоторыми сокращениями и изменениями), тем более, что к названной теме действительность заставляет нас возвращаться снова и снова.
22.12.2014 14:24
Поделиться:

Существует несомненное противоречие между тем, какими мы хотим видеть людей, которых нам хотелось бы уважать, поскольку от них зависит очень многое, и тем, какими эти люди являются в действительности. Мы, безусловно, хотим, чтобы политики были умными, честными и альтруистичными, работники науки – умными, искренними и талантливыми, бизнесмены – умными и честно наживающими свое богатство. Но, к великому сожалению, наши надежды слишком часто не оправдываются.

Но если так происходит постоянно, то логично предположить существование некоего механизма негативной селекции, который обеспечивает отбор в названные сферы людей, обладающих качествами, противоположными перечисленным выше.

Это, безусловно, очень важно, поскольку беспрепятственное функционирование такого механизма с неизбежностью нейтрализует самые прогрессивные идеи и благие начинания. Более того, активная его работа способна создать другой, не менее опасный механизм – механизм негативной культивации, который будет воспроизводить человека (не только орудующего в политической, культурной и деловой сферах, но и в социуме в целом) – носителя разрушающих общество качеств. Такой человек уже оставил росчерк в книге истории в виде двух параллельных молний – стилизованных букв SS.

Кроме того, пытаясь понять причины наших многочисленных проблем – экономических, культурных, политических – мы неизбежно должны будем прийти к проблеме качеств личности или, по терминологии создателя Римского клуба А. Печчеи, "человеческих качеств", поскольку они в конечном итоге определяют как степень глубины и запутанности этих проблем, так и возможность их решения.

"Наиболее важным, от чего зависит судьба человечества, являются человеческие качества – и не только отдельных элитарных групп, а именно "средние" качества миллиардов жителей планеты", - писал А. Печчеи [1, с. 78].

Позволим себе не перечислять все отрицательные и положительные качества человека, поскольку они известны большинству людей, какими бы качествами не обладали они сами. Думается, что достаточно определить некий общий показатель позитивности личности, которым может быть способность переживания человеком радости и ощущения удовольствия от осознания того, что результаты его деятельности приносят пользу другим людям. Безусловно, этого не достаточно даже для приблизительной характеристики человека, да не так уж и часто в конце трудового дня люди предаются размышлениям о пользе содеянного, но, как представляется, именно отношение человека к тому, что он совершил и что он хотел бы совершить влияет на общественное здоровье, на способность той или иной страны к развитию.

Таким образом, мы получаем два змееподобных вопроса: 1) почему многие элитные ниши в нашей стране вот уже в течение длительного времени заполняют личности, не способные к созидательной деятельности в интересах общества? (ответить исчерпывающе на этот вопрос весьма сложно, и мы, скорее, ограничимся лишь его постановкой); 2) какое влияние так называемая элита оказывает на формирование качеств "неэлитной" части общества?

Термин "элита" (от лат. eligo, англ. фр. élite — избранный, лучший) имеет различные смыслы, из которых можно выделить два основных: элита подлинная, то есть представители социума, отличающиеся умом, талантом и активностью, которую они направляют на развитие себя и общества, и элита формальная, которую образуют люди, занимающие высокое положение в вертикалях власти, богатства и славы, но отличающиеся не умом и талантами, а лишь активностью, да и то не всегда, поскольку значительная часть таковой элиты стала ею благодаря своим связям, коррупции и рождению в "элитных" семьях. Второй тип элиты иногда называют квазиэлитой (от латинского quasi - якобы, как будто), или эрзац-элитой (от немецкого эрзац (Ersatz) — неполноценный заменитель, подделка, или элитой суррогатной (от лат. surrogatus - поставленный взамен) [2]. Второй и третий варианты представляются более точными, более соответствующими сути вещей.

Очевидно, что чем большее число представителей подлинной элиты занимает высшие ступени в социальной иерархии, тем лучше для общества. Но может сложиться ситуация, при которой пути подлинной элиты к власти оказываются перекрытыми, и жестко начинает работать механизм негативной селекции, результаты работы которого хорошо знакомы жителям нашей страны. Структуры механизмов в разных странах могут различаться – все зависит от национальных политических систем, традиций, культур, уровней экономического развития и т.д. - но горючим, дающим им энергию, всегда является человеческое несовершенство.

Наибольший интерес представляет работа механизма негативной селекции в политической сфере, поскольку именно эта сфера, по причине концентрации в ней власти, является головой, с которой начинает портиться не только рыба.

Говоря о названном механизме, хотелось бы напомнить, не претендуя на оригинальность, о некоторых устойчивых факторах, оказывающих на вовлечение во властные структуры людей практически во все времена.

К таковым факторам следует, прежде всего, отнести неравенство, существующее между людьми по различным показателям, которое, в конечном итоге, выливается в различия их социального статуса. Попадание в политическую сферу, то есть в сферу власти, (даже на нижние ее ступени) давало и дает человеку известные преимущества, обеспечивая доступ к преходящим, но весьма привлекательным ценностям (что весьма характерно для нашей страны): материальному благополучию и почету, самоуважению (или самопочитанию), возможности, пусть иллюзорной, хотя бы частично создавать обстоятельства, а не только следовать им.

Кроме того, как для мужчин, так и для женщин присутствие во властных структурах создает возможность казаться в глазах друг друга "выше" и значительнее, чем это является на самом деле, а признание со стороны другого пола всегда было для человека одним из важнейших условий высокой самооценки и ощущения нормального течения жизни.

Если рассматривать в целом политическую систему какой-либо страны, то можно увидеть ее (системы) общий настрой, в котором либо преобладает направленность на собственное существование и удовлетворение интересов своего, так сказать, личного состава, либо ориентированность, пусть вынужденная, на позитивный результат собственной деятельности. В ситуации реальной несменяемости системы и ее содержания (перемещения личного состава с должности на должность не в счет) она институализируется, отстаивается и начинает работать на собственное воспроизводство. Человек, попавший в систему, может быть творческим и стремиться к созданию нового, способного изменить что-либо к лучшему, но деятельность этого человека будет оценена положительно и принята системой с одним непременным условием: это новое не должно ее разрушать и – главное – не должно создавать угрозу выталкивания из нее коллег, в особенности, если они стоят на более высоких ее ступенях, чем носитель творческих иней.

Отсюда вывод: застоявшиеся иерархические системы политической сферы оказывают сопротивление проникновению в них носителей творческих идей и позитивных норм морали, поскольку деятельность и поведение этих людей могут их (системы) деформировать или разрушить полностью.

Но тогда возникает серьезное противоречие между системой и надеждами общества, которое – особенно в условиях информационной доступности о жизни наиболее благополучных стран – как раз и ожидает от политических деятелей различных рангов творчества на общее благо. Понимая это, система вынуждена создавать дорогостоящий (для общества) камуфляж, имитирующий творчество.

Поэтому приведенный выше вывод нуждается в дополнении: несменяемые иерархические политические системы стремятся к отторжению носителей творческих идей и позитивных норм морали, но охотно принимают людей, способных к камуфляжному творчеству. Подлинные творческие способности являются для системы избыточными, так как противоречат ее интересам, и она перерождается в систему соррогатно-элитную.

Создаются механизмы негативной селекции, через фильтры которых не проходят широкие души и большие замыслы. Если же фильтр удается прорвать личности, чьи масштабы превосходят ячейки фильтрующей сетки, то включается система ее, личности, измельчания: самостоятельность мышления подавляется необходимостью разделять мнение руководства, чувство жалости, совестливость и способность к состраданию разрушаются необходимостью беспощадной борьбы за сохранение доходного места, честность и порядочность отторгаются быстро вырабатываемой привычкой к камуфляжному творчеству. Все это приводит к разрушению чувства собственного достоинства в частности и чувства человеческого достоинства в целом, которое (разрушение) оправдывается либо интересами дела (Дело – прежде всего!), либо интересами семьи (Все – для детей!), либо личными интересами (Один раз живем!). Деловые ничтожества, живущие один раз и присваивающие увесистые куски общественного пирога ради собственных детей, обладают имиджевыми атрибутами значительности (за которые они, впрочем, и ведут неустанную борьбу): хорошую одежду, дорогие автомобили и квартиры, дачи, дома и регулярный отдых за рубежом и т.п. Причем у них вырабатывается особый стиль общения, некая чиновничья манера говорить и двигаться, шутить, смеяться и даже уставать. Все это имеет различные оттенки в зависимости от присутствия на той или иной высоте иерархической лестницы, но всегда сохраняется важная сигнальная черта, суть которой в соединении постоянно демонстрируемой многозначительности и скрываемой, но всегда заметной, неестественности, которое (соединение) превращает человека в снисходительно улыбающийся "простым" людям или сурово смотрящий на социальные проблемы механизм.

Если же измельчание не случается, то включаются рычаги отторжения: талантливый человек обвиняется в отсутствии нужных для данной деятельности способностей, неумении наладить контакт с людьми, непонимании тонкостей работы и т.п.

Бесспорно, существовали политические иерархи, требовавшие от своих подчиненных активной созидательной работы, но такие личности появлялись на политической арене редко и присутствовали как реформаторы на ней недолго. "Всадники обитых кожей кресел", как называл чиновников Е.А. Евтушенко, сталкивали их в небытие, как П.А. Столыпина, или захваливали до состояния маразма, как Л.И. Брежнева.

Казалось бы, в годы кризисных потрясений, когда обществу угрожает либо обвальный крах, либо медленное, но верное разложение, когда большая часть его членов понимает, что реальные положительные изменения – единственный способ выживания, политическая сфера должна переориентироваться в направлении значительного расширения позитивного отбора своего состава. Но беда в том, что волны политических потрясений поднимают не только альтруистов, готовых служить обществу, но и находчивых дилетантов и профанов, готовых к действию, но преследующих лишь цели личного благополучия. В такие годы надежды и доверие людей усиливаются, а время для осмысления событий сокращается, и люди начинают оценивать политиков не по делам, а по умению гладко и эмоционально изрекать банальности.

В нашей стране в девяностые годы рыночные ценности были объявлены мощнейшим двигателем прогресса не только в экономической, но и в духовной сфере. Пожалуй, это время обнажило чудовищный эгоизм суррогатной элиты всех уровней, когда никому и ничего не было нужно: ни спорт, ни образование, ни детские сады, ни сами дети. Элитный провал оказался настолько глубоким, что в его глубинах утонули не только огромные государственные деньги, но и огромные людские надежды. Материальный достаток, а вернее, избыток предстал универсальным показателем успешности, задавив своей тяжестью прочие ценности, включая и человеческую жизнь. Старая коммунистическая суррогатная элита, которая не отличалась высоким уровнем интеллектуальности, но зато отличалась высочайшим уровнем приспособляемости, продемонстрировала виртуозное камуфляжное творчество и сохранила свои места в нишах власти. Молодая либерально-демократическая элита, которая была крайне неопытна и крайне бедна, подверглась колоссальному искушению рублем и долларом со стороны криминалитета, всплывшего к вершинам власти в условиях паралича правоохранительной системы, и в итоге быстро превратилась в суррогатную элиту. Результат этих процессов хорошо известен.

Негативная элитная селекция в экономике действует почти так же, как и а политике. Хотя на нижних ступенях экономической системы ложь и наглость проявляются более прямолинейно и примитивно, чем в системе политической. На рынках идет борьба не только за покупателя, ведя которую, продавцы различных масштабов обманывают и изживают друг друга, но ведется борьба и с самим покупателем, которого также беспощадно обманывают. Чем крупнее собственность и чем выше ступени экономической лестницы, тем суровее и беспощаднее битва за место на ее ступенях. Побеждает в этой борьбе тот, кто не отягощен ни совестью, ни способностью жалеть, ни склонностью к рефлексии. Об этом сказано так много, что мы ограничимся лишь напоминанием.

Что касается сферы культуры, то здесь все значительно сложнее. Именно в культуре могут располагаться рядом и классика и самый низкопробный китч, причем последний способен успешно эксплуатировать первую. Негативная селекция в сфере массовой культуры осуществляется при помощи, во-первых, больших денег, во-вторых, техники, в-третьих, родственных и коррупционных связей. Связи и деньги – вместе или порознь - включают технику, позволяющую усилить голос певца или даже заменить его на лучший, издать массовым тиражом слабый роман, разрекламировав его в СМИ, переснять западный фильм, объявив переснятое оригиналом. В этих процессах мы можем наблюдать, так сказать, явление двойного камуфляжного творчества, когда бездарность рядится в талант, а ее раскрутчики рядятся в знатоков искусства. Потребителю же остается одно: "слушать, как другой гениально играет на флейте", причем делать это "еще гениальнее".

Суррогатная элита, накапливающаяся в результате негативной селекции в трех названных сферах, отличается иногда явной, иногда скрытой, но всегда устойчивой межсферной солидарностью, в основе которой лежит, если можно так выразиться, суррогатность. Политик, имеющий большие амбиции, но малую душу, магнат, всплывший вверх с криминального дна, деятель искусства, слабо разбирающийся в искусстве, не слишком притязательны в своих моральных и интеллектуальных запросах. Кроме того, они прекрасно понимают, что преобладание подлинной элиты хотя бы в одной из сфер опасно для всех суррогатных элит.

В суррогатной элитной иерархии непосредственным и весьма "эффективным" разрушителем и тормозом развития общества является управленческая суррогатная элита местного уровня и суррогатная элита предприятий и организаций. Эти "элиты" способны нейтрализовать позитивные решения высшего руководства страны, если таковые будут иметь место. Думается, что проблема суррогатных элит средних уровней не менее, а возможно, и более сложна, чем проблема высшей суррогатной элиты, поскольку средние суррогатные элиты многочисленны, мобильны (в плане их способности перетекать из одних сфер в другие и перескакивать с одних должностей на другие) и обладают при этом более широкими камуфляжными возможностями. Именно средние суррогатные элиты фактически организуют суррогатные выборы, суррогатные референдумы и - в конечном итоге - суррогатные восторги населения по различным поводам.

Сформировался паразитирующий класс, в принципе не способный к созидательной работе. Этот класс может эксплуатировать общество, но не может создать условий для раскрытия его творческого потенциала. Российский социум стал в известном смысле дихотомичным: с одной стороны – замкнутое и организованное сообщество суррогатной элиты, а с другой – остальной массив общества.

Какое влияние оказывает преобладание суррогатной элиты в политической, экономической и культурной сферах на общество, в том числе и на качества личности?

Во-первых, значительная часть общества, глядя на "верхи", принимает правила игры ими предложенные: цинизм, неискренность и эгоизм становятся для этой части естественным образом жизни. Наносится изощренный удар по праву.

"Противозаконие часто совершается в связи, так сказать, с извращением права, и в связи с его не в меру тонким, но злостным толкованием. Вот почему выражение: "Высший закон – высшее противозаконие" - уже стало избитой поговоркой", - писал Цицерон в I веке до н.э. Этот укор из прошлого следует адресовать многим нашим правотворцам и "защитникам" прав человека (защищающим его при условии, что он богат и наделен властью).

Во-вторых, господство суррогатной элиты приводит к замедлению экономического развития страны, в первую очередь современных отраслей, основанных на высоких технологиях, поскольку она достигает своей главной цели – больших денег, эксплуатируя отрасли добывающие.

В-третьих, негативная элитная селекция не допускает подъема творческой активности народа. Суррогатная элита навязывает ему образ жизни, ценности и цели, выгодные ей, а не обществу, блокируя адресную критику, возможность свободного обсуждения проблем и возможность выбора способа их решения. Более того, засоренность суррогатной элитой всех уровней политической, экономической и культурной общественных сфер не позволяет значительной части общества даже осознать отсутствие возможности такого выбора.

Показательным примером деятельности суррогатной элиты являются поиски ею так называемой русской идентичности. В условиях падения цены на нефть и санкций против России со стороны западных стран, в условиях роста цен на продукты питания с точки зрения суррогатной элиты просто необходимо искать ответ на вопрос: что значит быть русским?

Думается, что этот вопрос следует несколько уточнить: что значит быть русским, скажем, для члена Государственной Думы, министра, владельца сети предприятий, и что значит быть русским для пенсионера, получающего пенсию размером десять-двенадцать тысяч рублей, или одинокой матери, имеющей ребенка-школьника и зарабатывающей аналогичную сумму?

Поиск русской идентичности, таким образом, не более чем поиск очередной соски-пустышки, которую можно преподнести народу, чтобы он поменьше кричал. Но соска-пустышка – опасная вещь, она не кормит, но лишь временно отвлекает.

О силе и влиянии на развитие той или иной страны суррогатной элиты можно, как представляется, судить по следующим признакам:

1. Реформы декларируются и законодательно оформляются, но результативность их крайне низка с точки зрения уровня и качества жизни значительной части населения. Основой суррогатного реформирования являются не логика и здравый смысл, а угроза проверки нижестоящих бюрократов вышестоящими: например, в сфере высшего образования бесконечные увеличение бессмысленных нагрузок на преподавателей обосновывается не необходимостью повышения качества обучения студентов, а угрозой очередной аттестации, к которой надо подготовить горы никому не нужных бумаг.

2. Уровень доходов чиновничества, значительно превышает уровень доходов населения; отсутствует критика имен, облеченных властью.

3. Процветает камуфляжное творчество: проблемы активно обсуждаются в средствах массовой информации, но не решаются, провалы преподносятся как вершины (как хорошо, что нам наконец-то плохо!), бездумно копируются западные стандарты (введение в вузах нелепого бакалавриата и не менее нелепой магистратуры).

4. Природный, культурный и людской потенциал страны велик, но страна отстает в развитии от десятков других стран, и это оправдывается "объективными причинами".

5. Отсутствует институционально оформленная реальная оппозиция, способная предложить и осуществить альтернативный политический курс.

6. Затягивается решение не достаточно масштабных, с точки зрения суррогатной элиты, но важных для населения вопросов (например, противоестественной презумпции виновности лиц, действовавших в рамках необходимой обороны и попустительского отношения закона и его представителей к преступникам, совершившим тяжкие преступления; наполненности полок магазинов вредными для организма продуктами питания и т.д.).

7. Присутствует абсурдизация действительности: на фоне кризиса поднимается "актуальный" вопрос о введении дресс-кода на свадьбах, подозреваемые в хищении миллиардов государственных рублей поют в клипах, демонстрируя полное презрение к праву, стране и людям.

Нетрудно заметить, что негативная элитная селекция присуща как периодам социальных потрясений, так и периодам мирного течения жизни. Именно в переходные от периода к периоду этапы люди вдруг ясно начинают понимать, что что-то было не так, как надо, что изменения необходимы. Это подталкивает к мысли о том, что в процессах социального развития должен быть некий баланс между неистовыми творческими порывами и стремлением к сытому и спокойному существованию. Вероятно, правда далеко не всегда находится на стороне бесстрашного героя, она может задержаться и на стороне пугливого сибарита.

Видимо, негативная элитная селекция в той или иной степени присуща всем политическим системам и, пожалуй, она характерна для всех времен. В этом заключается один из трагических парадоксов жизни человечества. Есть ли возможность противостоять сложившейся ситуации и изменить ее к лучшему? До настоящего времени ничего лучше не придумано, кроме регулярной ротации власти, присутствия в политической сфере сдержек и противовесов, свободы слова, включая свободу критики и т.д. Но все это вызревало в различных странах долго и при наличии определенных условий, о которых говорить в небольшой статье нет возможности.

1. Печчеи А. Человеческие качества. – М.: Прогресс, 1985.

2. См.: Васильева Л.Н. Теория элит (синергетический подход)//Общественные науки и современность. – 2005, № 4, с. 75-85.

3. Цицерон Марк Тулий. Об обязанностях // Древнеримская философия. От Эпиктета до Марка Аврелия. – Харьков: Фолио; М.: АСТ, 1999. С. 265.

Просмотров: 2199
Добавить комментарий [Условия размещения]

Спецпроект Омскпресс

В репортажах и интервью с представителями служб УМВД России по Омской области мы разрушаем мифы и рассказываем о том, о чем вы даже не догадывались.

Блоги

Александр Тихонов Александр Тихонов

Поэт, прозаик

Жизнь и творчество поэта Михаила Белозёрова

Михаил Белозёров – человек разносторонний. Он – поэт, на счету которого помимо двух авторских книг множество газетных публикаций, талантливый журналист, радиоведущий.

668 просмотров
Александр Бортник Александр Бортник

Администратор тату-студии Black Lion

Как выбрать татуировку

И самое главное - татуировка это не кеды, покупается не на один сезон. Татуировка – это продолжение вас самих, тандем мастера и вашего “Я”.

1451 просмотров
Справочник организаций
Организация, телефон, место
Справочник
Обсуждения
Владимир:

Что?! Вы прочитайте что вы пишите грамотеи

// В Омской области объявлено штормовое предупреждение

Марк:

Может уехал в другой город на попутках. Документы взял с собой на работу устраив...

// «ДоброСпас-Омск» присоединился к поискам пропавшего Чайкова Виталия

Рекомендуем посетить

Далее Назад
© СИ Омскпресс 2009-2016г.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67755 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
При воспроизведении, распространении, переработке материалов сайта СИ Омскпресс обязательна прямая гиперссылка вида http://omskpress.ru/
Редакция не несет ответственности за содержание материалов раздела «Блоги» и комментариев пользователей. Авторские блоги и комментарии пользователей выражают личное мнение авторов блогов и посетителей сайта.

Сетевое издание Омскпресс
Почтовый адрес: 644042, г. Омск, пр. К.Маркса, д. 20, офис 501
Тел. редакции +7 (3812) 63-78-41 omskpress, размещение рекламы - +7 (3812) 63-78-43 omskpress
Счетчик